Северная Корея: как крушение социализма сказывается на экономике тоталитарного государства

Лидер Северной Кореи Ким Ир Сен Фото Miroslav Zajc / CORBIS / Corbis via Getty Images
Статья об экономической ситуации в Северной Корее автора Гейл Эйзенштодт была опубликована в американском Forbes 1 октября 1990 года

В сорока минутах езды от центра Пхеньяна, мрачной столицы Северной Кореи, находится гольф-клуб «Пхеньян», который был построен три года назад. Это совместное предприятие было создано корейцами, живущими в Японии, и северокорейским правительством. Стоимость игры доходит до $80. Это больше, чем средний кореец зарабатывает в месяц, но клуб и не предназначен для местных жителей. Его основная аудитория — корейские бизнесмены, живущие в Японии, и немногочисленные японцы, работающие в торговых компаниях, которые ведут дела с одним из последних в мире тоталитарных режимов. Японские бизнесмены, успевшие опробовать поле на 18 лунок, говорят, что клуб довольно неплох.

По мере того как социалистические государства по всему миру делают рывок в сторону свободного рынка и перестраивают свои феодальные системы бартерной торговли, «Великий лидер» Северной Кореи Ким Ир Сен держит курс на еще большую изоляцию и без того отсталой экономики. На протяжении многих лет ведущими торговыми партнерами Северной Кореи были Советский Союз и Китай. Но недавняя встреча Михаила Горбачева с президентом Южной Кореи Ро Дэ У, прошедшая в Сан-Франциско, указывает на то, что русские больше заинтересованы в торговле с Сеулом, чем в идеологической солидарности и бартере с Пхеньяном. Отношения Южной Кореи с Китаем также налаживаются.

«Жители Северной Кореи видят, что произошло в Восточной Европе, — говорит Риихиро Айкава, генеральный директор Японо-корейской торговой ассоциации, которая обслуживает японские фирмы, ведущие дела с Северной Кореей. — Они ищут способы развивать экономику, сохраняя при этом социалистический режим». В июле Ким Ир Сен пригласил представителя ассоциации в Пхеньян. На октябрь запланирован визит делегации от японской правящей Либерально-демократической партии.

Для Северной Кореи Япония — третий по величине торговый партнер и второй по величине экспортный рынок. В 1989 году объем торговли между Японией и Северной Кореей достигал почти $500 млн — мелочь по сравнению с объемом торговли между Японией и Южной Кореей ($30 млрд в прошлом году), но для Северной Кореи и ее бедствующего народа это существенная величина.

В Японии проживает около 700 000 корейцев, многие из которых являются потомками рабочих, приехавших во время Второй мировой войны, в те годы, когда Корея еще оставалась японской колонией. Несмотря на дискриминацию, некоторые корейцы живут в достатке, причем дискриминация усилила в них ощущение связи с бывшей родиной. Многие одобряют капиталистическое правительство Сеула, но кто-то предпочитает воинственный коммунистический режим Ким Ир Сена.

Начиная с 1986 года жители Японии, поддерживающие политику Северной Кореи, создали более сорока совместных предприятий с Пхеньяном, в числе которых и гольф-клуб «Пхеньян». Как правило, Япония предоставляет капитал и технологии, а Северная Корея — землю и рабочую силу. В прошлом году Совместный банк Кореи был открыт корейцами, проживающими в Японии, чтобы предоставлять финансовые услуги совместным предприятиям с участием Северной Кореи.

Крупнейшее из этих совместных предприятий находится под управлением Sakura Group (объем продаж в 1990 году составлял $500 млн), которая является производителем продуктов питания с головным офисом в Токио. Sakura принадлежит братьям Чон Джи Шик и Чон Йонг Шик и владеет двумя фабриками одежды в Пхеньяне, которые предоставляют рабочие места более чем тысяче сотрудников и экспортируют в Японию одежду, изготовленную на японском оборудовании. Кроме того, братья Чон производят в Северной Корее фортепиано и небольшие двигатели — опять же для продажи в Японии.

Еще одна управляющая компания — Serwa Trading Co., расположенная в Токио. Она управляет фабрикой по производству женских блузок, где работает 150 человек. 45% предприятия принадлежат Seiwa, а 55% ‒ Северной Корее. Ткани и пуговицы поставляют из Японии в Северную Корею. Оборудование, необходимо для пошива блузок, было приобретено у Juki Corp., крупнейшего японского производителя швейного оборудования. При необходимости специалисты посещают производство, чтобы поддержать высокие стандарты качества. В этом году в модных бутиках Японии запланирована продажа 50 000 элегантных блузок по цене от $130 до $200.

В то время как большая часть торговли ведется через небольшие компании, принадлежащие корейцам в Японии, знаменитые японские торговые дома на протяжении нескольких лет также осторожно стучатся в дверь к Ким Ир Сену. Как правило, когда дверь открывалась, ничего хорошего не происходило. В 1975 году Министерство внешней торговли и промышленности Японии прекратило предоставлять страхование экспорта в рамках торговли между Японией и Северной Кореей. За сделки, совершенные в начале 70-х, Пхеньян задолжал японским компаниям свыше $500 млн.

Но компании продолжают стучаться. Чтобы не оскорбить Южную Корею или США, торговые дома вели дела через подставные компании. Например, Mitsui & Co., огромное торговое подразделение Mitsui Group (в 1990 году объем продаж составил $126 млрд), торгует с Северной Кореей через компанию под названием Shinwa Bussan. В 70-х годах Shinwa активно продавала Северной Корее промышленное оборудование. Однако сегодня Shinwa экспортирует мало, потому что Северная Корея все еще не выплатила долг за оборудование, и ей нечем выплачивать старые займы, не то что новые. Поэтому сейчас Shinwa в основном импортирует уголь и сырой шелк из Пхеньяна.

А зачем вообще утруждать себя? «Мы хотим сохранить каналы на будущее», — утверждает наш источник в Shinwa.

Ким Ир Сен надеется привлечь в Северную Корею больше инвестиций с Запада, однако на его пути стоят два препятствия. С экономической точки зрения сложность состоит в том, чтобы интегрировать отсталую экономику в глобальный рынок конца ХХ века. Менеджер японской Sakura Group с недовольством отмечает: «Северная Корея ведет торговлю с социалистическими странами по принципу бартера. Мы требуем другого качества товаров, но в Корее нет понимания, что необходимо производить качественный продукт, чтобы удовлетворить потребности покупателя».

Но все же надежда есть. «Мы несем в Северную Корею капиталистические ценности из Японии, — говорит Пак Донг Су, житель Японии, симпатизирующий Северной Корее и оказывающий консультационные услуги совместным предприятиям между этими государствами. — Люди будут вынуждены производить товары лучшего качества».

Политическая ситуация выглядит не столь обнадеживающе. Ким Ир Сен управляет Северной Кореей путем жесткого ограничения информации из внешнего мира. В государстве царит культ личности, как это было раньше в Румынии и сейчас происходит в Ираке и на Кубе. Киму сейчас 78. Он подготовил своего сына Ким Чен Ира к тому, чтобы тот занял его место. Но трудно предугадать, мирно ли осуществится этот переход власти. Немногие предприниматели захотят совершать инвестиции в страну, будущее которой так туманно.

Автор перевода Балабанцева Наталья

Новости партнеров