Политический нарциссизм в России: агрессия и ярость | Forbes.ru
$59.34
69.71
ММВБ2130.39
BRENT62.17
RTS1128.72
GOLD1279.47

Политический нарциссизм в России: агрессия и ярость

читайте также
+6062 просмотров за суткиВ ожидании санкций. Как американцы могут обрушить рубль +2937 просмотров за суткиЧеловек будущего. Новые технологии изменят наше тело и сознание к 2030 году +4182 просмотров за суткиПакистанский эмигрант Шахид Хан рассказал, как стать миллиардером, начав с мойки посуды +33 просмотров за суткиСаудиты меняют ландшафт мировой экономики +1705 просмотров за суткиМВД назвало имя подозреваемого в убийстве Пола Хлебникова +458 просмотров за суткиНародное достояние: 12 главных героинь премии ОК! Awards +3621 просмотров за суткиРуперт Мердок разбогател на $800 млн из-за слухов о продаже активов 21st Century Fox +4050 просмотров за суткиНе пить и не курить. Минздрав хочет сэкономить на лечении россиян +1 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России: Сталин с нами Политический нарциссизм в России. Занавесить зеркало Политический нарциссизм в России: победа и агрессия Политический нарциссизм в России: ненастоящее настоящее и День победы +1 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России: уличная психотерапия +3 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России. Грандиозная самость в зеркале времени +1 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России: самообожание в техниках переноса Политический нарциссизм в России: восстание низа Политический нарциссизм в России: триумф пустоты +8 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России: трудное детство Политический нарциссизм в России: границы нормы Политический нарциссизм в России: краткая история болезни Политический нарциссизм в России: опыт психоанализа

Политический нарциссизм в России: агрессия и ярость

Фото REUTERS / Stefan Wermuth
Никто всерьез не боится ни либералов, ни пятой колонны, ни «цветной революции», но люди бессознательно начинают страшиться собственной ненависти, бессмысленной и беспощадной.

В рамках данного цикла мы уже анализировали психопатологию ненависти. В связи с нагнетанием озлобленного патриотизма («Политический нарциссизм в России: победа и агрессия») затрагивались аффекты «нарциссического гнева» и «нарциссической ярости». В развитие этой темы остаётся как минимум ещё одно сильное направление: регулярная активность государственной идеологии и пропаганды в такого рода «работе над страстями». В стране целенаправленно и методично формируется атмосфера, которая агрессией напитана и в которой политическая ненависть конденсируется в «точках росы», задаваемых властью в нужных координатах и по мере надобности. Но сейчас общество подходит к опасной черте. Не вполне инертная масса и сами «технологии воинственности» все чаще переходят в режим автозавода, в то время как уже близки уровни агрессии, опасные в том числе и для самой власти.

Институты расстройства
Техники «управления гневом» и «регулирования ярости» парадоксальны, что не лишает их эффективности. Это как если бы пациент постоянно барражировал между кабинетами успокаивающего психотерапевта и психопатолога, разжигающего патологию сознательно и профессионально. Выбор правильной «суммарной дозы» позволяет постоянно удерживать человека на грани срыва. Что осмотрительно: неконтролируемая агрессия имеет свойство разворачиваться самым неожиданным образом и в любую сторону.
Однако многое здесь может оказаться трагически необратимым: в нелегкие времена власти часто приходится вспоминать, как легко переходит от любви к ненависти перевозбужденный обыватель.
Государство круглосуточно «лечит» население в прямом и переносном смысле: через СМИ все это наблюдается невооружённым глазом. Однако реакция на саму идею такого рода анализа часто сопровождается упрёками в подмене субъекта – в некорректном расширении психопатологии личности на психологию коллективов и масс, тем более институций. Похожая критика недавно прозвучала от одного из «вольных историков» в адрес Александра Эткинда, работающего с посттравматическими переживаниями опыта политических репрессий. Такова судьба психологии: она сама нарциссична, но и других часто делает нарциссами. В работе сознания и тонкостях психики на экспертном уровне разбираются все желающие, тем более учёные – любого профиля.
Классика психоанализа начиная с Фрейда и Фромма неоднократно легализует перенос своих представлений на коллективы и социальные процессы. Вместе с тем в науке вообще часто приходится сталкиваться с нарциссическим культом собственной профессии, в данном случае истории. Вмешательство иных дисциплин в возлюбленную область знания порождает ответную не вполне осмысленную реакцию «методологического гнева», искажающего восприятие. В данном случае читатель схватывает знакомое ему слово «травма», тогда как книга Эткинда «Кривое горе» как раз и различает травму, которая вытесняется, и горе, которое, наоборот, постоянно воспроизводится в активной зоне сознания и в публичном пространстве.
В том, что связано с аффектами «нарциссического гнева» и «нарциссической ярости» в политике, происходит нечто подобное. Выше не случайно использована метафора «точки росы», хотя в обычной жизни гнев и ярость чаще сравнивают с кипением. Трудно сказать, как в массовых реакциях сочетаются «холодная ярость» и подлинное «кипение гнева», но с куда большей определённостью можно увидеть методичную,  расчетливую «работу над аффектами» в системе власти. Именно этим занимаются генераторы массовой агрессии, политически мотивированные и оснащённые новейшими средствами воздействия на сознание.
Здесь приходится иметь дело с целой системой переходов в виде объёмной трёхмерной матрицы. Ось Х фиксирует переход от индивидуальной психологии к психологии групп и общностей, проще говоря, «от индивида к массе». Ось Y строится на переходе от относительно пассивной, страдательной массы к средоточию средств манипуляции коллективным сознанием – «от человека к системе». И наконец, ось Z отражает движение от полюса живой эмоции (там, где вскипает ярость благородная) к полюсу рациональной имитации гнева и симуляции ярости, где ничего не вскипает, но все обозначено предельно ясно, с холодным надрывом.
Данное пространство в целом весьма неоднородно, его переходы не линейны, тем не менее каждый конкретный аффект может быть локализован в нем на пересечении осей, как в системе координат. Одно дело — ярость нетрезвого бытового спора о политике, в котором обыватели тычут друг другу пальцами в рот, и совсем другое – расчётливый гнев публициста или телеведущего, тем более идеолога. Отдельное явление – заочно сплочённая масса, вскипающая в том числе под воздействием виртуального «чувства локтя».

