03.07.2012 00:00

Изнанка российского бизнеса

фото Дмитрия Тернового для Forbes

Вы держите в руках 100-й, юбилейный, номер российской версии журнала Forbes. 100 номеров — не так много, учитывая, что американское издание выходит с 1917 года, но уже достаточно, чтобы заметить, как сильно изменился российский бизнес за это время.

Когда первые номера Forbes вышли в печать, список богатейших возглавлял Михаил Ходорковский (колонку политзаключенного № 1 читайте на стр. 112). Он занимал эту строчку в последний раз: в 2004 году ЮКОС был фактически разгромлен, а его крупнейший актив «Юганскнефтегаз» выставлен на торги. Этот момент стал переломным в отношениях бизнеса и власти. Конфликт с Кремлем и раньше мог оказаться для предпринимателя фатальным. Но, как справедливо заметил Владимир Потанин (интервью с ним на стр. 104), именно после 2004 года ручеек «обратной связи начал иссякать». И что-то подсказывает мне, что не в яхтах было дело.

Дальше больше. Бизнес в России на всех уровнях и раньше зависел от власти, но никогда — так сильно. Кульминация пришлась на 2008–2009 годы, когда кризис заставил частные корпорации массово падать в объятия государства. Одновременно вырос соблазн использовать власть для решения бизнес-вопросов. Лоббизм, административный ресурс и передел собственности с помощью силовых структур всегда были частью российского бизнеса, но никогда не принимали таких гипертрофированных форм, как сейчас. Коррупция стала проблемой номер один. Сегодня об этом говорят не только оппозиционные политики, но и те, кто поддерживает Владимира Путина. Например, тот же Потанин, который перечислил деньги в фонд поддержки будущего президента.

Аркадий Ротенберг — один из тех, чей бизнес расцвел в новом предпринимательском климате. В 2010 году он впервые ворвался в список Forbes, в 2011-м его состояние достигло миллиарда. Не так много, если учесть, что миллиардеров в нашем списке 96. Но в этом году мы впервые посчитали объем освоенных предпринимателями госконтрактов, и именно Ротенберг оказался лидером с объемом 889 млрд рублей. Успех налицо. В интервью Forbes (стр. 116) он рассказывает о своих отношениях с Владимиром Путиным и о том, как он преуспел. Можете, конечно, ему не верить, но прочитать полезно.

На фоне всего этого я хочу обратить ваше внимание на историю маленького завода на окраине Москвы — «Искожа». Так получилось, что дело Алексея Козлова, осужденного за хищение акций этого самого «Искожа», стало резонансным. Сам Козлов и его жена, журналистка Ольга Романова настаивают, что дело сфабриковал бывший партнер Козлова и в прошлом влиятельный сенатор Владимир Слуцкер. Слуцкер считает, что Козлов у него акции украл. Козлов сейчас отбывает срок в колонии.

Изначально мы ставили задачу разобраться в этом деле в каком-то смысле по понятиям, то есть выяснить, на чьей стороне правда в этом бизнес-конфликте — Козлова или Слуцкера. Но оказалось, что эта история (см. стр. 132) много глубже, чем кажется на первый взгляд. Она демонстрирует, какова изнанка российского бизнеса — без пиара и глянца. Если не страшно, загляните туда.

Новости партнеров