Фокус с насадкой: как «сбывались мечты» крупного подрядчика «Газпрома» - Бизнес
$56.94
61.5
ММВБ2039.77
BRENT51.04
RTS1124.66
GOLD1243.72

Фокус с насадкой: как «сбывались мечты» крупного подрядчика «Газпрома»

читайте также
+1 просмотров за суткиБремя монополии: почему повышение налогов для «Газпрома» обоснованно +30 просмотров за суткиКороли госзаказа — 2017: рейтинг Forbes +69 просмотров за суткиВышел мартовский номер Forbes +1 просмотров за суткиБиржа газует: будут ли справедливые цены на газ на внутреннем рынке +7 просмотров за суткиДоходы менеджеров «Газпрома» снизились, а «Роснефти» — остались на прежнем уровне Без денег: некому финансировать российский нефтегаз Румынский ключ: страна может заблокировать Европу от «Турецкого потока» «Газпром» готовится к росту потребления газа в Европе Первая нефть: выходцы из «Газпрома» строят новую сырьевую компанию Прощай газовое оружие: европейский проект «Газпрома» вновь в центре конфликта Юрий Ковальчук, Алексей Мордашов и партнеры получили контроль над «Газфондом» за $10 млн Шесть аргументов против свободного экспорта газа Правительство давит на газ: к чему приведет рост налогов «Офшорная психология»: почему «Роснефти» разонравилось быть госкомпанией В Питере – быть: «Стройтрансгаз» и «Стройгазконсалтинг» переезжают в Санкт-Петербург Северный поток — 2: аргументы Миллера Опасный газ: почему в России слабо востребована биржевая торговля газом В свете лет: почему дорожает электроэнергия Новицкий без газа: бизнесмен пытается сохранить пенсионный бизнес Кейнсианство по Сечину: как Россия избавляется от нефтяного проклятия

Фокус с насадкой: как «сбывались мечты» крупного подрядчика «Газпрома»

Фото DR
Владельцы уфимского института «Петон» дебютировали в рейтинге «Короли госзаказа» сразу на первом месте. Forbes выяснял, кто эти люди и как им удалось получить доступ к подрядам газовой монополии

Добраться до московского представительства уфимского института «Петон» не так уж просто. Офис находится на юге столицы вдалеке от делового центра. Преимущество такого расположения заключается в «респектабельном окружении», говорится в презентации офисного комплекса. В полукилометре от него возвышается башня центрального офиса «Газпрома» на Наметкина.

Именно подряды газовой монополии вывели владельцев «Петона» в лидеры рейтинга «Короли госзаказа». Хотя история компании насчитывает более 25 лет, до последнего времени о ней знал только узкий круг инженеров-технологов.

Все изменилось в 2016 году, когда «Газпром» без конкурса заключил с «Петоном» контракты на более 170 млрд рублей. Но участников рынка газпромовских подрядов поразила не столько сумма, сколько отсутствие «какого-либо шлейфа», как выразился один из собеседников Forbes.

Недостаток официальной информации породил разного рода догадки и слухи о происхождении успеха «Петона»: от «питерского следа» до покровительства крупной нефтяной госкомпании. Звучала версия даже о связи со знаменитым полковником МВД Дмитрием Захарченко и его миллиардами.

Forbes изучил путь «Петона» от небольшого института в Уфе до крупнейшего подрядчика «Газпрома» и биографию трех его владельцев — Игоря Мнушкина, Олега Полякова и Владимира Зайцева.

Изобретатель и его зять

«Чудес, конечно, не бывает», — признает основатель и гендиректор «Петона» Игорь Мнушкин. Автор более ста изобретений и владелец 40% «Петона» живет в Уфе и беседует с корреспондентом Forbes по видеосвязи. Успех «Петона» он ожидаемо объясняет годами «упорного труда». Мнушкин добился успехов, поскольку целенаправленно «бил в одну точку», уверяет директор ГУП «Институт нефтехимпереработки Республики Башкортостан» Эльшад Теляшев.

