Собянин и Лужков: как различаются программы реновации двух московских мэров | Бизнес | Forbes.ru
$59.39
69.93
ММВБ1942.88
BRENT50.48
RTS1029.76
GOLD1287.80

Собянин и Лужков: как различаются программы реновации двух московских мэров

читайте также
+2 просмотров за суткиОт Кузьминок до Арбата: в итоговый список программы реновации вошли 5144 дома Налоговые льготы: фонд реновации хотят освободить от налога на прибыль и НДС +2 просмотров за суткиПраво имею: могут ли граждане претендовать на землю под многоэтажками Пора потесниться: приведет ли «реновация» к снижению цен на недвижимость Реновация или деградация: кому на пользу новый закон? Путин о сносе пятиэтажек: «Нельзя насильно втаскивать в реновацию» Триллионы инвестиций и политическая проблема. Госдума окончательно утвердила закон о реновации Исправленному верить? Проект закона о реновации прошел второе чтение в Госдуме Микрорайон Бейлмермеер: как обновляют жилье в Европе +1 просмотров за суткиРеновация пятиэтажек: с какими испытаниями столкнется малый бизнес Реновация 2.0. Как сделать программу сноса жилья успешной? Стимуляция продаж: что дает чиновникам и застройщикам реновация жилья Ипотека века: будут ли банки кредитовать жилье в пятиэтажках Реновация по-питерски: чему учит опыт северной столицы «Операция реновация»: большевистские методы в эпоху частной собственности Реновация «хрущевок»: очередная история про синьора Помидора и дядюшку Тыкву Вне закона: снос пятиэтажек как юридический тупик Сергей Собянин о сносе пятиэтажек: «У нас жилья на одного человека меньше, чем в Токио» Закон о сносе пятиэтажек: Собянин спасает бюджет и надеется на инвесторов Итоги приватизации. Как квартирный вопрос испортил москвичей

Собянин и Лужков: как различаются программы реновации двух московских мэров

Фото Алексея Белкина / ТАСС
Forbes разбирался в отличиях программ реновации жилья бывшего и нынешнего мэров, взяв за основу текст проекта федерального закона, принятого в первом чтении, и сравнив его с программой и практикой сноса пятиэтажек, начатой при Юрии Лужкове.

Недавно бывший мэр Москвы Юрий Лужков на лекции в Лондоне рассказал о своем опыте сноса пятиэтажек в Москве. По его словам, за все время его работы на посту мэра ни одного протеста по данному вопросу не было, хотя в столице снесли 12 млн кв. м пятиэтажек из 20 млн.

Он объяснил это тем, что московские власти смогли взять на себя социальную сферу и заинтересовать девелоперов: «Мы сказали строителям: «Сносите пятиэтажки и в этом же месте переселяйте семьи». Квартира на квартиру в этом же месте, без каких-либо доплат, потому что там живут бедные люди. И ни у кого возражений не было», — рассказал Лужков. Тогда было переселено более 160 тыс. семей.

Между тем, собянинская программа уже на этапе рассмотрения законопроекта вызвала неоднозначную реакцию: 14 мая на проспекте Сахарова в Москве прошел митинг против нынешнего законопроекта реновации жилья, который собрал, по разным оценкам, от 8 тыс. до 20 тыс. человек.

На фоне протестов правительство Москвы внесло 13 мая в Мосгордуму проект городского закона о дополнительных гарантиях для жителей сносимых зданий. Дума его в целом приняла, а Собянин подписал. Текст выглядит мягче по сравнению с федеральным законопроектом, который Дума уже одобрила в первом чтении. Но поскольку имеющийся законопроект еще ожидает второго чтения, юридический статус и судьба новой городской инициативы не вполне ясны. Московский закон введется в действие одновременно с пока еще не принятым федеральным законом.

Forbes разобрался в отличиях программ реновации жилья бывшего и нынешнего мэров, взяв за основу законопроект, принятый в первом чтении, и вспомнив практику сноса пятиэтажек, начатую при Юрии Лужкове в соответствии с программой комплексной реконструкции районов пятиэтажной застройки первого периода индустриального домостроения.

Зоны реновации вместо сносимых серий

Программа, начатая Лужковым в 1999 году, была вполне реализуемой по масштабам и срокам — за без малого два десятилетия были расселены 1722 многоквартирных дома так называемых «сносимых серий». Она была направлена на аварийное жилье и застройку низкого качества. Речь шла о сносе отдельных зданий и переселении жителей в том же районе. Лужков сносил пятиэтажки по сериям, которые признавались непригодными для жилья — поэтому с самого начала было понятно, какие типы зданий и квартир попадают под снос, и как показала практика, желающих оставаться в них было действительно немного — дома были технически и морально устаревшими.

Именно поэтому термин «хрущевки» закрепился за пятиэтажками в народном обиходе, но программа оговаривала «сносимые серии» — в то время, когда у власти находился Никита Хрущев, осуществлялось множество архитектурных и инженерных экспериментов, и далеко не все из них были неудачными. А вот вынести вердикт о серии как едином инженерно-архитектурном проекте было возможно, хотя даже и в этом случае требовалась дополнительная экспертиза.

Лужковская программа подразумевала детальное регулирование, связанное с уровнем «аварийности» строения, существовали жесткие критерии и основания для сноса. По сути, работал индивидуальный подход: для того, чтобы блочный дом или даже серия были признаны аварийными, должно было быть выполнено много технических условий, рассматривалось, какой уход осуществлялся за домом, был ли капитальный и текущий ремонт, какова ситуация с точки зрения экологии, эрозийных процессов в здании.

После положительного решения в игру вступал частный девелопер, который сносил дом и строил мобильный фонд для переселения жителей.

