03.02.2012 00:00

Рубим хвост

Стиль «без галстука» подрывал устои классического костюма уже несколько лет, но только с приходом в Белый дом Барака Обамы он получил легитимность.

Автор: Филатова Наталья

Похоже, что галстук доживает свое. Долгое время он был главным признаком формального костюма и официального внешнего вида. Признаком статуса, власти, силы — в общем, сугубо доминантной позиции. Совершенно не функциональный, он служил лишь социальным маяком, сигнализируя: «это очень важная шишка». И тут вдруг почти в одночасье случился семантический сдвиг, и наличие галстука стало означать лишь уровень формальности мероприятия. Режима «в галстуке» стал требовать только крайне формальный или консервативный стиль отношений. Деловые партнеры после заключения первой сделки переходят в «ближний круг», который допускает гораздо более свободное общение.

Первый тектонический сдвиг в незыблемой платформе формального мужского костюма случился в эпоху расцвета бизнеса в Кремниевой долине. Гаражные бизнес-вундеркинды, конечно, поначалу согласились играть в костюмные игры большого бизнеса, но, как только их финансовые показатели позволили им быть независимыми, костюмы и галстуки оказались в мусорной корзине. Билл Гейтс и Стив Джобс первыми вернулись к совершенно неофисным костюмам, оставив деловой дресс-код наемным топ-менеджерам. Именно тогда начался стилевой раскол в бизнес-сообществе. Первой ласточкой стали объявленные в IT-компаниях casual friday.

Отказ от костюма в один из дней недели постепенно подвел топ-менеджмент Microsoft к крамольной мысли об отсутствии необходимости галстука — этой «удавки формализма», как сказал один из руководителей компании Стив Балмер. Все чаще костюм без галстука с классической сорочкой стали позволять себе бизнесмены не только компьютерных компаний. О серьезных изменениях в деловом дресс-коде заговорили тогда, когда босс Boeing Джим Макнерни появился на переговорах без галстука. Именно он узаконил этот слегка расхристанный недоодетый вид, придумав ему благородное название upscale bussiness casual.

Тенденцию отказа от галстука начали те, кто мог себе это позволить, чья позиция была достаточна сильна и без внешнего шаманства. Это были смелые демарши сильных духом вроде основателя Virgin Ричарда Брэнсона, которому вообще никто не указ. Иногда американский волюнтаризм получал поддержку в Европе — в 2008 году итальянский энергетический гигант ENI в рамках программы сохранения окружающей среды категорически рекомендовал своим служащим посещать летом рабочие места в стиле bussiness casual, чтобы компания могла позволить себе не включать в офисе кондиционеры и таким образом экономить электроэнергию. Правда, как показали опросы, осенью сотрудники компании добровольно вернулись к формальному стилю одежды: они оказались не готовы работать в расхристанном виде. И это итальянцы, для которых рубашка, расстегнутая на три верхние пуговицы, почти национальный стиль.

Робкие попытки бизнес-сообщества с радостью поддержали актеры. Джордж Клуни, Брэд Питт и прочие красавцы Голливуда все чаще стали появляться на красной дорожке в классическом костюме, белой сорочке с расстегнутой верхней пуговицей и без «удавки на шее».

Но окончательную легитимность этот образ получил с появлением на политической арене Барака Обамы. Человек, который построил свою политическую кампанию на том, что он «такой же, как все», «простой парень из народа», не мог допустить, чтобы у него с избирателями были стилистические разногласия. Еще на этапе праймериз он решительно отказался от галстуков, временами публичной опале подвергались и пиджаки — самый демократичный из американских президентов ходил в народ в одной рубашке с закатанными до локтя рукавами. В 2009 году Esquire называет костюм без галстука «стилем Обамы». Тогда президент, казалось, бросил вызов бюрократической системе — молодой, свободный, не англосакс и явно радикал. Однако он не возражал против галстука в сугубо формальных случаях вроде визита к британской королеве. Оказалось, что президент для внутреннего потребления и для внешнего — это два разных образа. Внешняя презентация символа крупной ядерной державы по-прежнему требовала десятилетиями отточенного вида — синий костюм, неброский галстук, благообразное выражение лица.

Вслед за главным американским политиком быть ближе к народу решились и ведущие вечерних выпусков крупных новостных каналов. Аналитики объясняют это попыткой быть ближе к молодой аудитории, для которой образ «в галстуке», как и формальный язык, прочно ассоциируется с тем, что их обманывают. Вечерние ток-шоу на полном серьезе посвящались проблемам вроде той, не выглядит ли мужчина без галстука глупым, недоодетым, излишне расслабленным — в общем, «недомужчиной». Правда, большинство спикеров сошлись на том, что «слава Богу, нашелся, наконец, человек, который дал нам возможность выбора — носить или не носить этот предмет гардероба».

«Галстук на сегодняшний день — это атавизм, и, скорее всего, в скором времени общество придет к полному отказу от него, как когда-то отказалось от париков, — считает Роман Филимонов, управляющий директор Premium Fashion Group. — Сегодня произошло очень явное разделение сфер на частную и формальную. И галстук остался главным признаком этой формальной жизни, которая по своей сути очень консервативна. Галстуки сегодня — это явный инструмент правящего класса. И именно в этой роли он позиционируется».

Интеллектуалы

«Стиль Обамы» сформировал новый имидж интеллектуала. Понятно, что в отрицании формального дресс-кода можно дойти и до облика доктора Хауса, но все же новые игроки выбрали стиль «преппи», где галстук изначально предполагается, но в силу особого свободомыслия носителя, а также его внутренней свободы от ограничивающих рамок общества отсутствует. Ролевой моделью новых интеллектуалов можно назвать не столько Грегори Хауса, сколько доктора Лайтмана из «Теории лжи» — брюки, пиджак, неброская сорочка.

И здесь мы сталкиваемся с другой ролью галстука, которая вряд ли может отмереть, как парик, за отсутствием необходимости. Лишенный голой утилитарности, галстук в его сегодняшней стилевой трактовке достался современному джентльмену как пережиток дендизма. Главный показатель вкуса, финансовых возможностей и художественных способностей, он не может отмереть ровно по той причине, что исчезни сегодня галстук — и у мужчины почти не останется никаких легальных способов украсить себя. Часы и запонки при не заполненном никаким шейным платком пространстве кажутся не более чем украшениями аборигена, а не аксессуарами, дополняющими облик стилистически безупречного джентльмена. Так что на сегодняшний день ситуация выглядит дуалистично: позвольте нам не носить галстук в обязательном порядке, чтобы мы могли носить его в свое удовольствие.

Новости партнеров