В 1980-м году Мнушкин окончил Уфимский нефтяной университет (УГНТУ) и поступил в аспирантуру на кафедру профессора Бориса Марушкина, известного советского ученого в нефтегазовой сфере. Он и его коллега Константин Богатых занимались увеличением мощности нефте- и газоперерабатывающих заводов за счет внедрения новых насадок в колонны. Мнушкин входил в их рабочую группу и занимался проектированием и наладочными работами, рассказывает профессор УГНТУ Наум Самойлов.

По словам самого Мнушкина, группа зарегистрировала около 40 патентов и внедрила свои разработки на Уфимском, Московском, Волгоградском и Саратовском НПЗ.

Защитив в 1987 году диссертацию, Мнушкин ушел из института и приступил к самостоятельным исследованиям. А в 1990 году учредил «Петон». Название компании пошло от ее основной разработки — «перекрестноточной насадки», сокращенно «петон».

Но бывший руководитель Мнушкина в УГНТУ Константин Богатых опередил его, создав собственное научное предприятие на год раньше.

Конкурентным преимуществом Мнушкина стала своя производственная база в Оренбургской области. По словам его знакомого, необходимые мощности обеспечил Владимир Латышев, работавший на Орском НПЗ (по данным «Контур-фокус» до сих пор вместе с Мнушкиным владеет зарегистрированным в Орске ООО «Петон-М»). За счет собственного производства значительно вырастала маржа, отмечает собеседник Forbes: «С этого и началась серьезная история».

Во время перестройки на НПЗ началось повальное увлечение внедрением западных технологий, вспоминает Наум Самойлов. А разработки «Петона», по его словам, были «вполне конкурентоспособными». Но этого было недостаточно. 

«В 80-90-е годы все переработчики и технологи были как одна семья», — рассказывает Мнушкин. Со времен УГНТУ у него завязались хорошие связи с руководителями НПЗ, так как институтские технологи работали с ними напрямую. Базовые связи появились у Мнушкина благодаря Марушкину, отмечает знакомый обоих ученых: «Он был гуру».

В 1992 году «Петон» получил первый заказ от башкирского «Салаватнефтеоргсинтеза». Затем были проекты на Комсомольском и Киришском НПЗ, заводах в Москве, Уфе, Перми. «Петону» удалось захватить до 20% рынка насадок в вакуумных колоннах, говорилось в одной из рекламных статей, посвященных компании.

Начав с насадок в колонны, «Петон» перешел к полноценному оборудованию и установкам, одним из первых стал поставлять свои услуги за рубеж, перечисляет Теляшев. «Мозговым центром» «Петона», по словам Самойлова, является Мнушкин, который курирует в «Петоне» науку и технологии. Наука — не единственное слагаемое успеха, отмечает Теляшев: не менее важно «уметь убеждать, аргументировать, привлекать».

В свое время Мнушкин привлек к управлению своего зятя Эдуарда Гасанова, который и привнес управленческую составляющую, рассказывает нефтехимик. По мере того, как компания росла, присоединялись и другие «современные управленцы», продолжает Теляшев: «Эта команда, вероятно, смогла подключить определенный административный ресурс и добиться серьезных заказов».

Уфимец Эдуард Гасанов пришел в «Петон» в 2007 году на должность коммерческого директора в тридцатилетнем возрасте. С тех пор он успел побывать в кресле гендиректора и председателя совета директоров компании. С недавнего времени он более не возглавляет совет директоров, но по-прежнему является его членом, сообщили в пресс-службе «Петона». Сам он отказался давать интервью Forbes.

Про Гасанова практически ничего неизвестно. Знакомые характеризуют его как жесткого и «пробивного» переговорщика. В «Петоне» он отвечает за «связи и контакты», говорят собеседники Forbes.

