Плановая агрономика. Хроники белгородского экономического чуда - Бизнес
$59.29
69.22
ММВБ1925.13
BRENT47.86
RTS1024.89
GOLD1255.21

Плановая агрономика. Хроники белгородского экономического чуда

читайте также
+8169 просмотров за суткиЗаройте ваши денежки: богатейший японец, Безос и Шмидт вложили $200 млн в умные фермы +14 просмотров за сутки«Адекватная реакция»: Путин продлил продовольственное эмбарго на полтора года +2 просмотров за суткиКлубничные берега: умные агротехнологии становятся «домашними» +11 просмотров за суткиТрудовые будни: чем занимались олигархи на Питерском форуме +3 просмотров за сутки«Кроме пресловутых помидоров»: Россия сняла запрет на ввоз продуктов из Турции +3 просмотров за суткиЗа исключением: Медведев снял эмбарго на ввоз морской воды и соли для БАДов +10 просмотров за суткиГде проходят будни министра сельского хозяйства Александра Ткачева +4 просмотров за суткиГлубокое обучение и iPhone: как пчеловод спасает своих пчел от клещей +22 просмотров за суткиФерма «Колионово» в Московской области привлекла на «IPO на блокчейне» $500 000 Крупнейшие латифундисты: топ-3 владельцев сельскохозяйственных земель в России +17 просмотров за суткиПитательная среда: в рейтинге Forbes-2017 рекордное количество бизнесменов аграрного сектора +5 просмотров за суткиАлександр Ткачев о том, за что олигархи полюбили сельское хозяйство, о пользе санкций и их отмене +5 просмотров за суткиКак все растет: крупнейшие агрохолдинги России на карте, в цифрах и фактах +2 просмотров за суткиМиллиардер Вадим Мошкович — об экспорте свинины, санкциях и роли цифровых технологий в подготовке к посевной +7 просмотров за суткиЭкс-сенатор Мошкович купит 6,5 га у владельца Stockmann в России +4 просмотров за суткиКолбасные поезда на кисельных берегах. Особенности сельского хозяйства в России +4 просмотров за суткиСанкционные войны: почему Турция ввела пошлины на российский импорт +10 просмотров за суткиУход в «цифру»: что заставляет Fujitsu выращивать салат +3 просмотров за суткиСанкции не сняли: с чем уезжает из России турецкий премьер +3 просмотров за суткиСтоит ли "тянуть как можно дольше" с отменой контрсанкций

Плановая агрономика. Хроники белгородского экономического чуда

Себестоимость литра молока на фермах «Агро-Белогорья» составля- ет 18,6 рубля, литр пастеризованного молока продается в магазинах области в среднем по 43 рубля. Фото Константина Саломатина для Forbes
Как Белгородская область стала главным локомотивом российского АПК, какие участники списка Forbes занялись сельским хозяйством и что будет, если Россия отменит эмбарго на ввоз продовольствия

Январь 2017 года, Гайдаровский форум. После длинного и скучного выступления замминистра сельского хозяйства Елены Астраханцевой губернатор Белгородской области Евгений Савченко был краток и зажигателен: «Мы спокойно можем кормить 300 млн человек — 150 млн своих граждан и 150 млн голодающих во всем мире. Это принесет стране $300–400 млрд, фактически столько мы получаем от продажи углеводородов».

Ограничения на ввоз продовольствия из Евросоюза, введенные Россией в августе 2014-го в ответ на западные санкции, взбодрили сельское хозяйство. Страна уже не нуждается в импортном мясе, экспортирует больше сахара, чем ввозит, стала крупнейшим в мире поставщиком зерна и производителем сахарной свеклы. При общем падении экономики агропром растет, в 2016 году, по оценке правительства, именно сельское хозяйство (Дмитрий Медведев оценил рост в 4,8%) замедлило спад ВВП (падение на 0,2%).

Свино-обогатительный комбинат

Белгородская область — один из главных локомотивов российского АПК. В 2001 году регион был на 14-м месте по объемам производства сельскохозяйственной продукции, в 2015-м — уже на третьем, уступая лишь Краснодарскому краю и Ростовской области. За 10 лет объем сельхозпроизводства в Белгородской области вырос на 570%, до 240 млрд рублей в 2016 году. Область уже стала лидером по производству свинины и курятины, теперь наращивает объемы зерновых, овощей и фруктов. Почему сельское хозяйство быстро взошло в регионе Савченко?

