«Билетная мафия». Почему театральных спекулянтов нужно легализовать? | Forbes.ru
$58.37
69.12
ММВБ2150.12
BRENT63.08
RTS1160.58
GOLD1289.77

«Билетная мафия». Почему театральных спекулянтов нужно легализовать?

читайте также
+149 просмотров за суткиСцена или гардероб: как люди с аутизмом работают в сфере культуры +6 просмотров за сутки NET осенней хандре. Спасайтесь в театре +182 просмотров за суткиЯн Фабр: «Человеческие кости — очень интересный художественный материал» +22 просмотров за суткиПора в театр: главные спектакли нового сезона +2 просмотров за суткиДрама в Большом: Александринский театр устраивает «Маскарад» +7 просмотров за суткиВзволнованная публика. Об общественной реакции на дело Серебренникова +17 просмотров за суткиПримы и премьеры. Как живет старейшая школа русского балета +5 просмотров за суткиТы мне друг: как устроен рынок онлайн-знакомств в России В Питере, на фестивале: Ленин превращается в Леннона, Ленин дружит с Николаем II +1 просмотров за суткиЕсть что посмотреть: театральные гастроли и премьеры в Москве +2 просмотров за суткиУчение — свет: machine learning в индустрии развлечений +44 просмотров за суткиВладимир Урин о спектакле «Нуреев»: «Мы не можем продать балет Абрамовичу» +4 просмотров за суткиТолько послушайте: пять лучших оперных площадок этого лета +4 просмотров за сутки$1 млн против стресса: инвесторы из «Русагро», Bright Capital и 2ГИС вложились в сервис Welltory +9 просмотров за суткиЮлия Пересильд: «Я не люблю никаких украшений и пафоса» Хищения в области культуры: «Седьмая студия» Серебренникова и еще топ-пять громких дел Политический нарциссизм в России. Приватизация прошлого От €10 000 и выше: сколько московские театры платят режиссерам-иностранцам На полпути в цифровое будущее: насколько востребованы услуги онлайн-банкинга? +14 просмотров за суткиКоролевские игры: как Елизавета II стала главным культурным трендом
Бизнес #билеты 31.05.2017 18:17

«Билетная мафия». Почему театральных спекулянтов нужно легализовать?

Даниил Кручинин Forbes Contributor
Фото Александра Тарасенкова / ТАСС
Минкульт предлагает принять закон против перекупщиков билетов. Почему этого делать не стоит?

Периодически в СМИ и на телевидении поднимается тема билетных спекулянтов. Например, в конце осени прошлого года прошла волна публикаций в СМИ и сюжетов на ТВ о «билетной мафии» и Большом театре. А самая свежая относительно громкая история произошла в начале мая в МХТ им. Чехова, когда о перекупщиках билетов на спектакль Ренаты Литвиновой «Северный ветер» написал в Facebook один из пользователей, который пытался купить билет.

Музыку к спектаклю написала Земфира, событие вызвало вполне понятный интерес у московской публики. В итоге, благодаря посту в Facebook, разразился скандал, который пришлось комментировать и худруку театра Олегу Табакову, и пресс-службе Минкульта, где такую ситуацию назвали обычным делом для рыночной экономики. Это не помешало министру культуры Владимиру Мединскому спустя неделю выступить с заявлением в Госдуме, что необходим закон по борьбе с «билетной мафией». По его словам, законопроект уже находится в разработке и согласован с театральным сообществом. Минкульт предлагает штрафовать юридические лица до 1 млн рублей, а частные — от 3 000 до 5 000 рублей.

Желание бороться со спекулянтами понятно, но наше государство, похоже, в очередной раз пошло по пути наименьшего сопротивления. И если такой закон примут, вряд ли он принципиально изменит ситуацию. 

Билеты продают организаторы мероприятий — например, театры — в собственных кассах и в билетных киосках. Определенная квота отдается билетным агентствам, которые продают билеты по номиналу или с наценкой 10-15% — так называемый сервисный сбор. И, конечно, есть еще так называемые перекупщики, с которыми хочет бороться государство. Но несмотря на предвзятость со стороны билетного рынка, брокеры/перекупщики также являются неотъемлемой частью рынка. Этот институт существуют еще со времен СССР. Сейчас у них есть свои сайты, постоянные покупатели и, конечно же, хорошие связи в среде организаторов мероприятий.

Реселлеры выгодны тем же театрам — ведь они помогают сбыть билеты. И когда Министерство культуры говорит о «рыночной экономике» оно, в общем-то, право: спрос диктует цену. Если за билетами на какой-то спектакль выстраиваются очереди, перекупщики повышают цены, иногда в несколько раз — и билеты все равно покупают те, кто может себе это позволить. В этом случае, правда, «простые люди» не могут попасть на спектакль или на выставку, или на концерт — у них просто нет на это деньги. Таково «лицо» рыночной экономики.