Переговорческие навыки Гасанова так беспокоили конкурентов, что в 2012 году, как писали СМИ, он столкнулся с «прослушкой» своих телефонных переговоров с «дочкой» «Башнефти» «Уфанефтехимом».

До недавнего времени «Башнефть» была основным заказчиком «Петона». В общей сложности «Петон» реализовал для компании 30 крупных проектов. По данным электронной площадки B2B-Bashneft, в 2011-2012 годах «Петон» выиграл несколько конкурсов «Башнефти»  на сумму более 500 млн руб. По словам одного из собеседников Forbes, сумма контрактов, которые «Петон» мог получить от «Башнефти» за все время, выше в 3-4 раза. В самом «Петоне» сумму заказов не раскрывают.

В республике всегда были важны неформальные связи, говорит работник башкирского ТЭК, большинство подрядов на модернизацию получали «местные ученые и технари»: «Они были понятны руководству заводов и знакомы с самими объектами».

Но в конце 2013 года ситуация изменилась: уфимские заводы «Башнефти» возглавил выходец из ТНК-ВР Яков Полункин. При нем независимость руководителей на местах сильно снизилась, рассказывает собеседник Forbes, а с переходом «Башнефти» под контроль государства тендерные процедуры ужесточились еще больше. Если верить порталу B2B-Bashneft, «Петон» вернулся в ряды поставщиков «Башнефти» лишь в 2016 году после паузы в несколько лет.

Каратист и его брат

В начале 2015 года совладельцем «Петона» стал еще один уроженец Башкирии Олег Поляков. Он получил 49% уфимского института, контроль остался за Мнушкиным (сейчас у Полякова и Мнушкина по 40% компании). Условия сделки были рыночными, пояснили в «Петоне». Из открытых источников следует, что Поляков еще в 2013 году был советником Гасанова. Они знают друг друга с 2000-х, так как работали в смежных сферах, говорит знакомый одного из них.

На личном сайте Полякова указано, что он родился в семье рабочих, учился и вырос в Башкортостане, а его работа «практически всегда была связана с управленческой деятельностью». В 2000-е бизнесмен выступил учредителем нескольких строительных, дорожных и топливных компаний (почти все ликвидированы). В 2008 году Поляков «на свои собственные средства» создал в Башкирии сеть медицинских лабораторий «Медиалаб». По данным базы «Контур-фонкус», выручка сети, которая насчитывает более 20 отделений, за 2015 год составила 191 млн рублей, а ее владелец — не сам Поляков, а его брат Дмитрий.

Перед приходом в «Петон», Поляков в 2011-2013 годах возглавлял ОАО «Уфимкабель» (в прошлом ГУП). В одном из интервью бизнесмен рассказывал, что благодаря опыту работы нефтетрейдером смог договориться с «Газпромом» и «Роснефтью» о поставках нефтемонтажных кабелей, которые, по его словам, использовались в том числе при строительстве «Южного Потока». После того, как контроль над заводом получил экс-депутат Госдумы Ильдар Гималетдинов, Поляков покинул предприятие.

Свой интерес к «Петону» Поляков в одном из интервью объяснял огромным потенциалом роста компании. В 2014 году он вместо Гасанова возглавил компанию «Петон инвест технолоджи» — управляющую для структур «Петона». А в 2015 году вместе с Мнушкиным стал совладельцем еще одной «Инвест технолоджи», консолидирующей несколько предприятий «Петона». Бизнесмен также входит в совет директоров «Петона», где курирует финансовую стратегию холдинга. По стопам брата пошел и Дмитрий Поляков, который сейчас занимает пост советника гендиректора «Петона».

Интересы Олега Полякова шире, чем просто бизнес. Он с детства увлекается карате и входит в попечительский совет спортивной федерации по киокусинкай Республики Башкортостан. Успехи Полякова оценили и за пределами республики: в начале этого года он был единогласно включен в попечительский совет федерации самбо Санкт-Петербурга (его возглавляет губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко).

