«Словно алхимики»: Кудрин назвал пять опасных мифов о росте ВВП | Forbes.ru
$58.48
69.1
ММВБ2160.16
BRENT63.26
RTS1159.11
GOLD1292.15

«Словно алхимики»: Кудрин назвал пять опасных мифов о росте ВВП

читайте также
+3 просмотров за суткиКак подстегнуть ВВП: ставка на «умную экономику» ускорит рост +1 просмотров за суткиГлубокая депрессия. Центр стратегических разработок оценил состояние финансового рынка России Газели, пантеры и Путин. К итогам Питерского форума «2,2 трлн рублей на все»: Борис Титов о том, как разогнать рост ВВП до 5% +6 просмотров за суткиХватит жить в долг: Силуанов, Орешкин, Набиуллина и Кудрин обсудили точки роста экономики Кудрин о будущем. Трансляция с ПМЭФ-2017 +6 просмотров за сутки«Там нам не нужно госкомпаний»: Кудрин призвал приватизировать нефтяной сектор за 7-8 лет ПМЭФ'17: Набиуллина, Кудрин, Орешкин и Силуанов. Видео +79 просмотров за суткиК 2035 году реальный размер пенсий окажется на 4% ниже уровня 2013 года +1 просмотров за суткиРазвенчание «мифов»: Борис Титов ответил Алексею Кудрину через Forbes +2 просмотров за сутки25 главных угроз экономической безопасности России: версия президента Путина +1 просмотров за сутки«Налоги будут считать роботы»: Кудрин об ослаблении рубля, ОФЗ для населения и цифровой экономике +2 просмотров за сутки«Старая скрипучая машина, которая заезжает не туда», — Кудрин об управлении экономикой +1 просмотров за суткиКудрин на форуме в Сочи: повышение НДФЛ, налог на роботов и цифровая экономика +9 просмотров за суткиПочему программа Кудрина не стала торговой идей Предложения Кудрина: как удвоить ВВП к 2035 году Правительство хочет конвертировать стабильность в темпы роста «Любой реформой двигают страх и надежда»: фрагмент интервью Германа Грефа Forbes Прямая трансляция дискуссии Алексея Кудрина и Александра Аузана «Путин никогда не разговаривает по незащищенным каналам связи»

«Словно алхимики»: Кудрин назвал пять опасных мифов о росте ВВП

Алексей Кудрин Фото Станислава Красильникова / ТАСС
Экс-министр финансов призвал делать акцент при разработке стратегии экономического роста на его устойчивости

Три дня назад, 19 мая, премьер-министр России Дмитрий Медведев представил президенту страны Владимиру Путину план действий правительства на 2017-2025 годы. В конце мая свои предложения по стратегии развития России до 2025 года Центр стратегических разработок представит главе государства Центр стратегических разработок, возглавляемый бывшим министром финансов Алексеем Кудриным. За несколько дней до этого глава ЦСР рассказал в статье, опубликованном в понедельник, 22 мая, в газете «Коммерсантъ», что «предлагаемые различными авторами идеи не только не сработали бы, но и, при попытке их реализовать, существенно осложнили бы решение основной задачи — обеспечение долгосрочного устойчивого развития нашей страны».

«Словно средневековые алхимики все-таки нашли философский камень и готовы моментально превратить кучи свинца в груды золота» — так он высказался по поводу различных рецептов ускорения экономического роста России. И назвал пять главных экономических мифов, которые в принципе не могут быть использованы в будущих реформах.

Миф 1

Он, по словам Кудрина, заключается в убеждении, что инфляция в России носит преимущественно немонетарный характер и регулировать ее мерами денежной политики нет смысла. И поэтому ЦБ России должен отказаться от таргетирования инфляции как основной задачи, так как справиться с ней можно, ограничивая монопольные тарифы. 

В список «немонетарных» факторов включают также любое увеличение цен вследствие роста издержек, включая девальвацию национальной валюты, и инфляционные ожидания. «В действительности же каждый из этих факторов так или иначе носит монетарный характер», — убежден Кудрин. Он пояснил, что рост тарифов напрямую коррелирует с ростом денежной массы в предшествующий год, «поэтому инфляция на рынке потребительских товаров, спровоцированная индексацией тарифов, является результатом предыдущей денежной политики ЦБ».

По словам экс-министра финансов, даже когда ЦБ напрямую не таргетирует обменный курс, а использует в качестве инструмента процентную ставку, он тем самым влияет на денежное предложение и потоки капитала. А это сказывается на соотношении спроса и предложения на валютном рынке и тем самым влияет на курс. Таким образом именно политика ЦБ, задающая фактические темпы инфляции, определяет инфляционные ожидания.

