Мертвые души. Как руководители заводов в СССР боролись за рост зарплат | Бизнес | Forbes.ru
$58.16
69.02
ММВБ2057.53
BRENT56.22
RTS1122.43
GOLD1298.92

Мертвые души. Как руководители заводов в СССР боролись за рост зарплат

читайте также
+507 просмотров за суткиВеличайшие бизнес-умы современности. Список Forbes +92 просмотров за суткиРождение Forbes 400: история создания рейтинга богатейших людей +112 просмотров за суткиСекрет успеха президента и миллиардера Трампа: «Никогда не сдавайтесь!» +105 просмотров за суткиЗаглянуть за горизонт. Как наука поможет человеку выйти в межзвездное пространство +129 просмотров за суткиЮрий Мильнер вошел в список 100 величайших бизнес-умов современности по версии Forbes +16 просмотров за суткиИнструмент капиталиста. Как журнал Forbes пришел в Россию +8 просмотров за суткиЛас-Вегас в Чикаго. Как торговля фьючерсами стала самой популярной игрой +51 просмотров за суткиБерти Чарльз Форбс: «Как женщине попасть в бизнес, если она не хочет быть стенографисткой?» +3 просмотров за суткиТемный лабиринт, полный программистов. Что нужно преодолеть Интернету на этапе становления +3 просмотров за суткиСемейное дело. Как племянник повара Папы Римского накормил Америку +9 просмотров за суткиУченик волшебника. Как Рем Вяхирев ведет «Газпром» к большим деньгам +5 просмотров за суткиПрожектор Forbes: истории первого года работы российской редакции +2 просмотров за суткиНесбывшиеся преемники. Кто будет следующим правителем России? +44 просмотров за суткиВот как это делается, дамы! История одного из первых бизнес-коучей для женщин Время упразднить НАСА. Как срываются попытки США стать лидером в космической гонке +1 просмотров за суткиПравила Стива Форбса: как развивать медиабизнес в эпоху интернета Религиозные войны. Как меняется Ближний Восток и что будет с ценами на нефть +1 просмотров за суткиМечта домохозяйки: как зарождалась индустрия по промышленному выращиванию грибов в США +3 просмотров за сутки«Я, Берлускони». Как блестящий эгоист стал европейским медиамагнатом +1 просмотров за суткиЧастная империя Джона Макартура: от страхования к недвижимости Счет за отель на Манхэттене: испытание для Дональда Трампа и его милосердных акционеров
Бизнес #100 лет Forbes 18.08.2017 20:06

Мертвые души. Как руководители заводов в СССР боролись за рост зарплат

Прекрасные компьютерные специалисты исчезают из Советского Союза и быстро приспосабливаются к жизни за границей. Фото Getty Images
Статья о том, почему советские работники так непродуктивны, была опубликована в американском Forbes 27 мая 1991 года

Рабочие в Советском Союзе производят впечатление ленивых и нечистых на руку людей, однако советские граждане принципиально честны и способны к тяжелому труду. Их испортила система — система, которая умирает на глазах.

На сегодняшний день хороших новостей из СССР в сфере экономики не увидишь. Но на фоне кризиса и безработицы, коснувшейся 30 млн человек, происходят положительные перемены — медленно, но верно.

Согласно новым законам, советские граждане могут работать на иностранные фирмы в пределах СССР и за рубежом легально, а не как беглецы. Это огромный шаг на пути к свободе. Иностранцы, которых в СССР всегда считали шпионами капиталистов, работающими под прикрытием, теперь могут работать на советском предприятии и даже управлять советской фирмой по контракту.

Это значит, что теперь жители Советского Союза могут уехать за границу, хотя новые законы о выезде из СССР еще не приняты. Все больше научных работников покидают страну. Это все еще сложно сделать, но можно, если заключить контракт с иностранной фирмой. Такому контракту позавидует любой: среднемесячная зарплата в СССР составляет 290 рублей, около $2,40 в неделю, по моим оценкам курса иностранной валюты на черном рынке. Несмотря на то, что у Горбачева в 12 раз больше обязанностей, чем у среднестатистического гражданина СССР, в месяц он зарабатывает меньше, чем $150 по официальной ставке, которую сам же себе и установил. Конечно, ничто из этого не отражает реальную картину: рядовые граждане имеют низкие доходы и едят дешевый хлеб, а важные начальники практически все получают бесплатно. Но все же ясно, насколько низкий доход у жителей СССР.

Итак, при возможности люди уезжают из страны. Советские биологи, математики, экономисты и финансисты востребованы на мировом рынке труда — везде, где есть нехватка высококвалифицированных специалистов.