Инвестиции Полякова в здоровье и полезные связи не ограничиваются боевыми искусствами. Бизнесмен вложился в строительство банного комплекса «Сандуны Одинцово» наряду с тремя совладельцами легендарных московских Сандунов, одним из наиболее удачных мест для завязывания неформальных связей. Поляков даже пробовал себя самовыдвиженцем на выборах в городской совет Уфы. Но с недавних пор он не единственный акционер «Петона» с политическим опытом.

Военный и его «братья по оружию»

Последний «современный управленец» появился в акционерах «Петона» незадолго до громких контрактов с «Газпромом». Почти ровно год назад Владимир Зайцев получил 20% уфимского института, тем самым уровняв пакеты Мнушкина и Полякова.

Представитель «Петона» не поясняет, на каких условиях Зайцев стал совладельцем института и за что отвечает в совете директоров, традиционно ограничиваясь размытой формулировкой. Зайцев от общения с Forbes отказался.

Из неофициальной биографии 51-летнего Зайцева следует, что у него весьма разнообразный управленческий опыт: он работал и в банках, и в девелопменте, и в нефтянке, и даже на госслужбе. Все знакомые Зайцева, с которыми удалось пообщаться Forbes, характеризуют его исключительно как общительного и порядочного делового человека с военным стержнем.

С военными у Зайцева действительно много общего. В 1988 году он закончил Военно-космическую академию имени А.Ф.Можайского в Санкт-Петербурге, опорный вуз российских космических войск. Затем, по словам его сослуживца и бывшего партнера по бизнесу Андрея Толмачева, Зайцева распределили в военный институт в Москве. В подробности Толмачев не вдается, но Зайцев в одном из своих немногочисленных интервью говорит, что работал в Главном разведывательном управлении. А после перестройки пришел в бизнес.

Судя по всему, именно у Толмачева в ТОО «Фирма Доберман» Зайцев начинал свою карьеру в бизнесе. В середине 90-х Зайцев, Толмачев и несколько их партнеров создали группу «Росшина» — холдинг по переработке попутного нефтяного газа в автомобильные шины. Зайцев отвечал за взаимодействие с органами власти.

Группа владела контрольными пакетами Ярославского, Московского, Красноярского и еще нескольких шинных заводов, контролируя около четверти рынка шин. Поставщиками сырья были «Сибур» и башкирские заводы.

Выбор в пользу этой отрасли был обусловлен случайными факторами, делится Толмачев, — «друзьями и знакомыми». Конкретных имен он не называет. В конце 90-х партнеры продали основные активы «Росшины» структурам Михаила Ходорковского.

После этого бизнес-пути Зайцева и Толмачева разошлись. Зайцев стал строить в Москве коммерческую недвижимость вместе с основателем «Ингеокома» Михаилом Рудяком, а Толмачев занялся девелопментом в регионах.

Зайцев познакомился с Рудяком еще в начале 90-х через общих знакомых и они сдружились. В структурах «Ингеокома» Зайцев проработал до 2007 года и даже получил благодарность мэра Юрия Лужкова за большой вклад в строительство ТЦ «Атриум». В девелопменте у Зайцева были и личные инвестиции: вместе с девелопером Павлом Фуксом и активистом Павлом Пожигайло он входил в совет директоров и до 2014 года владел миноритарной долей в спорткомплексе «Олимпиский», пока партнеры не продали свой пакет бизнесмену Дмитрию Шумкову.

В конце 2000-х Зайцев неожиданно переквалифицировался в банкира, став вице-президентом банка «Авангард». История довольно простая, рассказывает знакомый Зайцева: «Ингеоком» обслуживался в банке и топ-менеджмент был знаком с Зайцевым. Когда тот покинул «Ингеоком», его пригласили «побыть вице-президентом и помогать в поиске клиентов». Клиентов он знал, так как «Ингеоком» был крупный заказчик и подрядчик, поясняет собеседник Forbes. По его словам, Зайцев был лично знаком с владельцем «Авангарда» Кириллом Миноваловым.

В 2012 году Зайцев снова резко поменял курс. Губернатор Смоленской области Алексей Островский предложил ему возглавить представительство региона в Москве и он согласился. «Я был знаком с ним уже около пятнадцати лет и хорошо знал его личные и деловые качества», — сказал Островский Forbes. Губернатор также рассчитывал на его «обширные и полезные деловые связи, как на федеральном уровне, так и на уровне правительства Москвы». Зайцев оказался эффективным чиновником, рассказывает Островский, но в итоге выбрал бизнес.

По словам знакомого Зайцева, тот снова подался в банковскую сферу. Но связи со Смоленской областью не потерял. В 2015 году партия «За справедливость» выдвинула его кандидатуру на пост губернатора региона.

«Зайцев для меня не просто бизнесмен, а тот, кто посвятил себя военной службе», — говорит председатель партии Владимир Пономаренко. Политик, который 40 лет прослужил в армии, с начала 90-х руководит организацией «Российское воинское братство». Зайцева порекомендовали «коллеги и братья по оружию», рассказывает Пономаренко, но называть их отказывается. На выборах с 65% голосов уверенно победил Островский, а Зайцев набрал около 2%. Зато Зайцев получил «незабываемый опыт», парирует Пономаренко: «Ведь сегодня человек в бизнесе, а завтра руководитель города или региона».

Уже на момент подачи документов в смоленский избирком кандидат в губернаторы Зайцев указывал «Петон» как основное место работы. По данным ведомости, на середину 2015 года он был замом гендиректора по взаимодействию с органами власти. Сейчас на сайте «Петона» указано, что Зайцев также является членом совета директоров компании.

Что именно привело Зайцева в «Петон», остается только гадать. У бизнесмена, судя по всему, достаточно знакомых в нефтегазовой отрасли. Например, один из бывших руководителей «Росшины» Алексей Бердинев (выпустился из «Можайки» в том же году, что и Зайцев) с 2013 года работает в структурах «Газпрома». Еще один «одногодка» Зайцева по выпуску Дмитрий Афанасенко работает в структурах «Стройгазмонтажа» Аркадия Ротенберга. А в 2015 году Зайцев вместе с бывшим сотрудником «Роснефтегазстроя» Валерием Белоусовым зарегистрировал компанию «Петрофинанс». Не стоит исключать и «смоленский след», ведь с 2014 года 50% ООО «Петон технолоджи» принадлежит Елене Гуськовой, соучредительнице Смоленского банка, некогда ключевого для региона (с 2013 года отозвана лицензия).

Зайцев — это человек, который очень тонко чувствует узкие, проблемные места в любом деле, говорит Толмачев. «Петон» работает в той же отрасли, что и «Росшина», констатирует он: «Задачи схожие, а специфику отрасли можно изучить, профессионалов — привлечь. Главное — правильно структурировать задачу и правильно ее решать».

Деньги или ответственность

«Сегодня «Газпром» принял решение, что проект Амурского ГПЗ будет реализовываться с немецкой компанией Linde», — объявил председатель правления газовой монополии Алексей Миллер 6 октября 2015 года. Так он поставил точку в состязании двух консорциумов Linde-«Петон» и «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ) с французской Air Liquide за право участвовать в знаковом для России проекте. Несколькими месяцами ранее «Газпром» выбрал для этого проекта генподрядчика, подписав «контракт века» на 790,6 млрд рублей с с дочерней структурой «Сибура» — институтом «НИПИгаз». 

Объявив консорциум Linde-«Петон» победителем, Миллер дал понять, что перед Linde открываются перспективы «в области СПГ и импортозамещения». Вскоре перспективы обрели реальные очертания. Через год «Газпром» без конкурса назначил «Петон» генподрядчиком по СПГ-заводу в Выборге, а лицензиаром (разработчиком технологий) была выбрана Linde.

