Кризис скорректировал мандат банков развития - Бизнес
$57.41
61.91
ММВБ2051.04
BRENT50.67
RTS1124.35
GOLD1243.98

Кризис скорректировал мандат банков развития

читайте также
+1340 просмотров за суткиЗабалансовые обязательства: как определить фальшивую банковскую гарантию +5772 просмотров за суткиРейтинг 100 крупнейших банков — 2017 +3340 просмотров за суткиСистемная ошибка. Почему в нашей экономике становится все меньше банков и кредитов +21905 просмотров за сутки11 самых надежных банков России — 2017 +4023 просмотров за суткиСбербанк введет комиссию за снятие наличных для «чужих» клиентов +244 просмотров за суткиКоллектор в «цифре»: как стартап помогает собирать долги с помощью соцсетей и машинного обучения +1127 просмотров за суткиВоспользуются ли банки разрешением Visa брать комиссию за снятие наличных? +119 просмотров за суткиТатарский излом: акции «Татнефти» упали на фоне кризиса в республике +49 просмотров за суткиПлохая кредитная история: из Татфондбанка ушла часть кредитов Нижнекамскнефтехима +200 просмотров за суткиАвгиевы конюшни: как распознать надежный банк +36 просмотров за суткиПроще, быстрее, безопаснее: новинки банковских приложений 2017 года +3 просмотров за суткиАлександр Иванов (Waves Platform): «Технически ничто не мешает организовать государственное голосование на блокчейне» +6 просмотров за суткиПять идей для инвестиций с разумным риском в 2017 году Без дыры: пять нюансов при выборе банка +5 просмотров за суткиРоссийские банки показали пятикратный рост прибыли в 2016 году Правительство решило передать банкам функцию выдачи российских и заграничных паспортов Что год грядущий нам готовит? Взгляд банковского аналитика Татарское домино: почему рушатся банки республики Мафия бессмертна. К вопросу о национализации Приватбанка Итальянские страсти: может ли страшный сон о развале еврозоны стать явью?
Бизнес #банки 11.01.2017 08:01

Кризис скорректировал мандат банков развития

Нико Вардапетян Forbes Contributor
Фото Сергея Авдуевского / ТАСС
Из источника финансирования политических мегапроектов банки развития переформатируются в игроков на поле рыночных кредитов

Зачем обычному корпоративному заемщику идти в банк развития? Конечно, за длинными и дешевыми деньгами. Но с другой стороны, там специфические и не всегда прозрачные требования к проектам и сложные и забюрократизированные процессы рассмотрения заявок с непредсказуемым исходом. Традиционно банки развития воспринимались как источник финансирования для политически значимых мегапроектов с неочевидной рентабельностью, а не как рыночный игрок. За рыночными же кредитами заемщики обращались в коммерческие банки.

Кризис изменил расклад неожиданным образом. Некоторые считают текущую монетарную политику российского центробанка профессиональной и адекватной, доказательством чего является снижающаяся инфляция, другие — сравнивают такую борьбу с инфляцией с остановкой кровотечения из носа путем наложением жгута на шею. Что можно сказать определенно — при таком уровне рублевых ставок коммерческие банки из источника долгосрочного финансирования превращаются в источник краткосрочных кредитов и рефинансирования. По данным ЦБ, объем банковских рублевых кредитов корпоративному сектору с ноября 2014 года по ноябрь 2016 года вырос на 7%, девальвация рубля за тот же период составила около 50%. Такая слабая динамика роста кредитов понятна: при рентабельности инвестиционного проекта в промышленности в 12-15% нет смысла привлекать долгосрочное финансирование, обслуживание которого съест всю рентабельность.

В этой ситуации перед банками развития, казалось бы, открылось широкое поле для деятельности, поскольку они имеют статус государственных либо межгосударственных организаций с высокими кредитными рейтингами и возможностями привлечения дешевого капитала на международных рынках. Однако есть два ограничивающих фактора: во-первых, кризис сильно проредил число банков развития. ВЭБ попал под тройной удар: на обесценение кредитов, выданных ранее по неэкономическим мотивам, наложилась потеря возможности привлекать деньги на зарубежных рынках и резкое сокращение господдержки. Группа Всемирного банка — ЕБРР и МФК по политическим мотивам вообще прекратила рассмотрение новых проектов в России. Новые игроки – такие, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Новый банк развития (известный также как «Банк БРИКС») – не могут их заместить, так как только разворачивают свою деятельность и фокусируются на узком круге проектов (инфраструктурных, «зеленой» энергетике и т.д.) с желательным госучастием.

Все международные банки развития в силу своего статуса имеют валютный баланс, привлекать же рубли же они могут только на рынке по тем же ставкам, как и крупные коммерческие банки. Таким образом, оставшиеся активными на российском рынке международные банки развития имеют возможность предоставлять финансирование в основном в валюте. Но вместе с тем, благодаря кредитным рейтингам, этим банкам легко удешевлять стоимость кредитов за счет не только привлечения капитала на зарубежных рынках, но и гарантий экспортных кредитных агентств. А отсутствие такого KPI, как максимизация прибыли, позволяет им предоставлять кредитные средства фактически по себестоимости.

Однако в число заемщиков, способных надежно обслуживать долгосрочные валютные кредиты и не боящихся девальвации рубля, входят лишь компании с проектами в экспортно-ориентированных отраслях и сферах, где цены на продукцию привязаны к экспортному паритету. Недавно к их числу прибавился ряд компаний, занимающихся проектами по импортозамещению, где цена продукции привязана к импортным аналогам, дорожающим при девальвации, что создает естественное хеджирование валютных рисков. Благодаря девальвации количество жизнеспособных проектов по импортозамещению в разных отраслях резко возросло.

Для расширения круга заемщиков банки развития все больше внимания уделяют проектному финансированию без права регресса на заемщика — продукту, который и до кризиса был малодоступен. Неподотчетность национальным регуляторам дает гибкость в предоставлении таких кредитов.

У каждого банка развития есть собственные специфические задачи, и соответствующие этим условиям проекты могут рассчитывать на льготные условия кредитования. Например, у ЕАБР — это инвестиционные проекты, способствующие увеличению торговли и инвестиций между странами Евразийского Экономического Союза, а также развитию экономики регионов.

Банкам развития еще предстоит изменится. Согласно стереотипам, они являются неповоротливыми махинами, в которой без мощного административного ресурса и проекта на миллиарды долларов, делать нечего. ВЭБ недавно принял стратегию, согласно которой к 2018 году ему предстоит превратиться в ВЭБ 2.0 и уйти от нерентабельных мегапроектов. ЕАБР обновленную стратегию принял весной 2016 года и активно наращивает количество проектов в самых разных отраслях.

Банки развития, у которых есть четкая стратегия и профессиональная команда для ее воплощения, стараются удовлетворить потребность заемщиков в долгосрочном инвестиционном кредитовании и в некоторой мере начинают подменять собой коммерческие банки, реализуя функцию контрцикличности в кризисных условиях. Неожиданное, но необходимое для экономики страны дополнение к их изначальному мандату.