Реновация «хрущевок»: очередная история про синьора Помидора и дядюшку Тыкву | Бизнес | Forbes.ru
$58.96
69.35
ММВБ1930.71
BRENT52.89
RTS1027.85
GOLD1284.25

Реновация «хрущевок»: очередная история про синьора Помидора и дядюшку Тыкву

читайте также
+7 просмотров за суткиОт Кузьминок до Арбата: в итоговый список программы реновации вошли 5144 дома Налоговые льготы: фонд реновации хотят освободить от налога на прибыль и НДС Право имею: могут ли граждане претендовать на землю под многоэтажками Пора потесниться: приведет ли «реновация» к снижению цен на недвижимость Реновация или деградация: кому на пользу новый закон? Путин о сносе пятиэтажек: «Нельзя насильно втаскивать в реновацию» Триллионы инвестиций и политическая проблема. Госдума окончательно утвердила закон о реновации Исправленному верить? Проект закона о реновации прошел второе чтение в Госдуме Микрорайон Бейлмермеер: как обновляют жилье в Европе Реновация пятиэтажек: с какими испытаниями столкнется малый бизнес Реновация 2.0. Как сделать программу сноса жилья успешной? Стимуляция продаж: что дает чиновникам и застройщикам реновация жилья Собянин и Лужков: как различаются программы реновации двух московских мэров Ипотека века: будут ли банки кредитовать жилье в пятиэтажках Реновация по-питерски: чему учит опыт северной столицы «Операция реновация»: большевистские методы в эпоху частной собственности +1 просмотров за суткиВне закона: снос пятиэтажек как юридический тупик Сергей Собянин о сносе пятиэтажек: «У нас жилья на одного человека меньше, чем в Токио» Закон о сносе пятиэтажек: Собянин спасает бюджет и надеется на инвесторов Итоги приватизации. Как квартирный вопрос испортил москвичей

Реновация «хрущевок»: очередная история про синьора Помидора и дядюшку Тыкву

Фото Imago/TASS
Если мэрия решила «облагодетельствовать» жителей пятиэтажки, не попадающей под критерии ветхого жилья и построить на ее месте другое здание взамен, существует механизм, прописанный в Гражданском кодексе. Он называется договором купли-продажи

Наше государство «радует» нас тем, что любой гражданин может быть обманут, обворован и лишен собственности. И закон о реновации затрагивает уже невероятное число людей. Поэтому крик «Караул!» стал особенно слышен. Сразу скажу, что дом, где я прописан, попал в списки под реновацию.

Я родился в Москве и живу в ней вот уже пятый десяток лет. У нашей семьи старые московские корни. В свое время квартира моих родителей была в доме на Волхонке — напротив Храма Христа Спасителя. Сейчас в этом доме расположена галерея Глазунова. Однако большую часть своего детства и юности я провел в Кунцево. И вот этот дом, где проходило мое детство, попадает под снос, что вызывает у меня несказанное удивление.

Район свой я знаю очень хорошо. В юные годы мы с моими приятелями облазили каждый закоулок. Дом наш хоть и пятиэтажный, но кирпичный и вполне добротный. Да, квартиры там малогабаритные, но неплохие. А вот напротив — на улице Кубинка, и рядом — на улице Верейская — достаточно домов пресловутого барачного типа. Когда заговорили о сносе ветхого жилья, я думал, что речь пойдет именно об этих домах. И ошибся: в программу по реновации попал как раз наш дом, а большинство бараков — нет.

На самом деле ничего нового тут нет. Реновация — это подход барина к холопу с фразой: «Мне нравится твоя конура, на ее месте я построю бизнес-центр». История про синьора Помидора и дядюшку Тыкву. Точно таким же методами приводилось изъятие собственности в Сочи перед Олимпиадой. Точно так же под лозунгом нашего мэра «Не надо прикрываться бумажками о собственности» проходили ночи длинных ковшей. Все, как у немецкого пастора: вчера пришли за коммунистами, позавчера за евреями, а сегодня за мной.

Под снос идут дома, какие вздумается: 60 дней на выселение, судебной защиты фактически не предусмотрено. И все это, как ни удивительно, действительно поддерживает немалое количество людей, которые действительно живут в аварийных домах и мечтают улучшить жилищные условия. 

Но ветхое и аварийное жилье должны сносить и без программы реновации. И в теории если мэрия по какой-либо причине решила «облагодетельствовать» жителей пятиэтажки, не попадающей под критерии ветхого жилья и построить на ее месте другое здание взамен, для этого существует механизм, прописанный в Гражданском кодексе. Он называется договором купли-продажи. Пусть приходят и выкупают. Как в Чехии, к примеру, где снос производится исключительно на коммерческой основе: необходимо выкупить старое жилье, чтобы на его месте построить новое. 

Теперь о том, что москвичи потеряют. Малый бизнес пострадает сильнее всего. Предприниматели выкупали помещения, арендовали их на долгий срок, а их права не учтены в законе вовсе: ни слова о бизнесе. Эти малые компании просто умрут. Ты ходил к своему обувщику, к своему парикмахеру, ходил в маленькую овощную лавочку — этого больше не будет, потому что переезд никто не переживет.

Условия общего проживания ухудшатся. Москва и так уже переселена. Город регулярно встает в семисоткилометровой пробке. Реновация увеличит плотность населения еще на два — три миллиона. Новые жители столицы будут приезжать в Москву и стараться покупать себе автомобили. В результате скоро автомобили будут уже не просто роскошью, но роскошью исключительно для чиновников, а ездить можно будет только с мигалками. Москва превратится в огромное гетто, где все подчинено неуемному желанию чиновников и приближенных им компаний, а интересы простых граждан не учитываются. 

Завтра митинг в защиту прав собственности, и это неудивительно — такая форма протеста и выражение своего несогласия с реформами дает шанс надеяться, что москвичи будут услышаны и закон отменят. Речь ведь идет не столько о защите москвичей, сколько о защите Конституции и права собственности. Закон о реновации — абсолютно бандитский. Исправить его невозможно. Его нужно отменять и писать с нуля! 

Второй вариант  — упасть в ноги президенту и перестать забивать себе голову глупостями про свободу и собственность. Может быть, это было бы и более правильно. Но тогда уж попросить вернуть и крепостное право заодно.