Сухая «Дружба»: к чему идет нефтегазовый конфликт с Белоруссией - Бизнес
$58.4
61.73
ММВБ2093.09
BRENT56.05
RTS1129.09
GOLD1257.36

Сухая «Дружба»: к чему идет нефтегазовый конфликт с Белоруссией

читайте также
Виталий Чуркин: лицо российской внешней политики Мюнхен — десять лет спустя. Есть ли у нас перспективы для примирения США и Китай на пороге «Третьей Опиумной войны»? Кризис «белорусской экономической модели». Как реагирует Александр Лукашенко? «Володя, не порти вечер, я тебя понял»: что говорил Лукашенко о России и Путине +28 просмотров за суткиПочему «запасной вариант» в лице Европы помешает отношениям Москвы и США Почему российский бизнес не сотрудничает с партнерами из Белоруссии Как казахская внешнеполитическая программа скажется на отношениях с Россией Давос 2017. Главные лица, цитаты и события Всемирного экономического форума Другая цена войны: кто и сколько тратит на гуманитарную помощь Сирии Президент, при котором Россия окончательно «встала с колен» Непредсказуемость миропорядка. Несбывшиеся надежды 2000-х и роль России Многополярность: надежды и реалии Зачем Китай оплачивает железнодорожные перевозки через Россию и Казахстан Как Москва ищет свое место в Центральной Азии Благословенная пустота: в чем польза плохой исторической памяти 15 городов Европы для путешествий вдвоем Отпуск в гору: 10 горнолыжных курортов России и ближнего зарубежья Сирийский шутер как ловушка для России Держава в центре: как Германия возвращает статус глобального лидера

Сухая «Дружба»: к чему идет нефтегазовый конфликт с Белоруссией

Виктор Костюков Forbes Contributor
Фото REUTERS / Maxim Shemetov
Позиция России в будущих спорах, несмотря на политическую близость с «братской» республикой, которая поддерживает Россию во всевозможных содружествах и партнерствах, будет более жесткой

В нефтегазовом споре между Минском и Москвой и безуспешных переговорах, длящихся с начала 2016 года, нет места коммерческим интересам отдельных нефтяных или газовых компаний. Политика президента Белоруссии Александра Лукашенко с самого момента его избрания напоминает хождение канатоходца над пропастью с длинным шестом в руках. С одной стороны шеста интересы Брюсселя, с другой — Москвы. У Брюсселя козырей немного, как правило — обещания принять в орбиту европейского сообщества. У Москвы всего два. Первый — это открытый всепоглощающий рынок для белорусских неконкурентных в Европе товаров, второй — беспошлинная нефть.

Минск не первый год получает подпитку от Москвы в виде беспошлинной поставки нефти на белорусские НПЗ — Мозырский и Новополоцкий. Ежегодно в Белоруссию по межправительственному соглашению 2007 года отгружается из России около 18-24 млн т нефти. При средней ставке пошлины около $75 за тонну бюджет России в 2016 году недополучил по меньшей мере $1,3 млрд. Условиями поставок предполагалось, что пошлина от экспорта нефтепродуктов, полученных из этой нефти, будет возвращаться в Россию. Но межправительственное соглашение не подкреплено контрактом, поэтому постоянно возникают разногласия. 

По факту Москва не получает пошлины от экспорта нефтепродуктов, потому что Минск переименовывает автомобильное топливо в беспошлинные растворители-разбавители. Также Белоруссия не выполняет обязательства по поставкам бензина на российский рынок (1 млн т), из-за чего в том числе внутренние российские цены держатся на высоком уровне. И каждый раз, когда Россия поднимает вопрос об исполнении обещаний, возникает конфликт. В 2010 году, например, Лукашенко решил «наказать» Россию, пригрозив отказаться от ее нефти в пользу венесуэльской. Купил два танкера, и на этом эксперимент закончился. В этом сезоне он разыгрывает карту азербайджанской нефти.

Лозунг Лукашенко (надо сказать, вполне справедливый) о том, что внутри Таможенного союза не должно быть никаких изъятий, привел к тому, что Москве пришлось принять трехлетнюю программу налогового маневра в нефтяной отрасли, суть которого сводилась к отказу от экспортной пошлины на нефть, а выпадающие при этом доходы переносились на внутренний налог — НДПИ, аналог природной ренты. Сами того не понимая, белорусы сыграли против себя. Подорожавшая для Белоруссии нефть (а с нынешнего года ставка экспортной пошлины практически обнулена) исключает возможность зарабатывать на разнице пошлин. В колоде возможных вариантов «шантажа» остались транзит нефти и поставки газа.

Задним числом в одностороннем порядке белорусы установили собственную «справедливую» цену российского газа — $73 за одну тысячу кубов против нынешних $132 — и именно по этой ставке платят «Газпрому». Откуда взялась такая цена, непонятно. По версии российской стороны, Белоруссия должна за газ еще $300 млн. Буквально вчера, 10 января, вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко заявил, что спор по цене на газ урегулирован: в ответ на погашение Минском долга в размере $300 млн за поставки газа Россия готова «существенно снизить стоимость газа». Факт решения проблемы подтвердил вице-премьер России Аркадий Дворкович, но тут же его руководитель Дмитрий Медведев опроверг заявление белорусской стороны о снижении стоимости поставок.

В феврале 2016 года Минск повысил цены на прокачку на 10,4%, в октябре — в 1,5 раза, а в ноябре 2016 года ТАСС со ссылкой на свои источники писал, что Минск планирует увеличить тариф на транзит российской нефти еще на 20,5%. Тогда советник президента «Транснефти» Игорь Демин заявил, что российская компания считает экономически обоснованным увеличение тарифов на прокачку нефти по территории Белоруссии с 1 февраля 2017 года. Демин пояснил, что речь идет о росте цен на транзит по «Гомельтранснефть Дружба» на 5,8% и «Полоцктранснефть Дружба» на 11,76%. Ставка тарифов на прокачку нефти по территории Белоруссии вырастет на 7,7% и будет действовать с 1 февраля по 31 марта 2017 года.

Все это напоминает давнюю, возможно, забытую историю, которая завершилась строительством нефтепровода в обход Белоруссии. Проект строительства второй ветки Балтийской трубопроводной системы возник именно во время нефтяного конфликта России и Белоруссии в начале января 2007 года. Тогда Россия в течение нескольких дней не поставляла нефть в Европу по нефтепроводу «Дружба» из-за отказа Белоруссии пропускать транзитные потоки без уплаты российской стороной пошлины за транзит сырья по белорусской территории. После подписания соответствующего российско-белорусского межправительственного соглашения поставки возобновились. 

Фактически решение нефтегазовых споров между Россией и Белоруссией было перенесено на февраль 2017 год. Стороны могут пойти на встречные уступки. Например, Москва согласится на увеличение тарифа на транзит нефти. Но это не первый и далеко не последний конфликт. Думаю, что позиция России в будущих спорах, несмотря на политическую близость «братской» Белоруссии, которая поддерживает Россию во всевозможных содружествах и партнерствах, будет более жесткой. Такого объема преференций, которые получает Белоруссия от России, Евросоюз не даст и рынок свой не откроет. А Россия свой может и закрыть.