В сентябре 2003 года Федор Клюка, более 20 лет проработавший на Стойленском горно-обогатительном комбинате (с 1992-го — гендиректор), неожиданно уволился. Предприятие находится в городе Старый Оскол Белгородской области. Незадолго до увольнения у Клюки состоялся разговор с белгородским губернатором Евгением Савченко. «Мы как-то остались с губернатором один на один, — рассказывает Клюка. — Он мне и говорит: хватит уже взрывать землю, давай эти шрамы заглаживать».

Старшим партнером Клюки на Стойленском ГОКе был миллиардер Бидзина (Борис) Иванишвили (№367 в глобальном рейтинге Forbes 2017, состояние $4,5 млрд), их доли составляли 33% и 67% соответственно. В 2000 году партнеры занялись сельским хозяйством и создали компанию «Стойленская нива», которая к 2003 году контролировала крупнейший в России земельный банк площадью 300 000 га, владела предприятиями в Белгородской, Воронежской, Тамбовской и Ростовской областях, двумя хлебокомбинатами, элеватором и маслосырзаводом. В декабре 2003 года Клюка продал 50% «Стойленской нивы», которые принадлежали ему и его сыну Олегу. Компанию с годовой выручкой 4 млрд рублей аналитики оценивали в $70 млн. Теперь Клюка говорит, что доля его была номинальной, так как компания создавалась и развивалась на средства Иванишвили, он и получил все вырученные от ее продажи деньги. Так или иначе, к моменту разговора с Савченко у Клюки был сельскохозяйственный опыт. «Я не задумываясь бросил комбинат и пошел в чистое поле», — вспоминает Клюка предложение губернатора.

Бывший руководитель ГОКа за год собрал в свой новый холдинг «Ассоциация Промагро» около десятка сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий и начал строительство свиноводческого комплекса мощностью 15 000 т в год. Знакомые Клюки рассказывают, что ему помогал Савченко: на карте области чуть ли не пальцем показывал подходящие земли и предприятия.

Деньги на этот проект Клюке помог найти опять же губернатор. Узнав, что в Белгород приезжает глава ВТБ Андрей Костин, Клюка позвонил Савченко и попросил привезти банкира в Старый Оскол. «Здесь я у него первый миллиард рублей и выпросил», — улыбаясь, вспоминает предприниматель. В мае 2004 года Клюка продал свои 33% в Стойленском ГОКе владельцу НЛМК Владимиру Лисину и вошел в первый рейтинг российского Forbes, заняв 98-е место с оценкой состояния в $210 млн.

Построенный «Агро-Белогорьем» совмест- но с немцами завод «ЗМС-Технолоджи» за 757 млн рублей должен снизить зависимость агрокомпаний от импорта оборудования

Клюка купил 10 000 га земли и первым в области занялся строительством свинокомплексов. Сам он иронично называет это «занялся свинством». Первый свинокомплекс был запущен в 2005 году и окупил все затраты через 2,5 года, второй комплекс на 15 000 т окупился за три года. Какая прибыль? Клюка цифр не называет и туманно проводит аналогии: «Если сравнивать с ГОКом, то в сельском хозяйстве прибыль на одного человека больше». Один из его партнеров говорит, что в 2013–2014 годах рентабельность свинокомплексов достигала 250%, сейчас себестоимость 1 кг мяса на кости составляет около 100 рублей, а оптовая цена — 160 рублей. Осенью 2016-го к трем свиноводческим комплексам «Промагро» добавился завод по переработке свинины на 1 млн голов в год, в планах — строительство цеха полуфабрикатов. Расширять производство свинины Клюка не собирается, он хочет увеличить глубину переработки и развивать новое направление — производство деликатесной баранины, для чего компания уже закупила 3500 овец. Выручка «Промагро» в 2017 году, по прогнозам, составит 7,5 млрд рублей.

