«Центр развития» ВШЭ: «фора» от девальвации съедена, укрепление рубля тормозит экономику

Фото Владимира Смирнова / ТАСС
В марте Россия была в числе лидеров в мире по росту реального эффективного курса национальной валюты

Российская экономика после короткого оживления вновь, если судить по данным Росстата, оказалась в стагнации, констатируют эксперты «Центра развития» НИУ ВШЭ. Реальное укрепления рубля добавилось в число негативных факторов, влияющих на экономический рост, среди которых аналитики отмечают неопределенность и нехватку внутреннего спроса в конце 2016 — начале 2017 годов.

Статистика Росстата за I квартал 2017 год пока не дает чётких сигналов об изменении экономической динамики, указывает экономист «Центра развития» Николай Кондрашов: рост потребительской активности сочетался с коррекцией строительства, промышленности и оптовой торговли. Впервые с середины 2014 года в I квартале зафиксирован значительный рост внутреннего частного спроса: на 1,5% к IV кварталу 2016 года.

Процесс краткосрочной адаптации экономики к кризисному падению цен на нефть в целом завершился, предполагает Кондрашов. С учётом роста цен на нефть в 2017 году до $50 за баррель в «Центре развития» прогнозируют рост ВВП на 1,4% за год. Это будет сопровождаться умеренным ростом потребления, инвестиций и промышленного производства, оптимистичен Кондрашов.

В то же время индекс выпуска базовых отраслей в I квартале опустился на 0,9% относительно предыдущего квартала с устранением сезонности.

Хотя формально статистика говорит о стабилизации уровня внутреннего спроса, оживление активности пришлось на розничный товарооборот, подогретый январской единовременной выплатой пенсионерам в размере 5000 рублей. Анализ затруднён не только низким качеством данных по некоторым видам деятельности, но и влиянием на спрос единовременной выплаты пенсионерам, констатируют эксперты «Центра развития».

В I квартале по-прежнему наблюдалась сильная дифференциация секторов. Экономисты «Центра развития» обращают внимание на выраженный рост сырьевых секторов (+5,3%) на фоне спада несырьевых (-6,7%) с начала кризиса. Так, сельское хозяйство в I квартале 2017 года выросло на 5,5%, к среднему уровню 2014 году, грузооборот – на 6,2%, добывающие производства – на 4,7%.

При этом оптовая торговля упала на 7,2%, строительство – на 11,8%, розничная торговля – на 13,4%, платные услуги населению – на 2,4%, а обрабатывающие производства, которые переориентировать на внешний рынок сложнее, чем сырьё, упали на 1,4%.


По данным Банка России, на конец марта 2017 года реальный эффективный курс рубля укрепился на 5,4% относительно декабря 2016 года, за первый квартал – примерно на 33% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Фактически это «съело» всю девальвационную фору, указывают эксперты «Центра развития».

По данным Банка международных расчетов (BIS), в марте Россия была в числе лидеров мирового рейтинга роста реального эффективного валютного курса наряду с Южной Африкой, если сравнивать показатели с аналогичным периодом прошлого года, отстав лишь от Венесуэлы, где реальный курс национальной валюты вырос в годовом измерении на 120% при снижении номинального эффективного курса примерно на 12%, отмечают экономисты «Центра развития».

Позитивные эффекты от укрепления рубля, например, для оживления инвестиционного спроса за счет роста импорта оборудования пока проявляется слабее, чем эффект восстановления импорта продукции зарубежных производителей за счет ее относительного удешевления, признают экономисты «Центра развития».

«Есть большая вероятность того, что текущее укрепление рубля носит временный характер, поскольку оно происходит на фоне стабилизации цен на нефть и может быть вызвано краткосрочными преходящими факторами (включая сезонность и календарные эффекты роста экспортных поступлений)», — предупреждают в «Центре развития».

Новости партнеров