Берегись, Dow Jones! На арену выходит Руперт Мердок | Миллиардеры | Forbes.ru
$58
69.66
ММВБ2048.32
BRENT55.62
RTS1112.34
GOLD1315.09

Берегись, Dow Jones! На арену выходит Руперт Мердок

читайте также
+346 просмотров за суткиРождение Forbes 400: история создания рейтинга богатейших людей +1568 просмотров за суткиСекрет успеха президента и миллиардера Трампа: «Никогда не сдавайтесь!» +1923 просмотров за суткиЗаглянуть за горизонт. Как наука поможет человеку выйти в межзвездное пространство +4562 просмотров за суткиЮрий Мильнер вошел в список 100 величайших бизнес-умов современности по версии Forbes +240 просмотров за суткиИнструмент капиталиста. Как журнал Forbes пришел в Россию +97 просмотров за суткиЛас-Вегас в Чикаго. Как торговля фьючерсами стала самой популярной игрой +261 просмотров за суткиБерти Чарльз Форбс: «Как женщине попасть в бизнес, если она не хочет быть стенографисткой?» +21 просмотров за суткиТемный лабиринт, полный программистов. Что нужно преодолеть Интернету на этапе становления +141 просмотров за суткиСемейное дело. Как племянник повара Папы Римского накормил Америку +575 просмотров за суткиУченик волшебника. Как Рем Вяхирев ведет «Газпром» к большим деньгам +46 просмотров за суткиПрожектор Forbes: истории первого года работы российской редакции +403 просмотров за суткиНесбывшиеся преемники. Кто будет следующим правителем России? +205 просмотров за суткиВот как это делается, дамы! История одного из первых бизнес-коучей для женщин +184 просмотров за суткиВремя упразднить НАСА. Как срываются попытки США стать лидером в космической гонке +11 просмотров за суткиПравила Стива Форбса: как развивать медиабизнес в эпоху интернета +11 просмотров за суткиРелигиозные войны. Как меняется Ближний Восток и что будет с ценами на нефть +9 просмотров за суткиМечта домохозяйки: как зарождалась индустрия по промышленному выращиванию грибов в США +27 просмотров за сутки«Я, Берлускони». Как блестящий эгоист стал европейским медиамагнатом +26 просмотров за суткиЧастная империя Джона Макартура: от страхования к недвижимости +8 просмотров за суткиСчет за отель на Манхэттене: испытание для Дональда Трампа и его милосердных акционеров +4 просмотров за суткиТрудный путь к успеху. Проблемы Intel и пути их решения

Берегись, Dow Jones! На арену выходит Руперт Мердок

Руперт Мердок Фото Aubrey Hart / Evening Standard/Getty Images
Статья о том, как Руперт Мердок стал совладельцем газеты Financial Times, опубликована 22 февраля 1988 года в американском Forbes

Издатель Руперт Мердок рассказал Forbes, что он восхищается газетой Wall Street Journal, и добавил: «Каждый реагирует на конкуренцию собственным совершенствованием». У Мердока есть планы в этом направлении. С сентября компания Мердока News Corp потратила $650 млн на покупку 20,4% акций в Pearson Plc., авторитетном конгломерате с богатой историей, чьим фундаментом является ежедневная деловая газета Financial Times.

Помимо выплаты небольших дивидендов Pearson, News Corp. тратит примерно еще £20 млн в год на выплату процентов. Ну и что с того? У Мердока руки чешутся использовать Financial Times так, чтобы «откусить» от прибыльного рынка, где с большим отрывом доминируют Wall Street Journal  и его материнская компания Dow Jones & Co. Мердок заявляет: «Financial Times и Wall Street Journal, две великих конкурирующих друг с другом газеты, обладающих огромным количеством информации, представляющую огромную ценность для людей во всем мире. USA Today никогда не станет международной газетой, хотя и думает, что является таковой. Я не думаю, что можно одолеть Dow Jones. Они будут на вершине вечно. Но я думаю, что места хватит ещё для кого-нибудь».

В Financial Times Руперт Мердок видит ценную франшизу, которая уже давно страдает от своих франчайзи и менеджеров. Акционеры Pearson, аристократическая семья Кудрей, десятилетиями делает разрозненные инвестирования. Так, Pearson владеет компанией Royal Doulton, производящей фарфоровые изделия, музеем восковых фигур Madame Tussaud (мадам Тюссо), нефтяными компаниями, миноритарными пакетами акций в Yorkshire Television и British Satellite Broadcasting, инвестиционной компанией Lazard Freres. Также в своем распоряжении компания имеет 54% акций Chateau Latour, виноградника в Бордо, которым сейчас управляет член семьи Алан Хэйр.

Сравните этот подход «сборной солянки» с дисциплинированной политикой, проводимой Dow Jones: компания ориентирует свои ресурсы на бизнес-информацию, проходящую через Wall Street Journal и Telerate, Inc., стремительно растущую электронную информационную систему по ценным бумагам, в которую Dow Jones вложила $720 млн (она владеет 56% Telerate, Inc.).

Руперт Мердок явно вошел в капитал Pearson не для того, чтобы заработать на продаже акций. При этом британские антимонопольные службы, скорее всего, не позволят Мердоку ни повысить его долю в Pearson до уровня более чем 25%, ни приблизиться к реальному контрольному пакету акций. Мердок комментирует: «Если бы мы продали все, что у нас есть — Sunday Times, Sun и News of the World — тогда, я думаю, нам бы позволили [взять контроль над Pearson]. Но мы не намерены этого делать».

