03.05.2012 00:00

Коды доступа

Иван Просветов Forbes Contributor
Аркадий Черняков (слева) и Лев Бондаренко фото Дмитрия Тернового для Forbes
Как молодая софтверная компания из Петербурга стала машиностроительной фирмой.

Раскаленные металлические бруски плывут по прокатному стану. Их сопровождает однорукий робот, едущий рядом по монорельсу. Несколько выверенных движений — и механическая рука ставит свежеотпечатанную бирку прямо на горячий металл. Так работает маркировочная машина компании «ИнтелМет» из Санкт-Петербурга. Кроме нее, подобное оборудование никто в России не выпускает. При этом «ИнтелМет» не связана с каким-либо машиностроительным холдингом. Компания с нуля создана молодыми предпринимателями пять лет тому назад.

«Изначально мы хотели делать софт и даже не думали о машинах», — рассказывает Аркадий Черняков, совладелец «ИнтелМет Технолоджис». Он и его партнер Лев Бондаренко — бывшие консультанты, специалисты по системам управления производством. Работали в конкурирующих компаниях, пока наконец не стали коллегами в «БДО Юникон»: Аркадий — заместителем гендиректора, Лев — директором проектов для металлургических предприятий. Бондаренко вспоминает, как однажды им пришла в голову идея разработать систему учета движения металла в цехах: «Не раз мы видели, как мастер делает пометки на бумаге и в конце смены переносит все в компьютер. Почему бы не вводить данные с помощью мобильных устройств и отслеживать в реальном времени?»

В 2007 году друзья ушли из BDO Russia и учредили свою компанию, скинувшись по 10 000 рублей на уставнЫй капитал. На создание программы ушло полгода. Как только нашли первых клиентов — подмосковный завод «Агрисовгаз» (алюминиевый профиль) и румынский сталепрокатный Laminorul, грянул кризис. Заказчики оплатили то, что было сделано, но от продолжения работ отказались. К счастью, у «ИнтелМета» появился новый клиент — из числа тех, с кем Черняков и Бондаренко общались еще как консультанты.

Холдинг «Комтех», крупный металлотрейдер, в августе 2008 года открыл завод по производству оцинкованной стали в Кашире. Предложение оптимизировать учет металла там расценили как возможность снизить затраты в кризисное время. Контракт на 4 млн рублей позволил «ИнтелМету» дожить до лета 2009 года и получить первую чистую прибыль. Хотя заказчиков больше не намечалось, владельцы компании сдаваться не собирались. Пока Бондаренко завершал проект с «Комтех», Черняков ездил по выставкам и писал статьи в отраслевые журналы, нахваливая систему, названную SteelTrace.

Самопиар принес плоды. С «ИнтелМетом» связались менеджеры Нижнеднепровского трубопрокатного завода (НТЗ). Черняков съездил на предприятие и выяснил, что здесь не получится внедрить SteelTrace без установки оборудования, позволяющего маркировать трубы особыми промышленными штрихкодами. Черняков вышел на американскую компанию InfoSight, специализирующуюся на таких машинах, и договорился об участии в проекте. Когда настал момент проводить испытания, Аркадий попросил предоставить «ИнтелМету» маркировочную машину. И неожиданно получил отказ. А вскоре предприниматель узнал, что представитель InfoSight ведет с НТПЗ сепаратные переговоры.

«Я позвонил вице-президенту InfoSight, спросил: как же так? — вспоминает Черняков. — В ответ мне предложили как-нибудь договориться: все равно вы без нас ничего не сможете. Я так разозлился, что сказал «сможем!» и положил трубку». Поостыв, владельцы «ИнтелМета» всерьез решили попытаться сделать маркировочную машину. Они разыскали опытного инженера — бывшего начальника конструкторского отдела оборонного предприятия. Нашли поставщиков комплектующих. Российской компании «Люмента» заказали программное обеспечение для распознавания штрихкодовой маркировки.