И хотя руководит предприятием внук Федора Клюки Константин, дед во все вникает. И часто встречается с губернатором. «Евгений Степанович делает все, чтобы помочь бизнесу, — говорит Клюка. — Если есть желание и деньги развивать проект, то поступает команда от губернатора — помочь. И местная власть, которая должна этим заниматься, помогает». Строительство дорог, подведение электричества и газа для частных проектов финансируется из областного бюджета, но для этого необходимо попасть в областные программы, которые разрабатывает администрация губернатора. «Никакого диктата нет, — уверяет Клюка. — Вот захотел я заменить коров на овец, единственное, что сказал губернатор: ты их не режь, постарайся продать, это же молочное стадо. Я их и продал».

Побег из Стригунов

Первыми областными проектами по развитию АПК были птицеводство и свиноводство. Так решил губернатор Савченко, он же определил главных действующих лиц.

В феврале 2008 года основатель первого сельхозкооператива в Белгородской области Валерий Вакуленко, пригнувшись, бежал через заснеженный луг и кричал в телефон племяннику: «Подъезжай к мосту, там меня заберешь, а оттуда уже на Украину!» Знакомые предупреждали Вакуленко, что к нему могут нагрянуть с обысками, подкинуть оружие и наркотики. Предприниматель поверил в это, только когда в его селе Стригуны, в 30 км от Белгорода появилась оперативная группа. Недолго думая, Вакуленко прыгнул в окно и был таков.

Установка карусельного типа немецко- го производства может одновременно «обслуживать» до 60 коров.

Неприятности у него начались еще в 2005 году — в первых числах января в Борисовский район, где были расположены основные объекты бизнесмена (пахотные земли, комплекс по выращиванию крупного рогатого скота, молочная ферма, парк сельхозтехники), приехала делегация областных чиновников во главе с губернатором Савченко. «Он мне заявил, что им нужны корпуса моих комплексов, и назвал цифру 10 млн рублей, — рассказывает Вакуленко. — Я ответил, что планов по продаже у меня нет». В одном из двух корпусов, которые достались предпринимателю в 1999 году после покупки обанкротившегося сельхозпредприятия, он хотел организовать цеха по переработке зерна и производству масла. Эти планы не вписывались в областную программу «Развитие свиноводства на 2005–2010 годы». После визита губернатора налоговики начали проверять компании Вакуленко, сотрудники МВД проводили выемку документов и оргтехники. Предприниматель сбежал на Украину, а в 2009 году его арестовали в Москве, куда он приехал искать защиты. Под охраной сотрудников МВД Вакуленко вернулся в Белгородскую область, там его обвинили в неуплате налогов и приговорили к году тюрьмы. За это время его комплекс по выращиванию крупного рогатого скота превратился в свинокомплекс, сейчас он принадлежит крупнейшему в Белгородской области агрохолдингу «Агро-Белогорье», его основной владелец — Владимир Зотов, бывший заместитель губернатора Савченко. «Как раз Зотов и вел со мной переговоры о продаже, когда работал в администрации», — рассказывает Вакуленко. Председатель совета директоров «Агро-Белогорье» Владимир Зотов даже вспоминать про Вакуленко не хочет. «Рассказывать можно все что угодно. Эти рассказы закончились решением суда, — говорит он Forbes. — Какое бы решение ни приняла апелляционная инстанция, я не хочу развивать эту тему». В октябре 2016 года суд признал обвинения против Зотова не соответствующими действительности и присудил Вакуленко выплатить бывшему заму губернатора 100 000 рублей за ущерб репутации и нравственные страдания. Вакуленко лишился бизнеса, ему остается судиться, последнее решение суда он намерен обжаловать.

