Лови краба: глава Росрыболовства о квотах на вылов приморского краба и борьбе с браконьерством

Илья Шестаков Forbes Contributor
Фото REUTERS / Jonathan Ernst
В мае 2017 года в Приморье распределили квоты на вылов краба. Почему сделать это не получалось семь лет и что корабли под флагами республики Того делают в Охотском море, рассказывает глава Росрыболовства Илья Шестаков

Приморский край, Находка. Пятого апреля, пограничники задержали граждан одной из стран Юго-Восточной Азии. Предприниматели организовали в нежилом здании цех по переработке незаконного добытого краба. Всего изъято более 1,6 тонн примерно на 1,5 млн рублей. Живой краб выпущен в естественную среду обитания. Но это, к сожалению, не единичный случай.

Краб — не селедка, то есть не народный продукт. Но об этом вряд ли подумаешь, зайдя на рынок во Владивостоке или другом городке Приморья. Предложение разнообразно: живой, мороженый, целиком и частями, чищенный и консервированный, камчатский, синий, стригун, равношипый. Цены ниже среднерыночных. Откуда товар? Из «прибрежки». Вот только промысел в прибрежный водах Приморья рыбопромышленные компании не ведут уже более семи лет. И запрета на вылов все это время не было. Однако в силу сложившихся обстоятельств прибрежные квоты до сих пор не были распределены. Очевидно, что весь краб — результат бытового браконьерства, явления широко распространенного среди местного населения. Как с этим бороться, до сих пор было непонятно, рейды на рынках — точечные меры, слухи о зачистке разносятся моментально. В результате любительский вылов краба скоро переплюнет по масштабам промышленный.

Почему не вели спецпромысел? История давняя.

Во Владивостоке в 2010 и 2012 годах квоты на вылов крабов в Приморье разыграли на аукционах. Победителем 2010 года стала одна компания. По всем 4 лотам. Этой же компании достаются 7 из 10 лотов на торгах 2012 года. В обоих случаях предложенная победителем цена незначительно отличалась от стартовой. В первый раз стоимость квот выросла с 35,8 млн до 37 млн рублей, по итогам второго аукциона — крабы подорожали с 365 млн до 371 млн рублей. Ситуацией заинтересовалась ФАС, которая усмотрела в действиях участников торгов нарушение закона о защите конкуренции. Был выявлен картельный сговор. Вырученная от продажи лотов скромная сумма чуть более 408 млн рублей так и не дошла до казны: договоры были расторгнуты в судебном порядке, а крабы остались в акватории Приморья.

В мае 2017 года «приморские» квоты все же ушли с молотка почти за 23 млрд рублей. Сумма в 56 раз превысила результат торгов 2010 и 2012 года. Организатором выступило Федеральное агентство по рыболовству, полномочия по проведению крабовых аукционов перешли в Москву только в феврале этого года соответствующим постановлением Правительства. Квоты наконец-то обрели владельцев, а госбюджет пополнился значительной суммой. Увидят ли этих крабов потребители? Надеемся, что да.

Читать также: Банкиры на промысле. Как московские финансисты завладели крупнейшей рыбопромышленной компанией Сахалина

Не секрет, что крабы, которых добывают суда в российской экономзоне Дальнего Востока, а это удаленные от побережья акватории Охотского, Японского и Берингова морей, по большей части, отправляются на экспорт прямо из района промысла. На континент попадает около 10% и те сразу уходят в мегаполисы и крупные сети.

Сейчас на майских торгах мы распределили «прибрежные квоты». Согласно поправкам в отраслевой закон, принятым в июле 2016 года, весь улов в прибрежной зоне рыбаки обязаны доставлять на берег того региона, где эти квоты выделены. И теперь на внутреннем рынке начнется серьезная борьба легального и нелегального краба, если, конечно, у браконьеров останется экономический интерес продолжать мутное дело.

Системная работа по легализации рынка началась, но остается еще много темных мест — речь о промысле в море. В 2016 году краболовы добыли более 74 000 тонн, из них на Дальнем Востоке — около 57 000 тонн. Это один из самых высоких показателей освоения с 2007 года. Речь, конечно, о зарегистрированных уловах.

Крабов «без паспорта» считают наши коллеги из пограничной службы ФСБ. В конце мая прошлого года пограничники арестовали в Охотском море два судна под флагом Республики Того, перевозивших живого краба и крабовую продукцию без документов. Спустя несколько дней пограничники Сахалинской области задержали другое тоголезское судно с неопознанным крабом на борту. В центральной части Охотского моря только с привлечением авиации удалось поймать еще два краболова под флагами Республики Того. Причем первый из «подфлажников» уже проходил в криминальных сводках: судно задерживали в апреле 2015 года с тоннами нелегально добытого краба, тогда капитана приговорили к крупному штрафу и возмещению ущерба в 6 млн рублей. В январе этого года в Охотском море пограничным сторожевым кораблем обнаружен транспортный рефрижератор под флагом Танзании. Капитан попытался скрыться, во время преследования не обошлось без предупредительной стрельбы. На борту обнаружены 17 тонн краба без документов.

Конечно, жизнь браконьерам значительно усложнили соглашения по борьбе с нелегальным промыслом, подписанные Россией со всеми странами Азиатско-Тихоокеанского региона. В Китае, Корее, Японии, США сегодня нельзя выгрузить продукцию без выданного нашей страной сертификата легальности происхождения улова. По результатам 2016 года удалось проконтролировать законность вылова около 80% вывозимых из Российской Федерации крабов, в 2015 году этот показатель был на уровне 60%. Вместе с тем, не решена проблема в целом. Сегодня сложно препятствовать возвращению задержанных браконьерских судов на нелегальный промысел. И в случае, если нарушитель успел избавиться от незаконного улова и при задержании на борту не оказалось краба, судно вновь ворует валютоемкий национальный ресурс.

Мы уже работаем над федеральным законом по утилизации браконьерской продукции до судебных решений, очевидно, что аналогичные или другие действенные меры нужно принимать и в отношении судов нарушителей.

В этом году разрешенный объем вылова крабов на Дальнем Востоке и в Северном бассейне достиг рекордного показателя за всю историю отечественного крабового промысла — 83 600 тонн. И важно, чтобы и крабы, и деньги, пошли в нужное русло: в прибыль добросовестным рыбакам и государственную казну.

Новости партнеров