12.11.2009 13:12

Как составлялся рейтинг

Forbes
Майкл Ноер Forbes Contributor, Николь Перлрот Forbes Contributor
Принципы отбора самых влиятельных глав государств, преступников, бизнесменов и филантропов

Как определить могущественность человека? В конце концов, глава государства пользуется иной властью, чем религиозный деятель. Можно ли сравнить влиятельность журналиста и террориста? И остается ли власть властью, если ее не использовать?

Составляя свой первый рейтинг самых могущественных людей в мире, мы отвечали на все эти — и многие другие — вопросы и в результате договорились определять власть в четырех измерениях. В первую очередь мы задавались вопросом, имеет ли человек влияние на жизни многих людей. Папа Бенедикт XVI (№11 в списке) — духовный лидер более миллиарда католиков, 1/6 населения земли, а Майкл Дьюк из Wal-Mart (№8) — крупнейший частный работодатель в США.

Затем мы оценивали финансовые ресурсы, контролируемые тем или иным деятелем. Глав государств мы оценивали по ВВП их стран, а предпринимателей — по рыночной капитализации, прибыли, активам и доходам их компаний, отраженным в нашем рейтинге 2000 крупнейших мировых компаний. Ресурсы некоторых участников (например, №51, управляющего редактора New York Times Билла Келлера) мы оценивали исходя из сравнения с другими представителями отрасли. Для миллиардеров вроде Билла Гейтса (№10) учитывалось и личное состояние.

Третьим фактором было количество сфер возможного применения власти. В нашем списке только 67 позиций — по одной на каждые 100 млн населения земли, поэтому могущества в одной узкой области было недостаточно для попадания в рейтинг. Наши герои распространяют свою власть самыми разными средствами. Так, премьер-министр Италии Сильвио Берлускони (№12) не только политик, но и медиамонополист, и владелец знаменитого футбольного клуба A. C. Milan. А Опра Уинфри (№45) может сделать книгу бестселлером, а политика — президентом Америки.

Наконец, мы исходили из того, что участники рейтинга должны использовать свою власть. Ингвар Кампрад, 83-летний создатель IKEA и богатейший человек в Европе, был кандидатом на включение в список, но не прошел, потому что не пользовался властью. А Владимир Путин (№3), напротив, заработал очки, потому что он любит поиграть мускулами, сажая олигархов, вторгаясь в соседние страны и время от времени отключая поставки газа в Западную Европу.

Чтобы расставить всех по порядку, Forbes проранжировал всех кандидатов во всех четырех измерениях власти. Президент США Барак Обама стал самым могущественным человеком на земле с большим отрывом. Но были и сюрпризы. Президент Джордж Буш-младший и близко не подошел к финальному списку, но его предшественник Билл Клинтон занял 31-е место, обойдя многих действующих глав государств. Стив Джобс (Apple) оказался 57-м, а кинозвезда и губернатор Калифорнии (5-й крупнейшей экономики в мире) Арнольд Шварценеггер — нет.

Рейтинг самых влиятельных людей — только начало обсуждения, а не последнее слово. Правда ли далай-лама (№39) имеет больше власти, чем президент Франции (№56)? Должны ли отвратительные преступники вроде мексиканского наркобарона Хоакина Гусмана (№41) вообще попадать в список? Кого Forbes просмотрел? Где был неправ? Присоединяйтесь к обсуждению.

Новости партнеров