Агробезопасность Белогорья

Зотов вошел в областную администрацию весной 1998 года, тогда бывший руководитель Белгородского райпотребсоюза стал директором «Областной продовольственной корпорации», а три года спустя был назначен заместителем губернатора и начальником Департамента экономической безопасности. Созданный по инициативе Евгения Савченко департамент с грозным названием должен был защитить белгородские предприятия от рейдерских атак и преднамеренных банкротств. Савченко всегда проявлял интерес к сельскому хозяйству и предлагал решения проблем, которых в отрасли было достаточно. «Когда хозяйства имели огромные долги перед бюджетом, Савченко предложил возвращать долг натурой. Когда хозяйства массово подходили к банкротству, Савченко разрабатывал схемы привлечения заинтересованных инвесторов», — рассказывает Наталья Шагайда, директор центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте (РАНХиГС). Потом область скупала наделы у владельцев земельных долей. Потратив 4 млрд рублей, администрация стала собственником 500 000 га — это более половины белгородских земель сельхозназначения. «Земли выкупались, чтобы не допустить спекуляций, — говорит Зотов. — У правительства под контролем находилось еще и огромное количество дел о банкротствах, начиная с рудников и металлургических комплексов и заканчивая сельским хозяйством и легкой промышленностью. Через суды, реструктуризацию задолженностей нам удалось систематизировать работу по защите этих предприятий».

В феврале 2002 года губернатор вместе с Зотовым проезжал мимо деревни Курасовка в 75 км от Белгорода и увидел недостроенные с советских времен корпуса для крупного рогатого скота. Савченко попросил водителя остановиться, вышел из машины и стал осматривать развалившееся советское наследство. «Вот бы кто-то взял и достроил, свиноводческий комплекс сделал», — произнес губернатор, внимательно глядя на Зотова. Сказано — сделано. Для реализации проекта правительство области создало компанию, которой помогал департамент экономической безопасности. Его руководитель Зотов привлекал банковское и бюджетное финансирование, ездил в Германию выбирать оборудование, утверждал проект.

Средняя зарплата на конвейере по обработке мяса в «Агро-Белогорье» составляет 30 000 рублей в месяц.

Инвестиции в проект составили 570 млн рублей. Как только свинокомплекс запустили, сразу нашелся заинтересованный покупатель — основатели «Мираторга» братья Александр и Виктор Линники. В 2003 году после введения квот на импорт мяса Линники, занимавшиеся ранее торговлей, решили вложиться в производство свинины. Сейчас «Мираторг» — второй по величине агропромышленный холдинг в стране с годовой выручкой 120 млрд рублей (2016 год). Свой первый свинокомплекс Линники купили у областной администрации за 800 млн рублей. Губернатору опыт продажи с хорошей маржой понравился. И Зотов начал сооружать свинокомлексы один за другим.

Читать также: Наступление свиньей: как «Мираторг» завоевал российский продуктовый рынок

В июле 2007 года он ушел из правительства и возглавил собственную компанию «Агро-Белогорье», которая сначала управляла свинокомплексами, а потом становилась их собственником. «Администрация, например, вложила в свинокомплекс 800 млн рублей и готова его продать, — рассказывает Зотов. — Тут мы его и покупаем за 1,1 млрд рублей». Сделки финансировались за счет прибыли и кредитов, Зотов говорит, что все долги банкам отдал. В «Агро-Белогорье» входят два десятка свинокомплексов, три зерновые компании, владеющие 110 000 га сельхозземель, три комбикормовых завода, мясоперерабатывающий комплекс.

Полуфабрикаты — последнее звено производственной цепи. На фото: цех полуфабрикатов в «Агро-Белогорье».

Зотов не единственный, кто из областных чиновников стал аграрным бизнесменом. В 2003 году еще один бывший зам. губернатора Геннадий Бобрицкий на базе обанкротившейся птицефабрики создал компанию «Приосколье». Бывший начальник областного департамента стратегического развития Сергей Юдин возглавил ГК «Зеленая долина», которая к 2015 году заняла 2-е место в регионе и 7-е в России по производству молока.  Зотов считает это естественным процессом: «Кто-то из администрации уходит в бизнес, кого-то из бизнеса приглашают поработать в администрации».

Всего в развитие «Агро-Белогорья» было вложено около 35 млрд рублей, выручка компании в 2016 году составила 67 млрд рублей (EBITDA — 7 млрд рублей, долг — 6 млрд рублей). В 2017 году будут достроены еще пять свинокоплексов, и на этом Зотов решил остановиться — дополнительные объемы свинины и птицы уже трудно будет продать, все производители мяса увеличивают глубину переработки и с надеждой смотрят на внешние рынки. «Агро-Белогорье» через Голландию начала небольшие поставки мяса в Гонконг и Сингапур.