Миф 2

Вторым опасным экономическим заблуждением, по мнению Кудрина, является идея, что экономический рост сдерживается недостаточностью денег и его можно подтолкнуть с помощью расширения денежного предложения. В реальности монетизация и иные показатели развития кредитных отношений определяются не жесткостью или мягкостью денежной политики, а способностью финансовой системы генерировать ресурсы. В доказательство своих слов Кудрин приводит данные пятнадцатилетнего мониторинга Всемирного банка. Из них следует, что монетизация в развивающихся странах, где центробанки активно накачивали экономику деньгами, росла теми же темпами, что и в странах, где это наращивание денежного предложения было скромным. «Эмпирические данные не дают оснований считать, что есть устойчивая связь между мягкостью монетарного режима и проникновением кредита. И напротив, они подтверждают наличие такой связи между увеличением денежной базы и ростом потребительских цен», — отмечает Кудрин.

По его мнению, низкий уровень монетизации в стране является не следствием слабой финансовой системы. А причинами того, что краткосрочное кредитование доминирует в России, являются неопределенность макроэкономических условий, высокая  инфляция, плохой инвестклимат и недостаточное развитие финансовых институтов.

Миф 3

Не следует считать, что экономический рост можно разогнать, задействовав значительные незагруженные производственные мощности с помощью  снижения процентной ставки, пишет Кудрин. По его мнению, даже если отдельные свободные мощности есть, «стрелять» по ним из тяжелой монетарной артиллерии нельзя, так как это увеличит риск общего разгона инфляции. «Теоретически можно было бы использовать адресные субсидии. Но и в этом случае нужно понимать, что те отрасли или конкретные предприятия, которые получат льготное финансирование, будут лишены стимулов к повышению эффективности», — отмечает бывший министр. Это, по его мнению, может создать реальную угрозу формирования целых кластеров, которые при отрицательной реальной рентабельности будут лоббировать получение дешевых кредитов от Банка России. Таким образом, финансирование неэффективных отраслей будет осуществляться за счет обременения всех остальных инфляционным налогом.

Миф 4

Опасным заблуждением является и убеждение, что к увеличению темпов роста может привести «предоставление дополнительной ликвидности на льготных условиях». Подобную политику «количественного смягчения« активно проводили и частично продолжают проводить регуляторы США, Японии, Великобритании и еврозоны, и в них она может способствовать восстановлению экономического роста. Это Кудрин объясняет условиями этих стран, которые изначально жили в условиях низкой инфляции, а потом уперлись в нулевую границу процентных ставок и столкнулись с угрозой дефляции. При этом и в период кризиса эти страны не меняли своего инфляционного ориентира и он оставался на уровне 2%.

«В нашей экономике ничего подобного нет, поэтому отечественный вариант такой политики лишь неминуемо ускорит инфляцию и увеличит давление на рубль в результате «выплескивания» дополнительных денег на валютный рынок», — отметил экс-министр финансов. И даже адресное использование такой эмиссии — ограничение в целях, на которые она может быть потрачена,— не спасет. Глава ЦСР убежден, что позднее эти кредиты все равно окажутся на валютном и потребительском рынках через выплату зарплаты, оплату работы подрядчиков, покупку оборудования...

Миф 5

Под ним Кудрин понимает идею, что возвращение ЦБ к активной валютной политике, в том числе фиксации валютного курса на заниженном уровне, поспособствует росту за счет снятия с российских компаний валютных рисков и укрепления конкурентных позиций экспортеров и компаний, ориентирующихся на импортозамещение. «Хотя режим регулируемого обменного курса может ненадолго обеспечить иллюзию стабильности, уже в среднесрочной перспективе он, скорее всего, приведет к кризису платежного баланса. В результате зависимость от условий торговли, обусловленная доминированием сырья в структуре экспорта, только вырастет», — отметил бывший министр.

По его мнению, гибкий обменный курс позволяет экономике адаптироваться к изменяющимся условиям, поскольку способствует ее переходу к новому равновесию. В качестве примера Кудрин приводит 2009 и 2015 годы. В первом случае было принято решение поддержать курс интервенциями и падение ВВП превысило 8%. В 2015-2016 годах в условиях свободного курсообразования экономический спад составил около 3%.

В завершении своей статьи Кудрин призвал делать акцент при разработке стратегии экономического роста на его устойчивости. «Элементами стратегии не могут быть меры, дающие позитивный эффект только в краткосрочной перспективе, но создающие в экономической системе деформации, мешающие ее здоровому развитию», — отметил экс-министр.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться