Газели, пантеры и Путин. К итогам Питерского форума | Бизнес | Forbes.ru
$57.5
67.72
ММВБ2071.83
BRENT57.95
RTS1134.45
GOLD1280.61

Газели, пантеры и Путин. К итогам Питерского форума

читайте также
+936 просмотров за суткиКонец бесплатного здравоохранения. Путин предложил гражданам разделить траты на медпомощь +88 просмотров за суткиБарьеры, «пузыри» и анонимность. Путин решил судьбу криптовалют в России +7 просмотров за суткиКалейдоскоп настроений: вырастут ли цены на нефть после визита короля Саудовской Аравии в Москву +10 просмотров за суткиСтремительное падение. Побег владельцев «ВИМ-Авиа», дело о мошенничестве и долги на 1,3 млрд +397 просмотров за суткиОлигарх и лучший друг Запада. Как Михаил Ходорковский стал богатейшим человеком России +2 просмотров за суткиОпасный фон. Как развивается экономика в регионах, где могут уволить губернаторов Экономика глазами Путина: отрывки из интервью Стоуна, не вошедшие в документальный фильм +1 просмотров за сутки«Решений недостаточно»: Путин потребовал прекратить «бесконечные проверки» и давление на бизнес +1 просмотров за суткиПомочь или не мешать. Что государство может сделать для социального бизнеса +2 просмотров за суткиОн же Платов: Путин раскрыл свой псевдоним в разведшколе «Ужин шел к десерту»: Трамп раскрыл детали «тайной» встречи с Путиным Взгляд с той стороны: как России привлечь китайские инвестиции? «Лживость, подлость и абсурд»: Белый дом прокомментировал «тайную» встречу Путина и Трампа Глубокая депрессия. Центр стратегических разработок оценил состояние финансового рынка России Компромат на Клинтон: в США расследуют связи сына Трампа с адвокатом из России и Эмином Агаларовым Дипломатический вызов: администрация Трампа поддержала новые санкции против России Палки в колеса. Конгресс США хочет запретить сотрудничество с Россией по кибербезопасности Зеркальные меры: Россия готовит высылку 30 дипломатов США Трамп усомнился в реализации одной из договоренностей с Путиным Надежда России: к чему приведет первая встреча Трампа и Путина +1 просмотров за сутки«Позитив для двух стран»: Владимир Путин и Дональд Трамп впервые встретились в Гамбурге
Бизнес #ПМЭФ-2017 05.06.2017 14:31

Газели, пантеры и Путин. К итогам Питерского форума

Президент РФ Владимир Путин перед началом пленарного заседания в рамках XXI Петербургского международного экономического форума. Фото Владимира Смирнова / фотохост-агентство ТАСС
Путин 2018 года, скорее всего, будет либеральным, спустится с мистических высот геополитики на прозаическую землю и вернется к образу CEO «корпорации Россия»

«Чего ждать после мая 2018 года?» — таков был центральный вопрос, который Герман Греф задал участникам традиционного завтрака Сбербанка в рамках Петербургского экономического форума. Эта тема волнует российскую элиту уже ни один месяц. В мае 2018 года начнется последний конституционный срок Владимира Путина. Неизвестно, как Путин видит свою политическую перспективу после 2024 года, но очевидно, что в его планы не входит быть хромой уткой на протяжении ближайших шести лет.

С высокой долей вероятности можно предполагать, что формирование нового правительства будет поручено человеку, которого ни при каких обстоятельствах нельзя представить себе президентом 2024 года. Назовем его условно «Фрадковым-Зубковым» — профессиональным технократом без малейших электоральных перспектив.

Предвыборный цикл начался с масштабной дискредитации председателя правительства Дмитрия Медведева, которую лишь очень наивные люди могут считать борьбой оппозиции с коррупцией. Вольно или невольно, но Навальный действует в интересах Владимира Путина, который, вероятнее всего, намерен отдалять сильные фигуры от президентского кресла.  Другой политический тяжеловес – мэр Москвы Сергей Собянин – сам (впрочем, не без попустительства Путина) увяз в трясине задуманной им реновации, которая коснется жизни даже не 1,6 млн москвичей, а всех. Масштабное строительство в городе, и без того изможденном преобразовательным зудом мэра, увеличение жилищного фонда и, как следствие, дополнительный приток жителей – его оценивают в четыре миллиона (это как население Петербурга) – не пройдет незамеченным и, скорее всего, похоронит не только президентские перспективы Собянина, но даже премьерские. Хочется напомнить, что реконструкция Парижа, затеянная бароном Османом, о которой так любят рассуждать апологеты мэра, закончилась, вообще-то, Парижской коммуной.    