Генпроектировщиком завода должен был стать корпоративный институт «Газпрома» «Гипроспецгаз», рассказали Forbes два участника инжинирингового рынка. Стояла амбициозная задача — построить завод на российском оборудовании и технологии, говорит один из них, под проект планировалось привлечь входящий в ОМЗ (на 99% принадлежит Газпромбанку) «Криогенмаш». В ноябре 2015 года тогдашний глава совета директоров ОМЗ Вадим Махов уже делился с корпоративным журналом «Газпрома» планами построить СПГ-установку в Выборге.

Но затем, по словам собеседников Forbes, «внутри Газпрома» было принято решение «завести» на объект Linde. Аргумент: это уже опробованная технология, а вот сможет ли «Криогенмаш» выйти на заявленную мощность, было непонятно, пересказывает сотрудник инженерной компании. В итоге «Газпром» расторг контракт с «Гипроспецгазом» и передал проект СПГ-завода на 127 млрд руб. «Петону» как единственному поставщику.

Примерно 60% проекта составят отечественные технологии и оборудование, запроектированные «Петоном» в рамках программы импортозамещения, заверяет гендиректор уфимского института Игорь Мнушкин, и только 40% проекта — адаптированная иностранная технология. Он также подчеркивает, что институт работает с «Газпромом» еще с 1996 года. За это время «Петон» реализовал со структурами Газпрома 35 крупных контрактов, следует из презентации института. Успешный опыт сотрудничества зарекомендовал «Петон» как надежного партнера, объясняет Мнушкин.

В случае с СПГ-заводом, консорциум Linde-«Петон» обошел не только ОМЗ, но и аффилированный с Газпромбанком «Стройгазконсалтинг», рассказали два подрядчика, близких к «Газпрому». «Стройгазконсалтинг» строил компрессорную станцию «Портовая» и рассчитывал вернуться туда в статусе генподрядчика уже другого объекта, рассказывает один из собеседников Forbes.

Передача единственному поставщику происходит только по решению лично предправления «Газпрома», утверждает человек, близкий к госмонополии: «Понятно, что это решение кто-то подготовил и убедил, но подпись ставит Миллер».

В прежние времена «Петон» курировал непосредственно начальник управления «Газпрома» по переработке газа Сергей Алексеев, рассказывает топ-менеджер инжиниринговой компании. Алексеев проработал в управлении с 1997 по 2011 год, а затем еще несколько лет числился советником главы департамента маркетинга и переработки Кирилла Селезнева. Департамент Селезнева во всем поддерживает «Петон», говорит человек, близкий к «Газпрому». Пресс-служба монополии не ответила на вопросы Forbes о «Петоне». 

Суммы беспрецедентные, признает Эльшад Теляшев, но основную долю в таких контрактах занимает не инжиниринг, а оборудование. По его словам, уровень выполнения инжиниринговых работ своими силами таких компаний, как «Петон» — 1-2 млрд рублей в год. На все остальное привлекаются субподрядчики.

«Для кого-то сумма контрактов — это цифра, а для нас это ответственность», — парирует представитель «Петона». По его словам, за последние семь-восемь лет уфимский институт развил уникальные компетенции, которых на рынке ни у кого больше нет.

EPC-подрядчиков не так уж и мало, отмечает партнер White Waters Владимир Семенюта, вопрос в объемах и специфике подряда: «Если соответствующего опыта нет, то и деньги никто не выделит». «Газпром» — это серьезный, непростой и очень требовательный заказчик, рассказывает Теляшев. Если такие беспрецедентные объемы отдаются без тендеров, значит удалось как-то убедить в своих компетенциях, констатирует он: «Видимо, на этом поле им удается достаточно эффективно работать».