Барак Обама: незаконченный портрет

Максим Артемьев Forbes Contributor
Фото REUTERS / John Gress
Барак Обама не допустил серьезных ошибок на посту  президента США — несмотря на опасения скептиков. Но и упований самых восторженных своих сторонников не оправдал

Барак Обама покидает свой пост совсем не так, как его предшественник Джордж Буш — младший. Последний его твит из Белого дома собрал уже более 1,7 миллиона лайков — рекордное достижение за все президентство. Нет, нельзя сказать, что люди рыдают, прощаясь с Обамой, в отличии от него самого, пустившего слезу во время итоговой речи. Но его рейтинг (55-57%) — один из самых высоких, который был у уходящих президентов.

Однако если сопоставить, как Обаму встречали ровно восемь лет назад, когда он только вступал в Белый дом, с нынешним к нему отношением, то картина будет более объективной. «Чуда не случилось» — так можно суммировать общую оценку мировых СМИ. Хотя в них проскальзывает много плохо скрываемого разочарования, в целом мнение таково — «он стал не худшим президентом». Оно и логично — энтузиазм не бывает продолжительным.

Барак Обама явился воплощением американской мечты — сын нищего студента из Африки, выросший без отца, представитель расового меньшинства, самостоятельно пробился в жизни до небывалых высот — благодаря уму и прилежанию. У Обамы были довольно несчастные родители, рано ушедшие из жизни, и он вынужден был с ранних лет полагаться на самого себя, конечно, не в горьковском смысле: «в люди» он уходил и не бедствовал, однако рано повзрослел и стал самостоятельным.

Его политическая карьера походила на стремительный взлет: в 2004-м Обама впервые избирается сенатором от Иллинойса, а уже через четыре года — президентом США. Многие тогда выражали удивление — как сможет руководить ядерной сверхдержавой, страной с самой сильной армией и с самой большой экономикой в мире человек, который не имеет ни малейшего управленческого опыта?

Однако скептики не учитывали специфики Соединенных Штатов — в стране настолько устоявшиеся институты, что они работают при минимальном участии государства. Главное для главы Белого дома — быть лидером, то есть предлагать решения и брать на себя за них ответственность. Американский президент не занимается, в отличии от России, повседневным администрированием.

А лидером Барак Обама оказался неплохим — он умеет хорошо выступать (незаменимое качество в действующей демократии), дискутировать, умеет слушать собеседника, вызывать доверие аудитории, настроен на компромисс и в то же время не отходит от ясно обозначенных базовых демократических ценностей.

Во многом ему повезло, у Америки в 2009–2017 годах не было глобальных вызовов, она не сталкивалась с серьезным мировым экономическим кризисом. И «арабская весна», и кризис в отношениях Россией под определение «глобального вызова» не попадают. Само присуждение Нобелевской премии мира менее чем через год работы стало одним из таких везений — он получил ее авансом, за сам факт победы на выборах, еще ничего толком не сделав.

Впрочем, став президентом, с первого дня Обама принялся за исполнение своих предвыборных обещаний, крупнейшим из которых была реформа здравоохранения, знаменитая Obamacare. Ему удалось провести ее в жизнь — то, что не смог в свое время сделать Билл Клинтон при помощи своей супруги. Суть Obamacare, если вкратце, заключается в том, что в Америке нет всеобщей системы медицинского страхования, как практически во всех развитых странах. Это сложилось исторически — патологический страх американцев перед всем, что хоть как-то напоминает «социализм», упование на индивидуальное решение проблем, мощный страховой сектор экономики, миллионы работников которого, в случае перехода на государственные рельсы, могут остаться без работы.

В результате более сорока миллионов американцев не имели медстраховки в силу ее дороговизны. Предложенная Обамой реформа, не посягая на базовые принципы медицинского страхования в стране, удешевила страховку и облегчила ее получение наиболее уязвимым группам граждан. Число счастливых ее обладателей возросло на 8-9%. По большому счету реформа была весьма ограниченной, так как не ввела обязательного страхования для всех, но даже в таком урезанном виде вызвала жаркие споры и неприятие многих американцев. Отныне медицинское страхование заняло в политическом дискурсе США такое же место, как сугубо американские проблемы абортов и владения оружием. Недаром в январе нынешнего года, в преддверии инаугурации Дональда Трампа, Сенат уже начал подготовку к отмене реформы, что, впрочем, вовсе не легко будет сделать, несмотря на республиканское большинство в обеих палатах Конгресса.

