BP просит газа: монополия «Газпрома» снова под ударом

Мария Тодорова Forbes Contributor
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
Возможность либерализации экспорта природного газа может обсуждаться на президентской комиссии по ТЭК в феврале

На комиссии при президенте по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса (ТЭК), которая должна была пройти осенью-зимой 2016 года, а сейчас назначена на конец января — начало февраля, на рассмотрение президента может быть вынесен вопрос о либерализации экспорта трубопроводного газа из России, сообщили Forbes два источника, знакомых с повесткой мероприятия.

По словам одного из них, экспортировать газ хочет один из крупнейших акционеров (19,75% ) «Роснефти» — британская ВР. Планируется, что газ пойдет в Великобританию по газопроводу «Интерконнектор», который пролегает между страной и континентальной Европой. Для этого компания ВР должна заключить агентское соглашение с «Газпром экспортом».

«Речь идет о том, чтобы разрешить продавать газ на экспорт при сохранении единого экспортного канала в виде «Газпрома». Сейчас пока нет никаких решений, но этот вопрос планируется обсудить в рамках (утверждения) стратегии», — подтвердил источник в правительстве. Речь идет о документе Энергостратегия-2035, который будет включать в себя планы по всем сферам регулирования ТЭК до 2035 года. Подготовка документа Министерством энергетики продолжается уже почти два года, и его окончательное утверждение ожидается на комиссии по ТЭК при президенте.

Ранее министр энергетики Александр Новак говорил, что подобное решение — о разрешении экспорта газа через агентское соглашение — может быть принято только путем переговоров между хозяйствующими субъектами, то есть между компанией, желающей экспортировать газ, и «Газпромом». Комментариев о наличии подобных переговоров «Газпром» и ВР не предоставили.

Очень удобный момент

Для того чтобы ВР смогла экспортировать газ из России в Великобританию, она должна его у кого-то покупать, говорит старший аналитик по нефтегазовому сектору инвестиционной группы «Атон» Александр Корнилов. Очевидно, что возможный продавец — «Роснефть». В июле президент «ВР Россия» Дэвид Кэмпбелл в интервью специализированному изданию «Нефтекомпас» заявлял следующее: «Мы хотим и технически имеем возможность закупать газ у «Роснефти», это не станет конкуренцией другим российским поставкам газа. Но это может случиться, только если они смогут поставлять газ в Европу, где ВР сможет его покупать, так что это гипотетическая ситуация». Официальный представитель ВР в России Владимир Буянов сказал Forbes, что «у компании есть потенциальный интерес к приобретению газа «Роснефти» на европейском рынке, но для этого необходимы определенные условия, которых пока нет».

Впервые об интересе «Роснефти» к поставкам газа в Великобританию в адрес ВР стало известно в мае. Тогда газета «Известия» сообщила о возможных поставках в размере 5-25 млрд кубометров в год по агентскому соглашению между «Роснефтью» и «Газпром экспортом». Однако «Роснефть» и «Газпром» отрицали подобные переговоры.

«Роснефть» очень давно и пока не очень успешно пытается пробить брешь в трубопроводной монополии «Газпрома», тем не менее эти атаки продолжаются и будут продолжаться. Рано или поздно независимым производителям дадут право на экспорт — концепция «Газпрома» как единого экспортера постепенно становится архаичной, теряет свою актуальность», — считает Корнилов.

По мнению руководителя Центра по изучению энергетической политики ВШЭ Виталия Ермакова, прежде чем менять действующую схему регулирования газового экспорта по трубопроводам, государство должно получить ответ на несколько важных вопросов. Во-первых, увеличит ли разрешение независимым производителям экспортировать газ рыночную нишу России на международном газовом рынке или это будет перераспределение объемов между поставщиками – то есть будут ли покупатели российского газа в Великобритании новыми потребителями или нет. «Сейчас в Европе рынок покупателя. Если нынешние потребители российского газа по действующим гибким контрактам с «Газпромом» будут выбирать минимум, а по новым контрактам получать скидки и покупать больше газа, то это может привести к тому, что объем экспортной выручки и экспортных пошлин, то есть поступления в бюджет, снизится», — рассказывает Ермаков. Наконец, если «Газпром экспорт» будет выступать в роли комиссионера за номинальное вознаграждение, возникают сомнения в его заинтересованности активно маркетировать газ третьих сторон. «Но если «Роснефть» и BP смогут продемонстрировать реальную выгоду для бюджета от модификации правил экспорта трубопроводного газа в рамках сохранения концепции единого экспортного канала, они могут надеяться на успех», — считает Ермаков.