Опытный образец был собран в арендованном цехе на петербургском заводе «Эскалатор». По словам Бондаренко, когда партнеры сопоставили стоимость и параметры своей машины с иностранными вариантами, то обнаружили, что открыли рыночную нишу. Если по системам учета у них имелись российские конкуренты, то по маркировочному оборудованию — только зарубежные. А перед иностранцами у «ИнтелМета» было как минимум 30-процентное ценовое преимущество. Компании оставалось вклиниться со своей разработкой в какой-либо крупный проект, чтобы заявить о себе на рынке. И такой нашелся.

На Выксунском металлургическом заводе (ВМЗ) готовился к запуску прокатный «Стан-5000» для производства листа, идущего на трубы большого диаметра. Таких станов в России всего три. Инжиниринговые работы вела германская компания SMS Siemag, она же отбирала поставщиков оборудования. Аркадий Черняков подал заявку, встречался с менеджерами завода и SMS, презентовал, убеждал … и выиграл тендер. «Другие компании предложили маркировку краской, а «ИнтелМет» — термостойкими бирками с креплением на горячие слябы и прокат, — объясняет Ниязбек Казакбаев, начальник управления автоматизированных систем комплекса «Стан-5000». — Для нас такое решение было самым эффективным».

SMS Siemag заплатила «ИнтелМету» около €200 000. И главное, включил петербургскую компанию в число своих официальных поставщиков. Как говорит Черняков, после этого на «ИнтелМет» стали обращать внимание. Партнеры арендовали более подходящий цех на одном из питерских машиностроительных заводов. Наняли специалистов — помимо ведущего конструктора, еще конструктора-механика, электрика, пневматика и специалиста по робототехнике. Компания получила заказы на маркировочные машины от ThyssenKrupp и Europipe, а в России — от Новолипецкого и Западно-Сибирского металлургических комбинатов, Таганрогского металлургического завода.

У «ИнтелМета» покупали и SteelTrace. Программу приспособили для складского контроля. Черняков и Бондаренко придумали, как компьютеризировать краны, которыми перемещают металлургическую продукцию, — так, чтобы превратить их в инструмент учета. Но главным источником дохода для компании стала маркировка. В 2011 году «ИнтелМет» продала восемь машин общей стоимостью около 18 млн рублей. Компания нашла партнера в Италии, взявшегося собирать машины по чертежам «ИнтелМета». Теперь каждую вторую машину Черняков и Бондаренко получают из-за границы. Оказалось, что ввозить готовое оборудование дешевле, чем импортировать компоненты и собирать все в России.

Самую удачную сделку компания заключила с ВМЗ. Предприятию понадобилось оборудование для маркировки труб очень малого диаметра. В тендере участвовали компании, предлагавшие машины итальянской Green Project, датской Magnemag и других европейских производителей. «ИнтелМет» единственная предложила технологию нанесения штрихкодов как снаружи, так и внутри труб — как хотел заказчик. И получила контракт на $1,6 млн. На ВМЗ работают уже шесть машин IntelMark. Еще три — в процессе создания.

За январь — март 2012 года выручка «ИнтелМета» превысила 30 млн рублей. Всего же компания заключила на год контрактов на $4 млн. «Хорошо, что, начав бизнес, мы не успели испугаться самостоятельности, — шутит Аркадий Черняков. — А то вернулись бы в стабильный консалтинг и работали бы с чужими технологиями».

Мир маркировки

40–45 млн евро — годовой объем мирового рынка маркировочных машин для металлургии (не считая продаж запчастей и обслуживания установок).

8 компаний из Австрии, Германии, Италии, Нидерландов и США контролируют примерно 80% рынка маркировочного оборудования.

10 млн евро — годовая выручка итальянской Green Project, крупнейшего производителя маркировочных машин в Европе. Компания в среднем выпускает 30 машин в год.

10–15 маркировочных машин в год продается металлургическим предприятиям России.

Источник: ИнтелМет Технолоджис, Green Project

Новости партнеров