«Гигант дипломатии»: иностранная пресса о Виталии Чуркине

Виталий Чуркин на заседании Совбеза ООН, посвященного ситуации на Украине. Фото REUTERS / Andrew Kelly
Как мир запомнил постпреда России при ООН

20 февраля, за день до своего 65-летия, скончался постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин. В МИДе подчеркивали, что дипломат ушел из жизни «на рабочем посту». По информации источников New York Post, причиной смерти стал сердечный приступ.

Должность постпреда Чуркин занимал почти 11 лет. Его коллеги и оппоненты считали его человеком, жестко отстаивающим позицию России на международной арене: представитель России неоднократно критиковал политику других стран и пользовался своим правом вето, в частности на проекты резолюций Совбеза ООН по Сирии и Украине. Однако в день трагедии почти все его бывшие оппоненты высказались о дипломате с большой теплотой. Ключевые западные СМИ опубликовали заметки, где отметили его профессионализм и человеческие качества.

«Господин Чуркин с его безупречным английским и невозмутимым поведением воплощал образ дипломата старой школы. Его восхождение по карьерной лестнице в Министерстве иностранных дел пришлось на не самые простые 40 лет в истории его страны и отчасти связано с тем, что в эту эпоху перемен ему пришлось заново утверждать место России на дипломатической сцене после окончания холодной войны», — пишет The Washington Post.

Издание отмечает, что он был воспитан в духе истинного коммунизма, но при этом был идеологически достаточно гибким, что позволило ему пережить масштабные политические и экономические изменения, когда сначала к власти в СССР пришел Михаил Горбачев, а затем последовал развал Советского Союза. После этого, при Борисе Ельцине, он стал представителем России на Балканах, где в тот момент кипела война.

В 1992 году, будучи заместителем министра иностранных дел России, он впервые в истории российской и советской дипломатии начал проводить регулярные открытые брифинги для иностранных журналистов. «Несмотря на давление событий, он, казалось, упивался вниманием западных корреспондентов, которые окружали его на брифингах, и был рад подробно им отвечать», — пишет Reuters, добавляя, что постпред свободно владел английским.

New York Times отмечает, что Чуркин в юности работал переводчиком, и поэтому его нередко раздражали переводчики Организации Объединенных Наций, которые не могли подражать его стилю речи.

Washington Post добавляет, что в этот период, с середины 1990-х годов, Чуркин был крупным игроком в дипломатической среде, в том числе помогал наладить связи Москвы с боснийскими сербами, пытаясь призвать их к переговорам. В 1994 году, как пишет газета, ему приписывали роль посредника в сделке, позволившей «предотвратить авиаудары НАТО, снять осаду Сараево и ввести российские войска наравне с силами ООН в регион».

Хотя тогда мир в регионе сохранить не удалось, но его работа по Югославии повысила его статус, после чего он был назначен послом в Бельгии и затем в Канаде, а в 2006 году стал постоянным представителем России при ООН. «У него была репутация человека находчивого и остроумного, особенно в общении с американскими и европейскими коллегами», — пишет газета.

New York Times добавляет, что временами он мог быть чрезмерно едким. В частности, дискутируя с постпредом США при ООН Самантой Пауэр по поводу действий России в Сирии, он заявил: «Особенно странным мне показалось выступление представителя Соединенных Штатов, которая построила свое выступление так, будто она мать Тереза».

«Чуркин был воинственным защитником российской политики», — соглашается Reuters. NYT отмечает, что в публичном поле дипломат был известен как защитник Кремля, однако собеседники издания в частном порядке отметили, что он не всегда одобрял действия президента Путина.

Так, журналист Том Брокау из NBC News, знавший Чуркина в течение многих лет, вспоминал, что на приеме у него дома в 2015 году посол описывал администрацию Путина как «клептократию», говорится в публикации. «В частных беседах он мог очень критически отзываться о Путине и о том, как он управлял страной», — сказал Брокау 20 февраля. Он добавил, что не менее критически российский дипломат относился и к администрации Барака Обамы.

Издание добавляет, что отношения России с Соединенными Штатами испортились в период пребывания Чуркина в должности посла в ООН — сначала из-за Ливии, а затем из-за кризиса в Сирии и на Украине.

Он был известен как ярый защитник Башара Асада, с помощью права вето заблокировал шесть резолюций Совбеза, направленных против сирийского президента, а каждую реплику со стороны Запада в адрес действий России встречал критикой в адрес политики США и ЕС в Йемене и других странах, пишет NYT.

Тем не менее он мог удивить свои коллег-дипломатов, признает газета. В декабре прошлого года он вел переговоры со своими французскими и американскими коллегами — в течение трех часов в закрытом помещении они обсуждали формулировки в проекте резолюции по отправке наблюдателей от ООН в Алеппо, где проходила эвакуация. «Это был первый случай за несколько месяцев, когда Совет Безопасности достиг консенсуса в отношении Сирии», — подчеркивает издание.

«Это был не просто какой-то дипломат, человек в костюме», — заявил старший корреспондент CNN Ричард Рот. Он привел слова представителя Великобритании Мэтью Рикфорта, назвавшего Чуркина «гигантом дипломатии». «Он выделялся среди всех 193 постпредов», — заключает журналист.

Читайте также: Виталий Чуркин: лицо российской внешней политики

Новости партнеров