У белгородских предпринимателей, впрочем, больше возможностей развивать новые проекты на родине, особенно если они рекомендованы губернатором Савченко. Первоочередной задачей для него было развитие производства свинины и птицы, теперь дошла очередь до овощей и фруктов. «Агро-Белогорье» заложила яблоневый сад из 55 000 саженцев, что пока выглядит факультативом.

Бывший заместитель Евгения Савченко Владимир Зотов сейчас владеет 70% «Агро-Белогорья». Компания за 10 лет к 2016 году достигла 67 млрд рублей выручки.

Тепличные условия

Компания Александра Тарасова «Спако Строй-гарант» с выручкой 2 млрд рублей построила около 50 свинокомплексов. «Строил для Мошковича (Вадим Мошкович, основатель «Русагро»), Зотова, Линников, — рассказывает Тарасов. — Делаем все работы под ключ — обеспечиваем инфраструктурой, монтируем оборудование». Кроме того, Тарасову принадлежит завод упаковочных материалов — полипропиленовые мешки для сахара, муки, соли; его выручка — 600 млн рублей. Акции обоих предприятий и личное имущество Александра Тарасова находятся в залоге у банка, и дело тут тоже в агробизнесе. В 2011 году он решил податься в сельское хозяйство, но в отличие от заказчиков свинокомплексов выбрал более спокойное направление — овощи. В марте 2011 года была зарегистрирована компания «Теплицы Белогорья», через два года в построенном по голландской технологии тепличном комплексе на 13,6 га был собран первый урожай. Под реализацию своего проекта Тарасов получил в правительстве Белгородской области льготы по уплате налогов на землю и на прибыль и кредитные гарантии на 2 млрд рублей. Сам он инвестировал в проект 600 млн рублей. Выдавший кредит на 2 млрд рублей банк, по утверждению Тарасова, кроме гарантий областного бюджета потребовал залог, в 4,5 раза превышающий сумму кредита. «Это не кредитный договор, а ультиматум!» — возмущается Тарасов. Строительство 1 га теплиц стоило Тарасову 160 млн рублей, сейчас у него 18,9 га посевных площадей, на них вызревает 10 000 т овощей и зелени в год. По его расчетам, инвестиции окупятся через восемь лет (при рентабельности около 30%).

Председатель совета директоров «Теплицы Белогорья» Александр Тарасов для своей теплицы выбрал голландские технологии.

Читать также: Бекон вместо бетона: почему Вадим Мошкович ушел из строительного бизнеса

В 2014 году, когда в теплицах Тарасова уже второй год собирали урожай огурцов и салата, в области была подписана программа «Развитие производства овощей защищенного грунта». Теперь при строительстве теплиц инвестор получает дороги, воду, льготное подключение к газовым и энергосетям, льготу по налогу на имущество. И теплицы стали расти со скоростью огурцов. Площадь тепличных комплексов в области увеличилась с 24 га в 2012 году до 71 га к 2016 году. В 2017 году будет введено еще три комплекса на 40,8 га, а к 2020 году по планам областного правительства белгородское тепличное хозяйство увеличится до 500 га, будет производить продукции на 30 млрд рублей в год и займет более 10% российского рынка (сейчас — 3,1%). Белгородские аграрные бизнесмены благодарны федеральным и местным властям. «Мы ставили свечку за здоровье бывшего американского лидера, благодаря которому появились санкции, и наш аграрный комплекс получил такую динамику», — говорит Зотов.

За четыре года общая площадь тепличных комплексов в регионе выросла в три раза — до 71 га

Что будет, если Россия отменит эмбарго на ввоз продовольствия из Евросоюза? По мнению Натальи Шагайды из РАНХиГС, отечественное растениеводство и птицеводство сможет успешно конкурировать с импортом. «Уже никогда никакая Польша со мной не сможет сравниться, ведь я гарантированно получаю 50 т великолепных яблок с 1 га по себестоимости гораздо ниже, чем у них», — говорит Зотов. «Пока действуют продуктовые санкции, мы должны создать устойчивое производство. Наша страна может прокормить весь мир», — повторяет слова Савченко на Гайдаровском форуме овощевод Александр Тарасов.