03.07.2012 00:00

Лавка древностей

Игорь Сердюк Forbes Contributor
Кто в Австралии делает хорошее вино.

Попав в АВСтралию, обнаруживаешь, что все, что ты знал об этой стране, — миф. Эвкалиптовый медведь коала имеет скверный характер, а лучшие вина долины Баросса продаются примерно по той же цене, что Гран Крю из Бордо.

В случае с австралийскими винами сравнение с Францией неизбежно, и оно далеко не всегда в пользу Старого Света. Плодовые ароматы здесь ярче, тело — плотнее, танин — шелковистее. У «зеленого континента» есть то, чего нет ни у Бургундии, ни у Долины Роны, ни у Бордо. Это настоящие, не привитые, старые лозы — главный актив сегодняшней винной Австралии. В Долине Эдем, рядом с Бароссой, находится самый старый из плодоносящих виноградников мира — Hill of Grace. Фантастическое вино из сорта «шираз», сегодня самое дорогое в Австралии. И главная драгоценность в семейной коллекции Xенчке.

Восемь гектаров пологого склона напротив неприметной лютеранской церкви в 1860 году были куплены семьей Xенчке, выxодцами из Силезии. Эти гектары были засажены лозами, и их по счастливому стечению обстоятельств не тронули ни болезни, ни филлоксера, ни борцы за трезвость. Возраст растений превышает сто лет, а некоторые приближаются к 150-летию. В понимании европейского винодела это чудо природы. В Европе лозы, дожившие до 40 лет, уже считаются старыми.

Виноградник Hill of Grace дает всего около 30 т урожая в год, и лучшие импортеры мира выстраиваются в очередь за право получить хоть какую-то квоту. На хозяина участка ложится вроде бы не самая сложная миссия — сохранить виноградник и не испортить рождающееся здесь вино.

Может быть, поэтому владелец Hill of Grace и в пятом поколении винодел Стивен Xенчке выглядит как смотритель провинциального музея искусств. И это притом что он считается одним из самых уважаемых энологов Австралии, занесен в пантеон славы и семейную ассоциацию «Баронов Бароссы», а его вина не раз получали высшую «исключительную» оценку. Подобно музейному работнику, Стивен внимательно разобрал наследие, доставшееся ему от отца, деда и прадеда, все аккуратнейшим образом освоил и разложил по местам, а на освободившемся от беспорядка пространстве незаметно для праздного глаза разместил самое современное оборудование. Теперь посетители винодельни сначала видят старые открытые ферменторы, напоминающие древнеримские термы, и только потом замечают стальные емкости с самой сложной системой контроля температуры.

Предшественником Стивена Xенчке и его отца Сирилла, провозвестником качественного виноделия в Австралии был Макс Шуберт — энолог, который в середине XX века в крупнейшей винной компании Penfold’s смог создать первое культовое вино Penfold’s Grange. Но Grange, как и все вина Penfold’s, создавался в традиции ассамблирования. Негоциантская фирма скупала виноматериалы у фермеров и соединяла их в зависимости от производственных нужд. Главная заслуга Шуберта была в том, что он соединил несколько лучших лотов для создания суперкачества. До него обычной практикой была «эгализация»: лучшие образцы добавлялись к посредственным. Доделанный Шубертом втайне от начальства и дошедший до нужной степени зрелости урожай 1955 года получил первые медали лишь на конкурсе 1962 года.

Тем временем небольшой, но за сто лет научившийся уважать свое ремесло семейный дом Xенчке присматривался к жизни стареющих лоз. И Сирилл Xенчке смог сделать то, чего не удалось первопроходцу Шуберту. Вопреки вековой традиции Сирилл Xенчке принял решение не смешивать вино, которое он получал с крошечного виноградника Hill of Grace, и в 1958 году появилось на свет новое вино.

Сейчас даже успешные винные дистрибьюторы Австралии, имеющие и квоты, и скидки, продают бутылку Hill of Grace по цене от 150 австралийских долларов. На винодельне цены почти такие же, но посетителям больше двух бутылок в руки не отпускают. Впрочем, у Henschke достаточно вкусных вин. Когда о ниx рассказывает сам Стивен Xенчке или его жена Пру, почему-то хочется купить иx все сразу. Так могут убеждать в чем-то только пламенные искусствоведы.

Новости партнеров