В федеральном законопроекте заложен не типологический, но территориальный принцип, объектом регулирования выступает такая категория как территория, подлежащая реновации  — «зона реновации», границы которой назначаются исполнительной властью, где по факту оказываются дома любого типа.

В законопроекте не прописано, какими принципами и критериями руководствуется исполнительная власть, назначая зону реновации.

Формально законопроект позволяет сносить здания первого периода индустриального домостроения или приравненные к ним — «аналогичные по своим конструктивным характеристикам многоквартирным домам первого периода индустриального домостроения».

Если же обратиться к спискам домов, вывешенным на сайте мэрии, то можно увидеть, что в них попадают дома и дореволюционной застройки, и «сталинки» — никак не объединенные ни типом застройки, ни периодом. С помощью расплывчатой формулировки «приравнять» можно любые здания, поскольку технологии домостроения не менялись на протяжение десятилетий.

В федеральном законопроекте не оговаривается участие собственников в решении о реновации, однако согласно постановлению правительства Москвы от 2 мая об учете мнения населения по проекту реновации жилищного фонда, жители включенных в предварительный список домов смогут проголосовать за или против сноса через интернет-сервис «Активный гражданин», центры госуслуг «Мои документы», а также на общем собрании собственников (ОСС) многоквартирного дома.

Решение общего собрания собственников будет иметь приоритет над любыми другими голосованиями. При этом в жилищном кодексе указано, что общее собрание собственников не может решать вопрос о сносе собственного дома.

Мэрия Москвы уже запустила голосование по сносу в рамках программы реновации. В окончательный список будут включены только те дома, где за снос выступают не менее двух третей квартир. При этом все, кто не будет участвовать в голосовании, будут учтены как согласные.  

Равнозначность, а не равноценность

В лужковской программе не было выселения через суд через 60 дней без права обжалования, также предусматривалась возможность выбора и варианты переезда: собственник мог отказаться от предложенного варианта и потребовать новую смотровую.

Кроме того, стоимость жилья в новом доме была определению выше, чем в аварийных хрущевках. Также была возможность денежной компенсации: денежный эквивалент переносил всю программу в плоскость рыночных отношений. Также была возможность переехать в квартиру с большей площадью: можно было докупить метры по рыночной цене, в том числе и в другом районе.

Согласно текущему плану собственникам предоставляется один вариант, а далее, если они не соглашается на него, то через 60 дней выселяются решением суда. Сам факт выселения через суд оспорить нельзя, единственное, что подлежит судебному рассмотрению — это качество ремонта от застройщика в новой квартире.

Пока в федеральном законопроекте речь идет о равнозначной компенсации. Но это не должно стать проблемой: в новостройках есть большое число малометражных квартир, не так давно вице-премьер Игорь Шувалов удивлялся популярности квартир в 20 кв. м: «Кажется смешным, но люди приобретают такое жилье, и оно очень популярно, и на рынке есть ниша такого жилья».

Поэтому как раз с компенсацией «метр в метр» затруднений возникнуть не должно. Собственник, тем не менее, может сильно потерять — но не на количестве метров, а на статусе и качестве нового жилья. Поскольку сейчас в программе сноса оказываются неравнозначные дома, в том числе — застройка сталинского периода с кирпичной кладкой и высокими трехметровыми потолками, вряд ли замена окажется адекватной рыночной стоимости снесенного жилья.  

Что касается площади, в лужковской программе существовало правило о социальной норме: если если у прописанных в квартире жильцов больше социальной нормы — более 18 метров на человека — они получают площадь такую же, как была. Если же менее 18 метров на человека — например, прописана семья из трех человек в однокомнатной квартире, то предусматривалось прибавление по социальной норме.

Обязательство правительства Москвы вместо квартиры

Порядок передачи собственности в новом законопроекте предполагается осуществлять в прямо противоположном порядке, чем то было при Лужкове: по его программе гражданин вступал в права собственности на новое жилье, а уже затем отказывался от старого.

Согласно федеральному законопроекту, сначала осуществляется передача собственником своей жилой или нежилой недвижимости в собственность «Фонда содействия реновации жилищного фонда в Москве». А уже затем взамен собственник получает «обязательство» о получении равнозначной компенсации — по сути, гарантия выражена на бумаге в виде обязательства от правительства Москвы. Сможет ли собственник реализовать это право собственности взамен на обязательство и принудить Москву к выполнению этого обещания — остается неясным.

Этот порядок ставит под сомнение соблюдение прав собственника. В Статье 35 Конституции РФ прописано, что «принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

Кроме того, если для собственника жилья ценность его расположения зависит от ряда субъективных причин и жизненного уклада, то коммерческий успех собственников нежилых помещений напрямую связан с расположением, проходимостью и потоком людей на торговой точке. 

Инфраструктура под угрозой

Лужковская программа корреспондировала с генеральным планом и с принятыми ПЗЗ (правилами застройки и землепользования), поскольку касалась аварийного жилья и имела четкие жилищные объекты регулирования в виде «сносимых серий».

Генеральный план и ПЗЗ разрабатываются на базе транспортного, социального-экономического, экологического анализа ситуации и выступают как инструмент градорегулирования. Собинянский законопроект позволяет этот инструмент как таковой снять и ставит под вопрос функционирование города как системы.

Строительство многоэтажных домов на месте снесенных предполагает увеличение плотности населения в одном районе, что скажется на загруженности социальной инфраструктуры — больниц, поликлиник, школ и детских садов, возрастет нагрузка и на транспортную сеть. И пока в законе не предусмотрен механизм расчета и анализа будущей инфраструктуры, не говоря уже об экологическом каркасе города и таких вопросах как озеленение и благоустройство.