Нефтегазовые выгоды России от конфликта Саудовской Аравии и Катара | Бизнес | Forbes.ru
$59.28
69.53
ММВБ1941.52
BRENT50.96
RTS1034.05
GOLD1287.48

Нефтегазовые выгоды России от конфликта Саудовской Аравии и Катара

читайте также
+11 просмотров за суткиПервая нефть: кто стал пионером добычи углеводородов +2 просмотров за сутки«А мы еще выставим»: «Нафтогаз» увеличит сумму иска к «Газпрому» на $5 млрд +14 просмотров за суткиТранзит раздора: «Газпром» увеличил загрузку газопровода OPAL до 85% +1 просмотров за сутки«Прочны как скала»: Shell и BP опровергли уход из бизнеса в Северном море +18 просмотров за суткиСургутские тайны. Две загадки миллиардера Владимира Богданова +5 просмотров за сутки«Нефтяной Бог» устал: разбогатевший на предсказании цен трейдер ушел из бизнеса +4 просмотров за суткиНетрадиционное ценообразование: американский газ как предмет торга Трампа с мировыми лидерами +2 просмотров за суткиЗолото шейхов: состоится ли IPO Saudi Aramco Парадокс цены на нефть. Чем убедительнее прогноз, тем реже он сбывается +5 просмотров за суткиСкрытые резервы: BCG и WPC сравнили карьеры мужчин и женщин в нефтегазовом секторе Пределы гибкости: сможет ли рынок СПГ повторить путь нефтяного рынка? Дальневосточное разочарование: санкции нарушили план Японии по разведке российской нефти Эффект бумеранга: санкции против России могут навредить американским энергетическим компаниям Нефть и геополитика: средства из фондов, ориентированных на Россию, «утекают» уже месяц Золотые запасы. Катар сообщил о $340 млрд резервов в ответ на бойкот арабских стран Неожиданный покупатель: США увеличили поставки нефти в Китай в десять раз Здесь и сейчас: новая экономика российской нефтедобычи Сюрпризы Brexit: Великобритания вынуждена хранить возрастающие объемы газа в Европе +2 просмотров за суткиДональд Трамп заявил, что Россия вмешивалась в выборы президента США Сила Трубы. Как нефтепровод ВСТО сделал Николая Буйнова миллиардером в 47 лет Схватка трех «ёкодзун»: кому достанется победа в российском газовом треугольнике
Бизнес #нефть 06.06.2017 19:52

Нефтегазовые выгоды России от конфликта Саудовской Аравии и Катара

Игорь Юшков Forbes Contributor
Фото Daniel Acker / Bloomberg via Getty Images
Обострение ситуации в странах Персидского залива неизбежно вызовет сокращение поставок энергоресурсов на мировые рынки и рост цен. Россия окажется в числе выигравших

У востоковедов есть старая шутка: даже перед концом света последней новостью будет сообщение о том, что на Ближнем Востоке вновь неспокойно. Регион характеризуется непрекращающимися конфликтами, и в понедельник мы стали свидетелями очередного. Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и ОАЭ обвинили Катар в финансировании террористических группировок, вмешательстве во внутренние дела других государств и разорвали с эмиратом дипломатические отношения, введя ряд дополнительных мер типа прекращения транспортного сообщения и закрытия офисов катарского телеканала Al Jazeera. Позже к антикатарской коалиции присоединились власти восточной части Ливии, Йемена, Мальдивы и Маврикий.

Для мировой экономики и политики события в этом регионе важны прежде всего из-за наличия на территории ближневосточных государств крупных запасов нефти и газа.  Суммарные запасы нефти стран, участвующих в нынешнем конфликте (включая Иран, непосредственно замешанный в происходящих событиях), составляют примерно 35,3% от общемировых, газа —  40,9%.

Основные причины нынешнего конфликта Саудовской Аравии и Катара лежат в политической плоскости: Доха и Эр-Рияд конкурируют за лидерство на Ближнем Востоке и Севере Африки. Однако конфликт может затронуть и мировые рынки энергоресурсов.

Сценарий эскалации конфликта Саудовской Аравии и Катара наименее вероятен, все-таки США, имеющие военные базы на территории обоих государств, стремятся урегулировать спорную ситуацию. Однако, в последнее время мы видим столько «черных лебедей», что ни один из вариантов развития событий нельзя исключать. С точки зрения экономических интересов для России была бы крайне выгодна дестабилизация как в Саудовской Аравии, так и в Катаре. С первыми Россия конкурирует на рынке нефти, со вторыми — на рынке газа.

По данным секретариата ОПЕК КСА в среднем экспортирует примерно 7,2 млн баррелей в сутки, из которых 0,9 млн идут на европейский рынок, а 4,6 млн  — на рынки АТР. В случае усугубления конфликта Катара и саудовского королевства, Доха, вероятно, попыталась бы выполнить свой план дестабилизации шиитских районов Саудовской Аравии (восточные провинции королевства, там сосредоточены основные запасы нефти), что повлияло бы на объемы добычи и экспорта саудовской нефти.

Естественно, это привело бы к прекращению действия соглашения ОПЕК+, а значит, российские компании получили бы возможность добывать по максимуму, чтобы занять долю саудитов на рынке нефти. Одновременно с сокращением предложения сырья выросла бы и цена нефть, что также выгодно России.

Катар не является крупным производителем нефти, но он сохраняет мировое лидерство по экспорту СПГ. В 2016 году эмират экспортировал 79,6 млн тонн СПГ, из которых 52,7 млн ушло в Азию, а 17,9 — в Европу. Соответственно, сокращение экспорта позволило бы «Газпрому», во-первых, нарастить поставки газа в Европу. Во-вторых, европейские страны заняли бы более благоприятную позицию по отношению к российским газопроводным  проектам.

В частности, Польша, намеревающаяся сократить закупки газа из России за счет контрактов с Катаром, активно торпедирует проект «Северный поток-2» и сорвала загрузку газопровода OPAL (ответвление от «Северного потока) на 100% мощности. При дефиците газа Брюссель, Москва и Варшава быстрее нашли бы компромисс.

Напряженность между Саудовской Аравией и Катаром заставляет США ранжировать своих союзников в регионе. Прошедший визит Трампа в Саудовскую Аравию показывает, что пока американская благосклонность на стороне Эр-Рияда. Хотя это и не означает, что Вашингтон позволит саудитам осуществить военное нападение на Катар, но ожидать ужесточение позиции США по иранскому вопросу  вполне можно.

Трамп и ранее критиковал сделку по ядерной программе Ирана, а теперь может перейти от слов к делу. Возврат американской администрации к антииранской политике усложнит выход Тегерана на европейский рынок газа. Хотя Иран является российским союзником в Сирии, конкуренция на европейском рынке газа принесла бы Москве в разы больше проблем, чем выгоды от нынешнего партнерства.

Негативным для России моментом в сценарии эскалации ближневосточного конфликта является развитие ВИЭ в ответ на рост цен на нефть.  Однако в нынешней экономической ситуации для Москвы это было бы меньшим из зол.