Все вышесказанное отнюдь не отменяет важность кандидатуры будущего премьера, сколь бы техническим он ни был. Различные фракции российской элиты хотели бы видеть в этом кресле именно своего человека или по крайней мере закрепить основные посты кабинета за представителями своего клана. Весьма вероятно, что Путин пойдет на выборы под лозунгом экономического роста. Во всяком случае этой проблематике был посвящен как весь Петербургский форум – ежегодный смотр российской элиты, так, собственно, и речь самого президента на нем. Он, кажется, впервые произнес слова «стартап» и «цифровая экономика», прежде для него совершенно не характерные и принадлежавшие вокабуляру премьера Медведева.

Иными словами, Путин 2018 года, скорее всего, будет либеральным, спустится с мистических высот геополитики на прозаическую землю и вернется к образу CEO «корпорации Россия», который доминировал в продолжение его первых двух сроков. Казалось бы, это будет означать усиление либерального крыла российского истеблишмента. Но здесь не все так просто. Само слово «рост» было введено в политический лексикон России Борисом Титовым накануне парламентских выборов 2016 года, в которых приняла участие спешно основанная им буквально за несколько месяцев до этого Партия Роста. Доминирующая школа, которая уже 26 лет определяет экономическую политику страны, контролирует экономический блок правительства и Центробанк (назовем ее ясинско-гайдаровской или кудринско-грефовской), долгое время игнорировала программу Бориса Титова. Полемика с ним шла заочно. Даже на Петербургском форуме панели Кудрина и Титова были назначены на одно время, но проходили в разных помещениях.

Единственное место, где полемика все-таки состоялась вживую, был завтрак Сбербанка. На нем выступили сразу два оппонента кудринско-грефовской школы – советник президента Сергей Глазьев и сам Борис Титов, недавно подтвержденный в должности президентского бизнес-омбудсмена. На форуме ходил слух, что первоначально приглашение Глазьева и Титова не входило в планы Германа Грефа, хотя в результате обсуждение получилось полифоническим и в очередной раз подтвердило, что именно завтрак Сбербанка является самой интересной дискуссионной площадкой в стране.

Впрочем, тот же завтрак показал, что Сергей Глазьев и Борис Титов находятся внутри российской экономической элиты в абсолютном меньшинстве. Они не обладают серьезной опорой ни в высшей бюрократии, ни в бизнесе, ни в Думе, ни в губернаторском корпусе, ни среди профессуры. Из крупных российских бизнесменов пока что только Олег Дерипаска придерживается схожих взглядов. На одной из панелей он даже вступил в примечательную полемику с Эльвирой Набиуллиной по поводу монополизации банковской системы и ключевой ставки, которая в нынешнем виде, по мнению сторонников Партии Роста, замораживает экономику страны.

Программы как Кудрина, так и Титова были представлены президенту 30 мая, но как с ними собирается поступить президент, судить пока рано. Также трудно предсказать, является ли Партия Роста элементом системы сдержек и противовесов на этапе подготовки программы президента либо у нее есть серьезный шанс повлиять на его политику и получить места в будущем правительстве.  Для скучающей публики оба варианта – повод поговорить и пофантазировать. Как выразился Рубен Аганбегян в кулуарах панели Титова: «Я приветствую движуху в любом ее виде». 

Вероятно, движуха станет содержанием наступающей эпохи. Во всяком случае поиск соответствующих метафор и образов был в центре внимания всех идеологических панелей форума. Говорили то о газелях, то о пантерах — особенно скоростных животных, то о «теории красной королевы» из «Алисы в Стране чудес» (чтобы оставаться на одном месте, нужно бежать все быстрее), то о рыбах (раньше крупная рыба ела мелкую, теперь быстрая ест медленную), то предлагали заменить слово «кризис» на «перемены» и рассуждали о том, что они стали «новой нормальностью» и более не чередуются периодами стабильности, а являются перманентными. То призывали отказаться от противопоставления «реформ» и «стабильности». То толковали об утрате этим миром «человекомерности» и переходе на наноскорости.

Кажется, страна начинает возвращаться из своего escape в архаику. И собирается ни много ни мало сразу перепрыгнуть  в научную фантастику. Амбициозно – при робком росте ВВП в 1,4% в апреле этого года.