Как же Мердок намерен получать прибыль от своих инвестиций размером $650 млн в Pearson? Через совместные предприятия с участием Мердока и Financial Times. Мердок продемонстрировал, что он умеет играть на американском рынке, в то время как Financial Times раз не умеет.

В то время как Financial Times отмечает свое столетие, ее ежедневный тираж находится на рекордно высоком уровне — 307 000 экземпляров (так, в 1982 году он составлял 204 000 экземпляров). Но посмотрите на распределение тиража: около 230 000 экземпляров продается в Соединенном Королевстве, 55 000  в Европе — и всего 17 500 в США и 4500 — в Азии. Сравните эти данные с более чем двухмиллионным тиражом Wall Street Journal в США и 35 000 экземпляров специального азиатского выпуска. Мердок считает, что Financial Times через несколько лет сможет продавать 200 000 экземпляров в США ежедневно. Объем все равно, по сравнению с Wall Street Journal, будет небольшим, но издание вполне сможет перетянуть на свою сторону некоторое количество искушенных читателей Wall Street Journal.

Добавит ли Мердок чисто американских тем в американские выпуски Financial Times? Его ответ: «Разумеется».

Амбиции Мердока относительно Financial Times не полностью поддерживаются консервативным руководством газеты. Фрэнк Барлоу, руководитель отдела газет Pearson, объясняет: «Будут говорить, что я неамбициозный, но я думаю, что я реалист. Я не верю в то, что газеты могут быть международными. Я не думаю, что Wall Street Journal собирается обогнать Financial Times в Европе по продажам. Каждая газета будет иметь свою основную территорию распространения, в то же время будет существовать служба доставки в другие страны менее чем за сутки». Барлоу считает, что в США Financial Times может рассчитывать на рост тиража до 50 000 копий.

На кону — не просто журналистика. Как и Wall Street Journal, Financial Times — это не просто газета, но набор данных, который может быть как напечатан, так и распространен в электронном виде и доставлен на дом или в офис на экранах компьютеров. У компании Telerate теперь есть 55 000 видеотерминалов по всему миру, которые передают информацию в электронном виде. В прошлом году продажи достигли отметки в $336 млн, тогда как в 1986 году они составляли $232.

Текущее руководство Financial Times скептически относится к слишком резкому увеличению объема электронной информации. Медиааналитик компании Warburg Securities Майкл Мерфи подсчитал, что на отдел деловой информации Financial Times пришлось всего $5 млн из $250 млн чистой прибыли Pearson в 1987 году.

Но Руперт Мердок уже работает на рынке электронных сервисов финансовой информации. Его News Corp. владеет почти 7% голосующих акций Reuters Holding Plc., главного конкурента Telerate. Не получится ли из этого замечательной кооперации — информация Financial Times и самая современная служба доставки данных Reuters?

Книгоиздательство является еще одной интересной областью для сотрудничества Мердока и Pearson. К прибыльным книжным издательствам последнего относятся Viking, Penguin, Longman и New American Library. Суммарно их стоимость может составлять $800 млн. Мердок уже владеет 44% голосующих акций компании Collins & Sons и контрольным пакетом акций издательства Harper & Row. Здесь есть большой потенциал для партнерства.

Может ли Мердок добиться своего с явно упрямым руководством Pearson? В теории, семья Коудрей контролирует 20% акций Pearson. Но эти акции распределяются среди примерно 80 родственников; в случае конфликта кто-то из них может поддержать Мердока. Кроме того, ходят слухи, что Мишель Давид-Вейл, основной партнер компании Lazard в лондонском, парижском и нью-йоркском офисах — хотел бы отделить Lazard от Pearson. Давид-Вейл и его партнеры владеют 10% компании Pearson. С другой стороны, есть информация о том, что председатель Economist Newspapers Эвелин де Ротшильд пытался выкупить 50% журнала Economist у Pearson. Возможно, Мердок сделает Давид-Вейла и Ротшильда своими союзниками.

Сейчас Pearson действует так, если бы Мердока и не был на горизонте. Компания даже начала проявлять непривычную агрессивность. В июне прошлого года она продала штаб-квартиру Financial Times в лондонском Брэкен-Хаус японской группе Ohbayashi group за головокружительную сумму в $255 млн. Кроме того, компания купила 25% акций новой канадской ежедневной газеты Financial Post и ожидает разрешения французского правительства на покупку парижской финансовой ежедневной газеты Les Echos за $157 млн. Pearson также ведет переговоры о покупке 50% газеты Роберта Холмса а’Корта Australian Financial Review и небольшой новозеландской газеты. С ростом прибыли на акцию более чем на 20% с 1982 года, председатель совета директоров Pearson лорд Блэкенхам говорит, что его устраивает нынешнее положение дел: «Мы выполняем краткосрочные цели, в то время как планируем долгосрочные».

Правление Pearson предпочло бы, чтобы Мердок ушел и предоставил Dow Jones господствовать на рынке США. Мердок, напротив, жаждет заполучить часть одной из самых уважаемых деловых газет. Правлению Pearson еще предстоит обсудить тему сотрудничества с Мердоком, не говоря о том, чтобы предложить ему место в совете директоров, состоящем из 13 человек. Но Мердок знает, что он в сильной позиции. «Вы не можете игнорировать вашего крупнейшего акционера, — говорит он. — Это невозможно».

Перевод Екатерины Курило

Читайте также

Главная загадка Манхэттена: что в кошельке у Дональда Трампа? 

Волшебник из Омахи: как Уоррен Баффетт покорил Уолл-стрит