Важным достижением администрации Обамы стала и отмена пресловутого правила в вооруженных силах «не спрашивай, не отвечай», что позволило отныне служить в армии открытым гомосексуалистам и лесбиянкам. Данная реформа показала, как быстро меняются нравы. Если в 1993 году, когда было принято данное правило, оно казалось революционным по своей смелости, то уже через десять лет стало восприниматься как ретроградное и дискриминационное. Администрация Обамы решительно поддерживала усилия и судей Верховного суда, и общественных активистов по признанию легальными однополых браков, которые отныне стали обыденной частью жизни Америки.

Белый дом стоял и за законом Додда — Франка, который ввел новые правила игры на финансовом рынке и создал новый контролирующий орган — Совет по надзору за финансовой стабильностью. Обама удачно провел политику по выводу экономики из кризиса 2008 года и стимулировал создание новых рабочих мест. В итоге безработица при нем снизилась почти в два раза. Однако экономика росла довольно вяло — около двух процентов в год. Гигантский госдолг продолжал увеличиваться, достигнув почти 13,5 триллиона долларов. Бюджет ни разу не был сверстан с профицитом. Эти факторы (как и противоречивое восприятие Obamacare) и сказались в том, что Хиллари Клинтон проиграла.

«Чайное движение» возникшее при Обаме, при нем и рассосалось, однако феномен Трампа стал его следствием. В Америке, как выяснилось, сильна не только страсть к переменам (избрание Обамы), но и силен традиционализм. С 2010 года, несмотря на всю популярность Обамы, республиканцы контролировали Палату представителей, а с 2014-го — и Сенат. Неслучайно, что закрыть тюрьму в Гуантанамо, т. е. выполнить свое важнейшее предвыборное обещание, Обаме так и не удалось. Америка, на самом деле, весьма консервативная страна. Неслучайно, что более чем за 230 лет в Конституцию было внесено менее тридцати поправок.

Когда Барак Обама пришел к власти, США вели две войны — в Ираке и Афганистане. Он вывел в конечном счете войска из первого, а во втором, напротив, в начале правления увеличил контингент. Через восемь лет ситуация в Ираке по-прежнему нестабильна и там полыхает гражданская война. То же самое можно сказать и про Афганистан — до окончания военного присутствия Штатов в этой стране еще далеко.

Но к этим конфликтам прибавились и другие, в которые США так или иначе впутаны. Помимо войны в Сирии вялотекущие вооруженные конфликты тлеют в Ливии и в Йемене. «Арабская весна», первоначальную реакцию на которую Обамы западные обозреватели приветствовали, превратилась в кошмар. Однако обвинять в этом в первую очередь американского президента было бы несправедливо. Сегодня все уже забыли, какую негативную реакцию вызвал интервенционизм Буша, и Обама вынужден был постоянно оглядываться на печальный опыт предшественника. Можно спорить о том, разумно ли поступил хозяин Белого дома, приветствовав революцию на Ближнем Востоке, но однозначно можно сказать, что он мудро воздержался от прямой интервенции в Сирию. Да и в случае Ливии он ограничился авиаударами, которых, впрочем, оказалось достаточно для свержения Каддафи. События в этом регионе показали всю противоречивость упований на «прогресс» и «демократию».

«Войну с терроризмом», избегая этого термина, Обама продолжил, и самым ярким достижением на этом поприще стала ликвидация неуловимого Усамы бен Ладена.

Эпохальным стало решение Обамы возобновить дипломатические отношения с Кубой и его посещение мятежного острова. Этим шагом он подвел черту под историей пятидесяти пяти лет противостояния и открыл дверь в будущее — как раз накануне смерти Фиделя Кастро.

Что до «перезагрузки» с Россией, то, как представляется сегодня, она априори была обречена на неудачу. Тот факт, что отношения были сильно испорчены при республиканце Буше и что они только ухудшились при демократе Обаме, показывает, что дело не в личных пристрастиях и партийных программах. Слишком уж разные цели преследуют Вашингтон и Москва.

Барак Обама не допустил серьезных ошибок на посту президента США — несмотря на опасения скептиков. Он, конечно, и не оправдал упований самых восторженных своих сторонников. Его случай показал, что американская политическая система стремится к равновесию, не допускает сильных перекосов в ту или иную сторону. Впрочем, Обама за всю свою карьеру ни единой секунды не представал в роли революционера. Это типично американский политик. Необычным в нем был только этнический бэкграунд и слишком быстрое вознесение в Белый дом.

Покидая последний в возрасте 55 лет, Обама теперь должен задуматься — чем он займется в течение ближайших лет двадцати? Думается, с его способностями к поиску компромисса и дипломатичностью он будет широко востребован на мировой арене. Роль третейского посредника во всякого рода международных конфликтах, арбитражах и прочем подходит ему идеально.

Новости партнеров