$59.55
63.05
ММВБ2197.61
BRENT55.57
RTS1162.81
GOLD1202.55

Сухая «Дружба»: к чему идет нефтегазовый конфликт с Белоруссией

читайте также
В Кремле опровергли информацию о готовящейся встрече Путина и Трампа Фонд A&NN Мамута выкупил долю Потанина в Rambler&Co Успеть за долю секунды: кто победит в войне роботов на фондовом рынке? Прокуратура Южной Кореи затребовала ордер на арест вице-президента Samsung Модель для сборки: что должна уметь обновленная Nokia Русская огранка. Кто и как делает брилллианты Румынский ключ: страна может заблокировать Европу от «Турецкого потока» СМИ рассказали о скором размещении акций «Детского мира» на бирже ЦБ лишил лицензии ярославский Булгар банк Сбербанк приостановил выдачу льготных кредитов на образование Число жертв авиакатастрофы в Киргизии выросло до 37 Захарова рассказала о попытке завербовать в США российского дипломата Зарубежная прописка: сотрудники компаний Мельниченко переехали в офшоры СМИ узнали об идее властей заменить льготную ставку НДС помощью малоимущим Алло, приемная? Как искусственный интеллект меняет работу бизнеса с клиентами Трамп увязал снятие санкций с России с сокращением ядерных арсеналов Строительство подходов к Керченскому мосту отдали «Стройгазмонтажу» Лучшие друзья бриллиантов. Кто зарабатывает вместе с алмазным монополистом «Алросой» При крушении самолета под Бишкеком погибли более 20 человек Глава ЦРУ призвал Трампа к осторожности в отношениях с Россией Кремль прокомментировал сообщения о встрече Путина и Трампа в Рейкьявике
Бизнес 11.01.2017 09:01

Сухая «Дружба»: к чему идет нефтегазовый конфликт с Белоруссией

Виктор Костюков Forbes Contributor
Фото REUTERS / Maxim Shemetov
Позиция России в будущих спорах, несмотря на политическую близость с «братской» республикой, которая поддерживает Россию во всевозможных содружествах и партнерствах, будет более жесткой

В нефтегазовом споре между Минском и Москвой и безуспешных переговорах, длящихся с начала 2016 года, нет места коммерческим интересам отдельных нефтяных или газовых компаний. Политика президента Белоруссии Александра Лукашенко с самого момента его избрания напоминает хождение канатоходца над пропастью с длинным шестом в руках. С одной стороны шеста интересы Брюсселя, с другой — Москвы. У Брюсселя козырей немного, как правило — обещания принять в орбиту европейского сообщества. У Москвы всего два. Первый — это открытый всепоглощающий рынок для белорусских неконкурентных в Европе товаров, второй — беспошлинная нефть.

Минск не первый год получает подпитку от Москвы в виде беспошлинной поставки нефти на белорусские НПЗ — Мозырский и Новополоцкий. Ежегодно в Белоруссию по межправительственному соглашению 2007 года отгружается из России около 18-24 млн т нефти. При средней ставке пошлины около $75 за тонну бюджет России в 2016 году недополучил по меньшей мере $1,3 млрд. Условиями поставок предполагалось, что пошлина от экспорта нефтепродуктов, полученных из этой нефти, будет возвращаться в Россию. Но межправительственное соглашение не подкреплено контрактом, поэтому постоянно возникают разногласия. 

По факту Москва не получает пошлины от экспорта нефтепродуктов, потому что Минск переименовывает автомобильное топливо в беспошлинные растворители-разбавители. Также Белоруссия не выполняет обязательства по поставкам бензина на российский рынок (1 млн т), из-за чего в том числе внутренние российские цены держатся на высоком уровне. И каждый раз, когда Россия поднимает вопрос об исполнении обещаний, возникает конфликт. В 2010 году, например, Лукашенко решил «наказать» Россию, пригрозив отказаться от ее нефти в пользу венесуэльской. Купил два танкера, и на этом эксперимент закончился. В этом сезоне он разыгрывает карту азербайджанской нефти.

Лозунг Лукашенко (надо сказать, вполне справедливый) о том, что внутри Таможенного союза не должно быть никаких изъятий, привел к тому, что Москве пришлось принять трехлетнюю программу налогового маневра в нефтяной отрасли, суть которого сводилась к отказу от экспортной пошлины на нефть, а выпадающие при этом доходы переносились на внутренний налог — НДПИ, аналог природной ренты. Сами того не понимая, белорусы сыграли против себя. Подорожавшая для Белоруссии нефть (а с нынешнего года ставка экспортной пошлины практически обнулена) исключает возможность зарабатывать на разнице пошлин. В колоде возможных вариантов «шантажа» остались транзит нефти и поставки газа.

Задним числом в одностороннем порядке белорусы установили собственную «справедливую» цену российского газа — $73 за одну тысячу кубов против нынешних $132 — и именно по этой ставке платят «Газпрому». Откуда взялась такая цена, непонятно. По версии российской стороны, Белоруссия должна за газ еще $300 млн. Буквально вчера, 10 января, вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко заявил, что спор по цене на газ урегулирован: в ответ на погашение Минском долга в размере $300 млн за поставки газа Россия готова «существенно снизить стоимость газа». Факт решения проблемы подтвердил вице-премьер России Аркадий Дворкович, но тут же его руководитель Дмитрий Медведев опроверг заявление белорусской стороны о снижении стоимости поставок.

В феврале 2016 года Минск повысил цены на прокачку на 10,4%, в октябре — в 1,5 раза, а в ноябре 2016 года ТАСС со ссылкой на свои источники писал, что Минск планирует увеличить тариф на транзит российской нефти еще на 20,5%. Тогда советник президента «Транснефти» Игорь Демин заявил, что российская компания считает экономически обоснованным увеличение тарифов на прокачку нефти по территории Белоруссии с 1 февраля 2017 года. Демин пояснил, что речь идет о росте цен на транзит по «Гомельтранснефть Дружба» на 5,8% и «Полоцктранснефть Дружба» на 11,76%. Ставка тарифов на прокачку нефти по территории Белоруссии вырастет на 7,7% и будет действовать с 1 февраля по 31 марта 2017 года.

Все это напоминает давнюю, возможно, забытую историю, которая завершилась строительством нефтепровода в обход Белоруссии. Проект строительства второй ветки Балтийской трубопроводной системы возник именно во время нефтяного конфликта России и Белоруссии в начале января 2007 года. Тогда Россия в течение нескольких дней не поставляла нефть в Европу по нефтепроводу «Дружба» из-за отказа Белоруссии пропускать транзитные потоки без уплаты российской стороной пошлины за транзит сырья по белорусской территории. После подписания соответствующего российско-белорусского межправительственного соглашения поставки возобновились. 

Фактически решение нефтегазовых споров между Россией и Белоруссией было перенесено на февраль 2017 год. Стороны могут пойти на встречные уступки. Например, Москва согласится на увеличение тарифа на транзит нефти. Но это не первый и далеко не последний конфликт. Думаю, что позиция России в будущих спорах, несмотря на политическую близость «братской» Белоруссии, которая поддерживает Россию во всевозможных содружествах и партнерствах, будет более жесткой. Такого объема преференций, которые получает Белоруссия от России, Евросоюз не даст и рынок свой не откроет. А Россия свой может и закрыть.