Симулякры исступления и неадекватности
В более общем виде надо признать, что применительно к институциям чаще приходится говорить о сильных и сверхсильных аффектах, вовсе не имея в виду переживания и психические отклонения в буквальном, гипостазированном виде. Скорее разного рода иннервации присутствуют здесь исключительно как форма, как «пустая» конструкция. Режим может идеально воспроизводить смысл, структуру и симптоматику психического расстройства с зашкаливающей, злокачественной патологией, но при этом не исключать вполне здравой рациональности и даже осмысленной рефлексии условного «политического субъекта», объединяющего заказчиков, организаторов и исполнителей.
В предельных случаях режим может вполне расчётливо симулировать помешательство в крайних формах. Остаётся вечерами подсчитывать политические дивиденды от этого пугающего спектакля под девизом «всех порву!». Психоанализ в таких постановках практически полностью сдвигается в область обычной театральной критики с её эстетически мотивированным «верю – не верю». Но как раз с проницательностью такой критики сейчас главные проблемы в стране и мире.
Достойный фильм Stage Beauty посвящён переломному моменту, когда указом Карла II все женские роли шекспировского театра были переданы от мужчин женщинам. В первом же спектакле Отелло так натурально душит Дездемону, а Дездемона так натурально отбивается и вопит о помощи, что до последнего момента весь театр, включая зрителей в зале и труппу за кулисами, уверен, что наблюдает реальное убийство. Кинозритель тоже. Чем страшнее аффект, тем сильнее катарсис и выше доходность постановки.
Хороший пример заразителен. Неподражаемая сила режиссуры и игры бывает присуща, в частности, спектаклю, который называется «Россия в глобальной политике». Примерно об этом Маркс писал ещё в 1854 году в работе «О Крымской войне». Фрагмент начинается со слов: «Верная своей азиатской системе наглых жульнических приемчиков...», а заканчивается сетованием на «тоскливую одинаковость принципов», которая «есть показатель внутреннего варварства России». Западу свойственны свои представления о доверии и солидарности.

