Соляной король

Зачем Максим Протасов в кризис скупает старые заводы

Режиссер Виктор Гинзбург снимает на «Мосфильме» эпизод фильма по мотивам романа Виктора Пелевина «Generation «П»». За действием на площадке внимательно наблюдает один из спонсоров проекта, бизнесмен Максим Протасов. Он сколотил капитал, торгуя акциями в лихие 1990-е, которым посвящен роман, и по-прежнему в деле. Почти два года назад Протасов начал строить крупнейшую в России компанию по производству соли. «В пищевой индустрии много креатива, а на фондовом рынке его мало», — объясняет предприниматель свой интерес в интервью Forbes.

История Протасова напоминает десятки других биографий. 16 лет назад вместе с будущим членом Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Алексеем Шароновым он основал чековый инвестиционный фонд (ЧИФ) «Вега». Партнеры покупали акции алюминиевых предприятий, а потом перепродавали их своим знакомым по МГУ Андрею Мельниченко и Олегу Дерипаске. «Вега», в частности, занималась перепродажами акций Братского, Надвоицкого и Кандалакшского алюминиевых заводов.

Бизнес по перепродаже акций вскоре вылился в создание компании «Панорама», предоставляющей услуги по учету, хранению и перерегистрации ценных бумаг. Но к 2003 году, после слияния с регистратором ФРК Романа Абрамовича (новую компанию назвали «Регистратор Р.О.С.Т.»), Протасов из дела вышел.

Сам он занялся развитием купленного по случаю холдинга «Помидорпром», выпускающего овощные консервы под брендом «Огородников», и компании «Гурман», делающей одноименные паштеты. Инвестиционная компания Протасова P-Holding владеет «Помидорпромом» и «Гурманом» до сих пор. А в 2008 году он получил контроль над астраханской компанией «Бассоль», добывающей соль на озере Баскунчак. Это крупнейший производитель технического хлорида натрия, который используют, например, при производстве полихлорвинилов, для посыпки заледеневших дорог, а также при профилактических работах в котельных.

До прихода команды Протасова «Бассолью» более 30 лет руководил Евгений Демичев. «Он построил в отдельно взятом поселке Нижний Баскунчак социализм. Очень много вкладывал в социальную сферу и в непрофильный бизнес», — рассказывает партнер Протасова Сергей Черный. Но созданное в эпоху расцвета СССР предприятие стремительно ветшало: износ основных фондов на сегодня составляет 75%. Кроме того, «Бассоли» приходилось конкурировать с украинской «Артемсолью» и белорусской «Мозырьсолью». Эти госкомпании дотируют поставки на рынок России за счет прибыли, получаемой от продажи продукции в Восточной и Центральной Европе. В итоге выручка «Бассоли» год от года сокращалась, за последние пять лет она уменьшилась практически на треть.

Протасов решил не бороться с агрессивным окружением, а укрупняться. К декабрю 2008 года он договорился о слиянии со вторым по величине соляным производителем, оренбургской «Илецксолью». Новую компанию назвали «Руссоль». Пригодились старые знакомства: с ее владельцем Сергеем Черным Максим Протасов общался, еще владея регистраторским бизнесом. Новый игрок стал крупнейшим в России производителем не только технической (31% рынка), но и пищевой соли, основного продукта «Илецксоли» (15%). Новоявленные партнеры почти сразу подали заявку на приватизацию третьего по величине соляного предприятия в РФ — государственного Тыретского солерудника в Иркутской области. Но ФАС в ее удовлетворении отказала, ссылаясь на возможное усиление доминирующего положения «Руссоли».

В кризис новорожденная компания оказалась на грани выживания. Партнеры сократили все дублирующие службы, а центральный офис разместили в Оренбурге, где меньше расходы на персонал и офисную аренду. Общая экономия составила около 30% от совокупных постоянных расходов до объединения. Чтобы зарабатывать больше, Протасов в три раза сократил продажи неупакованной соли с астраханской площадки: соль навалом дешевле фасованной в три раза, теперь «Бассоль» отгружает таким образом лишь 10% продукции.

Заняв ключевое положение на рынке, «Руссоль» пытается заработать по максимуму. Например, основная маржа (до 40%) раньше оседала у перепродавцов. Протасов занялся реформой системы распространения. Подняли списки дистрибьюторов «Бассоли» и «Илецксоли». Выбрали компании, обладающие собственной инфраструктурой, готовые работать по предоплате, исполнять годовой план продаж и увеличивать долю продукции «Руссоли» на локальных рынках. За заказанные, но невыбранные объемы взимают штраф.

На крупных рынках и крупным игрокам Протасов с Черным решили продавать свою продукцию сами. В Санкт-Петербурге уже есть дистрибуторская компания «Руссоль Северо-Запад». В ближайшее время аналогичная компания откроется и в Москве: для этого Протасов с экс-гендиректором «Пятерочки» Дмитрием Потапенко купили компанию «Вкусные продукты», одного из лидеров на столичном рынке бакалейной дистрибуции. С крупными торговыми сетями, в числе которых Х5, «Магнит» и «Лента», соледобытчики стали заключать договоры напрямую. Число официальных дистрибьюторов «Руссоли» в ходе реформы сократилось с 70 до 55 компаний.

Но доходы Протасова все равно упали. Дорожники и химики, например, вдвое сократили потребление технической соли. Украинские и белорусские соледобытчики усилили демпинг — их отпускная цена дилерам в 1,5 раза ниже. Пробные поставки соли в Россию начал Китай. По словам Протасова, план продаж на 2009 год — 1 млрд рублей — «Руссоль» уже пересмотрела, понизив прогноз на 20%. Но кризис не охладил стремление предпринимателя к слияниям.

В мае «Руссоль» взяла под управление активы иркутской «Сибсоли», единственного в России изготовителя соли сорта экстра. Ее получают путем химической очистки рассола соли, добытой на большой глубине. Экстра на 10% дороже обычной соли за счет большей чистоты. Теперь Протасов посматривает в сторону Европы: «Руссоль» планирует участвовать в конкурсе по приватизации румынской компании Salrom. Он уверен, что овчинка стоит выделки: «От соли покупатели никогда не откажутся».

Новости партнеров