«С точки зрения изменения правил игры сейчас очень удобный момент, поскольку цены на российский газ внутри страны фактически сравнялись с чистыми экспортными ценами. Это произошло в основном из-за падения мировых цен на нефть, к которым привязаны цены в долгосрочных экспортных контрактах «Газпрома», — заключил эксперт.

Тем не менее некоторые эксперты высказывают сомнения. Максим Шеин, главный инвестиционный стратег ФГ БКС, считает, что даже если ВР получит разрешение на экспорт трубопроводного газа из России через «Интерконнектор», «не факт, что компания воспользуется этим правом». «Это может быть нерентабельно. В свое время «Газпром» из-за слишком большого транспортного плеча и затрат вынужден был поставлять в Великобританию не свой газ, а перепродавать сырье, которое он закупал в Норвегии», — говорит он.

«Физическая доставка молекул российского газа в Англию вряд ли целесообразна в коммерческом смысле, но схема замещения может быть очень привлекательной. К тому же поставки BP смогут полностью загрузить «Северный поток» с соблюдением всех условий Евросоюза. Однако я думаю, что президент пока не готов к такому радикальному шагу», — рассуждает директор и совладелец East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

«Газпром» и Минэнерго против

«Понятно, что «Газпром» будет в любом случае противиться этому. Я думаю, что на данном этапе правительство скорее поддержит «Газпром», так как компания, во-первых, нуждается в такой поддержке — у нее дела идут неважно из-за падения цен на газ и необходимости принять на себя удар американских конкурентов. А во-вторых, для «Роснефти» это не так важно. Так что «Газпром» сумеет обосновать свою позицию перед правительством», — уверен аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров.

Как писал ранее Forbes, Минэнерго также не хочет разрушать экспортную монополию «Газпрома», о чем говорилось в сентябрьской версии концепции внутреннего рынка газа России. Министерство назвало тогда главным последствием «снижение энергетической и экономической безопасности страны», а также приводило несколько других возможных отрицательных последствий либерализации экспорта. Это недополучение дохода государством — снижение валютной выручки и налоговых поступлений в бюджет; затруднение финансирования крупных проектов «Газпрома»; снижение стимула независимых производителей поставлять газ российским потребителям — и, как следствие, нарушение надежной и эффективной работы газовой отрасли; ослабление переговорных позиций на международной арене по ряду перспективных контрактов; ускоренный рост тарифов на транспортировку и хранение газа; замедление или отмена реализации социальных проектов «Газпрома».

Сейчас экспортировать газ из России может только газовый гигант «Газпром». Независимые производители газа («Новатэк», «Роснефть» и другие) уже несколько лет пытаются изменить эту ситуацию. Первым шагом к либерализации стало разрешение экспортировать сжиженный природный газ (СПГ). Таким правом стали обладать «Новатэк», реализующий стратегический проект «Ямал СПГ», и «Роснефть» в декабре 2013 года. Соответствующий закон подписал президент России Владимир Путин.

«Роснефть» также говорила о своем желании поставлять газ на восток. Еще в 2014 году «Роснефть» предложила до 18 млрд кубометров газа в год со своих месторождений Восточной Сибири для «Силы Сибири» — магистрального газопровода в Китай, который строит «Газпром».

А в марте 2016 года стало известно, что миллиардер Леонид Михельсон, совладелец и председатель правления «Новатэка», обсуждает с Путиным возможность экспортировать газ в Европу через свою швейцарскую «дочку» Novatek Gas & Power «с сохранением принципа единого экспортного канала».

Новости партнеров