Банк Salomon Brothers, например, пригласил 30-летнего советского банкира с 10-летним опытом в советском банке для работы в нью-йоркском офисе компании.

В Советском Союзе прекрасные компьютерные специалисты, особенно в области программного обеспечения. Они тоже исчезают из страны и быстро приспосабливаются к жизни за границей. Советские иммигранты никогда не просят милостыню в метро; в течение нескольких лет они уже покупают собственные дома, машины, вещи, о которых они раньше и мечтать не могли. Большинство этих высококвалифицированных работников спокойно ориентируются в бушующих водах американского бизнеса.

Однако иммигранты — лишь одна группа из огромного количества обученных и образованных людей. Многие из них останутся на родине. Они представляют одну из главных сил Советского Союза. Все, что всем этим служащим нужно для повышения производительности — это введение капиталистами материального поощрения.

Вот почему я говорю о том, что на фоне кризиса лучший путь — двигаться вперед. Забудьте все, что вы слышали и читали про ленивых, нечистых на руку советских рабочих. Прогнила социалистическая система, а не люди. Старая социалистическая система в СССР не была продуктивной, потому что она сплошь состояла из ограничений. Москва устанавливала размер заработной платы как шахтеру в Норильске далеко на севере, так и производителю хлопка на самом юге страны. Люди получали столько, сколько предложил какой-то чиновник, вместо того чтобы получать зарплату, которая отражала бы равновесие спроса и предложения. Это привело к ухудшению дисциплины рабочих; пьяница сразу после увольнения шел на другую фабрику, чтобы работать там за те же небольшие деньги.

Несмотря на это, руководители заводов боролись за увеличение зарплаты для своих работников. Чтобы получить больше денег от государства, каждая фирма предоставляла недостоверную информацию о количестве служащих. «Фейковые» работники назывались «мертвыми душами», как у Н. В. Гоголя. В Советском Союзе их насчитывалось около 12 млн человек.

В каком-то плане это может быть лучше, чем американская система соцобеспечения, если говорить о получателях — по крайней мере, за абсолютное бездействие им не платят. Но использование «мертвых душ» сказывается на производительности — почему Иван должен трудиться в поте лица, когда Степан спит на работе, ведь зарабатывают они одинаково?

В советской системе рабочий процесс был нацелен не столько на выработку продукции, сколько на дисциплину. Отсутствие работы приравнивалось к преступлению, в то время как те, кто бездельничал на рабочем месте, никак не наказывались. Безработного называли тунеядцем — человеком, сидящим на шее у других, нахлебником. Законы против безработицы также были оружием против несогласных.

Замечательный поэт Иосиф Бродский, позже получивший Нобелевскую премию, был отправлен в тюрьму за тунеядство. «Но я поэт», — возразил он судье. «Хорошо, — ответил тот, — но я спросил вас о работе».

В конечном счете в январе Горбачев принял «Положение о безработице». Наделение правами безработных — огромный шаг на пути от коммунизма к свободному обществу. Это произошло в самый подходящий момент, скоро люди почувствуют необходимость в этом изменении. В Восточной Германии, где экономика и производительность труда были лучше, чем в СССР, 4 из 8 млн рабочих потеряли работу после объединения Германии.

Появление новых вакансий, позволяющее повысить продуктивность компании, происходит не так быстро, как избавление от старых. Однако новые места тоже создаются. Вот пример: ныне существует 7000 новых, открытых к сотрудничеству фирм, которые выполняют не только консалтинговые услуги, но и производственные, и предоставляют работу более чем 300 000 людей.

Омрачает ситуацию то, что вся система заражена воровством. Так называемые «несуны» есть везде: рабочий на мясном заводе каждый день уносит с собой 3 кг мяса; на кабельном заводе – кусок кабеля. Если кто-то трудится на фабрике резиновых изделий, он возьмет оттуда «артикул №2» – скромное официальное название презервативов, которых много не бывает. Для таких рабочих они играют роль своеобразной валюты. Некоторые говорят: «День, в котором не было подарка от фабрики, прожит зря».

Это происходит не потому, что русские рабочие гораздо менее честные, чем американские или любые другие. Главная причина кроется в том, что в СССР ничего никому не принадлежит. Некоторые думают, что все принадлежит властям в Кремле, и в каком-то плане они правы. Другие говорят, что все признано собственностью нации. «Лично для меня это значит, что если я – часть этой нации, то я не краду, а просто беру то, что и так мое», — таков может быть довод советского рабочего.

Тем не менее, остановить распространение этой болезни довольно легко. В кооперативах, где часть собственности действительно принадлежим рабочим, не крадут. Долгие годы работы бок-о-бок с русскими рабочими позволяют мне сделать вывод, что они прилежны, трудолюбивы и творчески подходят к делу при наличии необходимых условий работы.