Вряд ли новый закон что-то кардинально изменит — по крайней мере если он будет принят в том виде, в каком обсуждается сейчас. Например, многие билетные брокеры просто ликвидируют юридические лица и перейдут в разряд «физиков», будут продавать билеты через третьих лиц или анонимно. Для государства придется вести точечную борьбу с «физиками», что потребует слишком много ресурсов и вряд ли будет настолько эффективно. К тому же некоторые крупные реселлеры на рынке так давно — еще с советских времен, когда сажали за так называемые валютные спекуляции, — что вряд ли закон в такой форме сильно повлияет на их решение продолжать свою деятельность: бывали времена и сложнее.  

Понятно, что государство хочет пойти по проторенной дорожке запретов, но это видится не самым правильным решением проблемы: реселлеров билетов надо не запрещать, а попробовать легализовывать, и тем самым обелить рынок вторичных билетов. Что это значит? Чтобы было понятней, о чем речь, можно привести в пример всем известный сервис Airnbnb, который агрегирует предложения от частных лиц о сдаче недвижимости в аренду — и платит налоги государству по прибыли, по сути обеляя рынок p2p-аренды. Есть еще не менее известный пример Uber, который изменил рынок такси. То же самое благодаря технологиям должно произойти и на рынке билетов.

По такому пути давно пошли на Западе, где успешно развиваются маркетплейсы-агрегаторы, работающие на рынке вторичных билетов. Есть крупнейшие мировые компании типа StubHub, который 10 лет назад за $307 млн купил eBay, есть Ticketbis, поглощенный в прошлом году тем же eBay (по оценке — за $165 млн). В США на сегодняшний день объем вторичного рынка билетов по разным оценкам около $5 млрд, в большинстве штатов перепродажа не запрещена. Там брокеры/перекупщики — полноправные участники рынка. Если с ними и борются, то не на уровне государства, а на уровне частных коммерческих компаний, когда вводится система проверки личности посетителя мероприятия: как при покупке билета, так и при выходе с мероприятия он должен предъявить один и тот же документ, удостоверяющий личность. А в Великобритании нельзя перепродавать билеты только на футбольные матчи, на все остальное — пожалуйста, было бы разрешение от организаторов.

К тому же в самом законопроекте есть еще несколько спорных нюансов. Например, планируется запретить возвращать билеты без уважительных причин. По идее, это должно остановить спекулянтов от крупных закупок — ведь если они не смогут возвращать билеты, то они потеряют деньги. Но проблема в том, что билет — это не товар, а, говоря юридическим языком, документ, подтверждающий право требования к организатору мероприятия. Получается, что реселлеры, по сути, просто уступают свое право требования третьим лицам. Покупатель билета оповещен обо всех рисках, который он несет, покупая билет (к примеру, о возрастных категориях билетов и т.д.), но ответственности за покупку билета у неуполномоченных лиц для покупателей нет.

Впрочем, это не отменяет того, что если закон примут в таком варианте, то такие продавцы билетов окажутся вне закона и будут действовать на свой страх и риск. Но здесь надо понимать, что продавцов могут даже в выборочном порядке привлекать к административной ответственности путем проведения контрольных закупок, хотя это очень сомнительно ввиду удаленной продажи. Но уже проданных билетов это никак не коснется. Поэтому всю ответственность будут нести продавцы, на покупателях же принятие этого закона никак не отразится.

Другая проблема в том, что перекупщики прямо сейчас не нарушают никакого закона: по сути, они взимают дополнительную плату не за сам билет, а за свои услуги (т.н. «сервисный сбор»), а билет продают по номинальной цене. Поэтому, чтобы закон заработал, придется вводить именные билеты.

Кстати, сервисный сбор берут и официальные билетные операторы. Но если закон ограничит еще и возможность взимать сервисный сбор, то уже билетные операторы будут вынуждены увеличить комиссию, которую взимают с организаторов мероприятий — об этом уже заявил, например, генеральный директор Ticketland.ru Виталий Виноградов.

Здоровая бизнес-модель всегда идет по пути глобализации. В России разумно было бы пытаться не искоренить вторичный рынок, а консолидировать его — и таким образом регулировать. В отличии от большинства западных стран, в нашей стране отсутствует прозрачный и крупный маркетплейс-агрегатор по вторичному рынку билетов, который агрегировал бы всю билетную массу и имел бы соглашения со многими организаторами или спортивными клубами.

Если бы организаторы разрешили крупным ресселлерам продавать билеты, их деятельность стала бы легальной, рынок стал бы прозрачным, появились бы новые технологичные игроки — билетные «airnbnb» и «uber’ы», которые бы платили налоги государству, стали бы для организаторов еще одним – современным – каналом продаж, а зрители могли бы покупать билеты в удобном для них формате, при этом иногда дешевле номинала. Так произошло на Западе: в Великобритании цены на вторичном рынке билетов снизились на 25% за пять лет работы StubHub, а в США их продают в худшем (для покупателя) случае не дороже номинала.

По нашим оценкам, объем рынка вторичных билетов в России — $200-250 млн, цифры не головокружительные, но и не мизерные. Этого достаточно, чтобы появилась новая индустрия. Впрочем, скорее всего она все равно появится — вне зависимости от принятия законов. Просто для государства это очередной шанс помочь, а не помешать развитию интернета, предпринимательства и экономики.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться