03.10.2012 00:00

Место частного бизнеса

В каком состоянии на самом деле находится частный бизнес в России, условия ведения которого, согласно большинству исследований, сложны, непредсказуемы и опасны? Как это ни парадоксально, дела идут блестяще. Совокупная выручка 200 крупнейших частных компаний по версии Forbes выросла за год на 27%. Побит очередной рекорд: в 2011 году частные компании заработали больше 10 трлн рублей, то есть сделали почти пятую часть всего российского ВВП!

Если разбираться, что происходит внутри, картинка, конечно, уже не столь радужная. Если экономика в целом на протяжении многих десятилетий сидит на нефтегазовой игле, то частный бизнес успешно «подсел» на другой наркотик — подряды, которые щедро раздают государство и госкомпании. Пятая часть компаний, вошедших в рейтинг, что-нибудь строят; три самые быстрорастущие фирмы — подрядчики одного из госпроектов. В общем, «русский Эппл» реконструирует НПЗ в Краснодаре, а «русский Самсунг» укладывает трубы где-то в Восточной Сибири. Работает механизм перераспределения сырьевой ренты: от нефтяных компаний — в бюджет, а оттуда — в частные руки. И работает как часы. Затем деньги спускаются на следующий уровень: вслед за доходами растет потребление, растут и бизнесы, на него ориентированные. Фавориты — производство и продажа автомобилей, сельское хозяйство, розничные сети. Пока цены на нефть высоки, модель сбоя не дает.

Оказывается, бизнес, в особенности крупный, успешно вжился в модель госкапитализма и даже нашел в ней ряд преимуществ. Вот одно из них: здесь действует правило too big to fail, которое на русский я бы перевела творчески: «слишком хорош, чтобы обанкротиться». Таков, например, ЧТПЗ. Статья о совладельце группы Андрее Комарове — на стр. 200: он воплотил на своем предприятии идеи «белой металлургии», чем заслужил спасение от банкротства.

С другой стороны, разве отношения с властью когда-либо строились иначе? Вспомните время расцвета Бориса Березовского. Когда он был настоящим олигархом, ему не нужно было заботиться о собственных финансах. Деньги, как мы знаем из показаний в ходе процесса в Лондоне, липли к нему сами. Теперь он далек от власти — и как никогда близок к банкротству (см. стр. 65). А его место в списке Forbes занимают новые герои, которые больше заботятся об оформлении собственности. Историю одного из потенциальных кандидатов в «Золотую сотню», однокурсника Путина Ильгама Рагимова читайте на стр. 216.

Новости партнеров