Когда я возглавлял строительную команду в Норильске, нам приходилось лопатами поднимать вечную мерзлоту из-за постоянной нехватки бульдозеров. Чтобы хоть как-то облегчить рабочим этот адский труд, я незаконно нанял одного водителя бульдозера. Он согласился работать ночью, потому что утром мужчину вместе с его «Катерпиллером» ждали на основной работе.

Как я ему платил? Водка – устойчивая валюта в СССР. В отличие от рубля, за водку можно купить все, так что я пообещал водителю, что за одну ночь работы он получит три бутылки водки. Но тогда я был молод и совершил ужасную ошибку — я дал водку водителю, когда он только начал работать. Когда я вернулся в 2 часа ночи посмотреть на его результаты, первая бутылка уже была выпита, и водитель с удовольствием открывал вторую. В следующий раз я был умнее: сначала работа, потом водка.

Означает ли это, что русские — плохие работники и слишком много пьют? В СССР площадь сельскохозяйственных земель чудовищно мала; доля пахотных земель составляет лишь 3%. Однако эти крошечные земли приносят 30% мясной и молочной продукции страны и 60% картофеля. Люди работают, если получают достойную зарплату.

Китайцы арендуют земли в Киргизии с 1989 года. Местное советское коллективное хозяйство собирает 23 тонны помидоров с каждого гектара. Китайцы же получают 1000 тонн! Конечно, использование китайцами семян из Америки дает свои плоды. Зерна американской системы менеджмента в русской почве тоже дадут хороший урожай. В Советском Союзе есть все, что необходимо для повышения уровня жизни. Все, кроме качественного управления.

Шестьдесят пять процентов важнейших природных ресурсов располагаются на востоке от Уральских гор — в Сибири и на Дальнем Востоке. Эти регионы страдают от дефицита рабочих. В условиях рыночной экономики трудящимся предлагали бы материальную поддержку, чтобы привлечь их туда, где они были бы востребованы, и предложили бы рабочим товары и услуги, на которые они могли бы тратить свои деньги.

Ошибки в управлении и пустая трата ресурсов в период старого режима были почти анекдотическими. В конце 60-х чиновники решили пригласить на работу в сфере тяжелой промышленности таджиков, которые были сведущими лишь в животноводстве и торговле. Понадобились 20 лет и огромная удача для того, чтобы в Таджикистане появился завод по производству алюминия. Триста таджиков были отправлены в Красноярск на девять месяцев, чтобы пройти обучение на сибирском алюминиевом заводе, который занимал 2-е место в мире по величине. После того, как новоиспеченные специалисты в области металлургии вернулись домой, лишь дюжина стала работать на заводе. Остальные стали заниматься тем, с чем они справлялись лучше всего — пасти скот.

Или вот что стало с кочующими народностями Сибири, этническими группами, которые занимались пастбищным скотоводством в Хакасии и Туве. Советские власти принудили их жить в городах. Их детей забрали в детские дома, городской и деревенский образы были им чужды. Утешение они нашли в водке.

Принимая скорее политические, чем экономические меры для того, чтобы по-диктаторски регулировать распределение ресурсов, Кремль потратил миллиарды долларов и разрушил чужие жизни. В Узбекистане, например, доля безработных составляет 30%. По приказу Москвы там построили химические заводы, которые никому не нужны и требуют огромного количества воды. Такое случается тогда, когда рыночную экономику заменяют плановым хозяйством. В это же время заводы по сборке сельскохозяйственных комбайнов, рефрижераторов и телевизоров появились в Сибири, где недостаточно специалистов для того, чтобы ими управлять.

Такой беспорядок нельзя устранить, если не создавать новые вызовы. Ростки нового вектора развития пробились сквозь старый асфальт. Миллионы ненужных рабочих мест начали сокращать. Улучшения в системе происходят медленно. В течение последних двух лет более 3,5 млн человек ушли из государственных предприятий в кооперативы. По моим подсчетам, к 1993 году от 8 до 10 млн других работников войдут в их число, в то время как нечто наподобие капиталистической экономики вырастет на фоне социалистической. К 1996 году частный сектор примет 20 млн новых работников.

Пусть вас не будет сбивать с толку тот факт, что первые шаги Кремля на пути к рыночной торговле никуда не приведут. Подобные колебания неизбежны, но старую систему не спасти. Социализм в Советском Союзе умирает. Нация хоть и с опаской, но безвозвратно вступила на путь капитализма и экономической свободы. Прогресс идет медленно, но Кремль не в силах обратить время вспять.

Перевод Марии Клименко

Специальный проект «Forbes 100 лет» можно посмотреть здесь