Культурный протекционизм в кинематографе: идея на пять миллионов

Алексей Бырдин Forbes Contributor
Фото REUTERS / Danish Siddiqui
Основная проблема сегодняшнего российского регулирования в киноиндустрии — в неаккуратном отношении к бизнесу. Иногда случается, что изготовленный в Минкульте спасательный круг сделан из чугуна

Это не очень заметно извне, но киноиндустрия в широком смысле — от производителей и прокатчиков, до телеканалов и онлайн-кинотеатров — уже несколько месяцев находится в тревожном состоянии. Причина — разнообразные слухи о введении заградительных, по сути, пошлин на прокат в России зарубежного кино в размере 5 млн рублей за фильм. В конце мая министр культуры Владимир Мединский публично сообщил о подготовке проекта соответствующего постановления Правительства Российской Федерации.

Спасти российское кино

Наше Министерство культуры видит свою миссию в сохранении и развитии российского кино, «как важнейшего из искусств». Работа идет по нескольким направлениям: борьба с пиратством, рост государственной поддержки отечественного кинопроизводства и повышение доли российских фильмов в кинопрокате. И в целом это все очень хорошо, нужно и правильно!

Плохо другое: «комплекс мессии» выражается в том, что Минкульт изобретает свои специфические рецепты и методы поддержки национальной киноиндустрии. Нельзя недооценить вклад Министерства культуры в продвижение первого и второго антипиратского закона, но иногда случается, что изготовленный в Минкульте спасательный круг для отрасли сделан из чугуна… За последние несколько лет министерство придумало или поддержало как минимум два таких проекта.

Проблему пиратства раз и навсегда должна была решить «глобальная лицензия» (также известная как «налог на интернет»), а деньги для поддержки кинопроизводства предложено было состричь с далеко не процветающих кинотеатров, телеканалов и онлайн-кинотеатров. Обе инициативы вызвали крайне негативную реакцию отрасли, т.к. при ближайшем рассмотрении оказали бы резко негативное влияние на кинодистрибуцию, и, к счастью, были отвергнуты на высоком уровне.

С KPI по повышению доли российского кино все еще интереснее. Эту долю легко отслеживать по системе ЕАИС (электронная система учета проданных билетов), и Минкульт не упускает возможности отвоевать у Голливуда лишнюю копейку. Уже в 2016 году министерство начало осторожно использовать рычаг т.н. «прокатных удостоверений», без которых фильм по закону не может демонстрироваться в кинотеатрах, для управления датами премьер (выдает эти прокатные удостоверения, ясное дело, само ведомство Мединского).

Весной 2017 года министерство прибавило газу, и мы все наблюдали эпопею по определению даты выхода на экраны российской картины «Время первых» и голливудской франшизы «Форсаж 8». Ручное управление календарем премьер, кажется, приносит свои результаты, но таит в себе опасность: перенос даты выхода иностранного блокбастера ради фильма одного уважаемого российского продюсера может задвинуть ее на зарезервированную дату другого, не менее уважаемого российского продюсера.

Появилась необходимость в создании альтернативных рычагов для искусственного повышения доли российского кино, но с более низким скандальным потенциалом…

Оправдание средств

Российские кинопродюсеры сталкиваются с реальной проблемой «плохой росписи», когда их экранное время занимают зарубежные фильмы объективно не первой категории. Причем, речь не об авторском кино. Альмадовар и Фон Триер имеют ограниченный прокат и не составляют особой конкуренции российскому кино. Проблема – в фильмах категории B/C, которые часто идут «в нагрузку» к блокбастерам — в одном пакете кинодистрибутора.

Поскольку идея прямого квотирования зарубежного кино была неоднократно обсуждена и столько же раз отвергнута, в общении продюсеров с министерством родился другой механизм – заставить прокатчиков иностранного кино, выходящего большим тиражом, платить некую пошлину. Подразумевалось, что для голливудских блокбастеров, собирающих по 1-2 млрд рублей, это нагрузка несущественная, а артхаус не будет затронут в силу своего небольшого тиража. Однако, по слухам, министерство творчески переработало эту идею и на всякий случай решило собирать по 5 млн рублей вообще со всех фильмов, выходящих в российский прокат, а затем компенсировать эту сумму российским фильмам через Фонд Кино.

Основная проблема сегодняшнего российского регулирования – в неаккуратном отношении к бизнесу, из которого состоит регулируемая отрасль. Степень влияния даже маленьких законодательных «заплаток» на отдельно взятый рынок часто оказывается гораздо выше, чем динамика спроса/предложения, размер ключевой ставки ЦБ и другие экономические факторы. При этом волшебное слово «протекционизм» и дискурс вокруг защиты чего-нибудь национального (безопасности, экономики, культуры etc.) позволяет облагородить практически любую инициативу.

Т.н. «закон об онлайн-кинотеатрах» с самого начала позиционировался как благо для российских видеосервисов, хотя и содержал огромные риски именно для них. Лишь в непростом диалоге с регуляторами нам удалось эти риски устранить, при этом целый год рынок находился в подвешенном состоянии. Вредные для экономики законы – это совсем плохо (вспомним «пакет Яровой»), но даже идеи регулирования с негативным потенциалом несут вред, вносят неопределенность, рушат планы, сковывают инвестиции. Так что, когда Министерство культуры пообещало осчастливить нашу киноиндустрию пятью миллионами за прокат иностранных фильмов, но не уточнило детали, киноиндустрия, естественно, напряглась…

Как будет выглядеть проект постановления правительства пока неизвестно, пока документ еще не был официально опубликован. Возрождение российского кино — благая цель, вопрос лишь в средствах ее достижения. То ли средство выбрал Минкульт? Ясно одно: отрасль и общественность уже крайне возбуждена, а заинтересованные стороны уже готовятся критиковать предложенные механизмы.

Новости партнеров