Палка о двух концах: как онлайн-кинотеатрам жить в условиях нового закона - Бизнес
$58.79
65.73
ММВБ1860.39
BRENT45.89
RTS992.84
GOLD1243.28

Палка о двух концах: как онлайн-кинотеатрам жить в условиях нового закона

читайте также
+46 просмотров за суткиДневник ММКФ. Сирийские иммигранты и горячие финские парни Аки Каурисмяки +123 просмотров за суткиЛюбовь и инвестиции: 10 вопросов миллиардеру Лену Блаватнику о кино +84 просмотров за суткиКнига на выходные: «Мир по "Звездным войнам"» +9 просмотров за суткиЭра «Карточного домика»: как онлайн-кинотеатры завоевывают сердца и умы зрителей +11 просмотров за сутки20 фильмов Московского кинофестиваля, которые жаль пропустить +18 просмотров за суткиГлеб Фетисов: «Звягинцев, при всем своем творческом таланте, образец пунктуальности» Парни на миллиард: какие творческие планы у продюсеров «Притяжения» Мира мало: фильм Бориса Хлебникова — главный призер «Кинотавра» Умер народный артист СССР Алексей Баталов Продюсер Илья Стюарт: «Вера в перспективы «Блокбастера» выросла» +1 просмотров за суткиКраткая инструкция для искателей саркофагов: фильм недели — новейшая голливудская «Мумия» +1 просмотров за суткиТауэр под Пекином. Как снимают российско-китайский фильм с Джеки Чаном и Шварценеггером Говорит и показывает Москва: $1 млн на фестиваль российского кино в Иордании +1 просмотров за суткиХищения в области культуры: «Седьмая студия» Серебренникова и еще топ-пять громких дел Кино и деньги. Как государство распределяет средства на поддержку кинематографа? +1 просмотров за суткиКультурный протекционизм в кинематографе: идея на пять миллионов +1 просмотров за суткиМихаил Прохоров сыграет в продолжении «О чем говорят мужчины» +2 просмотров за суткиПод колесами нелюбви: как Андрей Звягинцев анатомирует общество +2 просмотров за суткиБремя первых. Как Тимур Бекмамбетов стал самым коммерчески успешным режиссером +3 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России. Приватизация прошлого Ангелы и истребители: каннские фильмы от добрых до злых и от социальных до издевательских

Палка о двух концах: как онлайн-кинотеатрам жить в условиях нового закона

Иван Гродецкий Forbes Contributor
Фото Regis Duvignau / Reuters
Закон практически сразу убрал сильного международного конкурента — Netflix, но ввел несколько ограничений и для российских игроков, которые могут ослабить их позиции перед пиратами.

Онлайн-кинотеатры — бизнес для России относительно новый, но уже привлекший внимание законодателей и регуляторов. 19 апреля во втором чтении был принят так называемый закон об онлайн-кинотеатрах, который ограничивает деятельность иностранных игроков на территории нашей страны: видеосервисы, зарубежные инвестиции в уставном капитале которых превышают 20%, с 1 июля не смогут легально работать в России. При этом онлайн-кинотеатрам разрешается иметь иностранных инвесторов, но с условием, что они не ведут такой бизнес в других странах.

В зависимости от дальнейшего применения и трактовок, как любая регуляторная мера, закон может как помочь российскому рынку, так и замедлить его развитие. Чтобы разобраться, давайте посмотрим, каких аспектов рынка он коснется в первую очередь.

Netflix придется уйти

Аудитория сервиса более чем на 50% должна состоять из российских пользователей — именно этой формулировкой был положен конец работе Netflix в России. Зимой 2016 года, когда американский сервис пришел к нам, Facebook-сообщество пророчило скорую смерть российским игрокам — конкуренцию с таким гигантом отечественные онлайн-кинотеатры, считали они, не выдержат. На деле все оказалось прозаичнее: Netflix пришел не в Россию конкретно, а сразу в 130 стран. Это была в большей степени PR-акция с посылом «теперь Netflix доступен во всем мире». При этом контент сервиса не адаптирован для нашего массового пользователя, а ценник, из-за курсовой разницы, оказался выше, чем у российских конкурентов. Неготовность Netflix к российскому рынку с самого начала осознавали все отечественные игроки, поэтому не сильно переживали по поводу его появления.

На данный момент аудитория Netflix очень мала. Фанаты сервиса продолжат смотреть его через VPN, прокси-серверы и прочие технологические ухищрения, как это было до его прихода в Россию. Это компактная аудитория в несколько тысяч человек по всей стране – доли процента от всей аудитории интернет-кинотеатров. Для сравнения: среднемесячная аудитория Okko составляет 1,5 млн человек.

«Запикивать» брань и закрывать обнаженку

С одной стороны, закон практически сразу убрал сильного международного конкурента, с другой — ввел несколько ограничений и для российских игроков, которые могут ослабить их конкурентные позиции перед пиратами — им соблюдать закон не нужно. Дело в том, что, согласно одной из его частей, легальные видеосервисы должны цензурировать в фильмах жестокие сцены, сцены насилия и т. д. То есть «запикивать» брань и закрывать черными квадратиками тела актеров в откровенных сценах. В офлайн-кинотеатрах тот же самый контент с теми же самыми сценами можно показывать без «цензуры».

Такие ограничения могут негативно отразиться на платном сегменте бизнеса, потому что, покупая фильм, человек ожидает увидеть картину такой, как ее снял режиссером — со всеми откровенными и жестокими сценами (они являются частью художественного замысла). И речь не идет о каком-то эротическом контенте. Во многих массовых голливудских фильмах есть такие сцены. Взять того же «Волка с Уолл-стрит», где Марго Робби в одном из кадров проходится голышом по дому. Согласно новому закону, сцена должна быть «отредактирована». В то же время на пиратских ресурсах этот фильм, как и многие другие категории 16+, будет доступен без какой-либо цензуры.

Ведь мы этого достойны

Всего за 5-7 лет рынок легального онлайн-проката в России вырос настолько, что удостоился отдельного законопроекта. В 2012 году вряд ли кто-то мог такое представить. Внимание регуляторов к сегменту может оказать и позитивное влияние: оставаясь на связи с государством, отрасль обретет голос, сможет лучше доносить информацию о себе и своих потребностях. В конце концов, антипиратское законодательство и применение законов о защите авторского права никто не отменял.

С другой стороны, вопрос с пиратством в стране стоит все еще очень остро. Законодательные инициативы, направленные на борьбу с нелегальными ресурсами, необходимы куда больше, нежели те, которые регулируют деятельность легальных игроков. Кажется, что рынок еще способен к саморегулированию — он молод и подвижен. Пока же контентные ограничения нового закона дискриминируют нас даже по отношению к пиратам: не соблюдая никаких законов, они продолжат показывать фильмы без «запикиваний» и черных квадратиков, в то время как легальные онлайн-кинотеатры вынуждены будут их вводить, рискуя вызвать недовольство пользователей и даже возможную их потерю.

Одно понятно: внимание к VOD со стороны государства никуда не денется. Однако опыт принятия «закона об онлайн-кинотеатрах» показывает, что чиновники готовы слушать отрасль и принимать во внимание ее мнение. Что, согласитесь, уже хорошо.