Политические ток-шоу: «война всех против всех» в одной, отдельно взятой студии
Долгое время на телевидении жёстко работали «чёрные списки» и «стоп-листы» – перечни лиц, которых к эфиру не допускали. Затем возникла иллюзия оттепели: «условных либералов» стали приглашать даже на центральные каналы в прайм-тайм. Однако со временем выяснилось, что цель таких приглашений не столь гуманная. Типичный способ подставить человека: выпустить его против орущих идиотов с ведущим в амплуа одновременно играющего тренера и вратаря-гонялы. А потом вырезать все сколько-нибудь осмысленное, что не удалось задушить в дружеской беседе.
Теперь на провокации наиболее одиозных ток-шоу мало кто поддается. У редакторов уже давно большие проблемы с приглашением реальных (не подставных) «жертв»: приходится орать друг на друга, исходя ядом в тесном кругу.
Есть и более замысловатая позиция, исключающая хождение на эти «советы нечестивых». Недавно такие доводы представил в сети социолог Григорий Юдин, объяснивший, почему он раз за разом разворачивает редакторов «ток-шоу» на Первом канале, НТВ и т.д. Он не советует этим людям рассказывать, будто им «интересны разные точки зрения» – на самом деле им не интересна ни одна, включая провластную и «правильную». Их задача – «дискредитировать саму идею публичного спора и показать, что любая дискуссия неизбежно превратится в гавканье». Их миссия – «поднять на смех принцип свободы слова и демократического обсуждения общих проблем. Чтобы зритель поверил, что все проблемы должен решать главный и решать приказным порядком». «И теперь вы просто ищете людей, которых можно стравить друг с другом, – поэтому вы уже даже не сообщаете своим «гостям» тему (какая разница, из-за чего будет драка?). Вам просто нужно мясо, и побольше».
В словах этого пассажа («гавканье», «стравить», «драка») проступает и ещё одна задача таких побоищ. Не хочется проводить параллели с затертыми «двухминутками ненависти», в том числе из-за неточности таких отсылок. У Оруэлла все начинается с образа конкретного врага и лишь потом абстрагируется – в нашем случае с самого начала важнее образ всесокрушающей братоубийственной «войны всех против всех», которая якобы неизбежна без диктатуры верховного лица, будь то BB как Би-Би или просто ВВП. Если искать глубинные смыслы, то в наших уроках ненависти важна не победа в дискуссии, но победа над дискуссией, не победа в войне, но поражение мира. Люди должны пугаться взрывов неконтролируемых эмоций, в том числе своих.
Далее все строго по Гоббсу: ток-шоу как Bellum omnium contra omnes  в миниатюре, иллюстрирующей истину Homo homini lupus est. Ведущий – маленький Левиафан, прямо отсылающий к идее всесильного государства как «смертного Бога». Альтернатива – неминуемое самоистребление нации, как в «лихие девяностые». Никто всерьез не боится ни либералов, ни пятой колонны, ни «цветной революции», но люди бессознательно начинают страшиться собственной ненависти, бессмысленной и беспощадной. Те из ведущих, кто этого ещё не понял, продолжают «рвать гармонь», что уже контрпродуктивно даже в целях самосохранения режима.

Любовь к сильным выражениям и «искусство заголовка»
Примитивизация идеологии и пропаганды – самовозбуждающийся процесс, затягивающий как в воронку. Китайская идеология построена на системе предельно простых ответов на предельно прямые вопросы. «Как относиться к ошибкам Мао Цзэдуна? – Мао Цзэдун тоже человек». «Что делать с предприятиями, которые не готовы к приватизации? – Подождать, когда будут готовы».
Наша пропаганда работает на тех же приемах, часто вовсе ничем не отличаясь от этой «политики клише». Многократное повторение в течение дня одного и того же анонса важнее самой новости или телепередачи. Заголовок в информационном сообщении важнее его содержания. Нарциссическая агрессия заголовка важнее его конкретного смысла. Расхождения между заголовком и содержанием подчас безумно комичны – но это работает!
Под решительным, мускулистым заголовком «Кремль жестко отреагировал на заявление Макрона о российской «агрессии»» подан вполне куртуазный, марлезонский реверанс Пескова: «Мы не согласны с нашими французскими коллегами в тех формулировках, которые прозвучали вчера от господина президента. И безусловно, российская сторона продолжит терпеливо разъяснять реальное положение дел и свою позицию по украинскому сюжету».
Заголовок «Кремль ответил на ракетный удар США по авиабазе в Сирии» воспринимается как сообщение о начале войны с Америкой. В самом тексте с облегчением обнаруживаем: «Президент Путин считает американские удары по Сирии агрессией против суверенного государства в нарушение норм международного права [...]», — сказал пресс-секретарь президента».
Ещё один резкий заголовок: «Не шутите с огнем». Россия сделала США предупреждение». Суть сенсации – в высказывании сенатора Франца Клинцевича в адрес США. Они думают: «Если развалили СССР, то развалим и Россию!» Не получится, господа, не получится. Не шутите с огнем», — заявил Клинцевич в беседе с Russia Today».
«В НАТО опешили от российской военной мощи». Оказывается, рядовой натовский генерал с нерядовым библейским именем Петр Павел между делом сообщил в интервью Politico: «В России разрабатываются новые виды обычных и ядерных вооружений, а ее войска способны эффективно действовать вдали от собственной территории».
Новая сенсация: «Слова Путина заставили WADA одуматься». Президент обратился с антидопинговым призывом... к своим же чиновникам. «В итоге, ошарашенные функционеры международной организации были фактически загнаны в угол». «Мы активно призываем Россию продолжить усилия в интересах чистых спортсменов всего мира», – заявил из угла вконец ошарашенный президент WADA Крейг Риди.

И наконец, самое яркое за последнее время: «На Западе рассказали, как Путин мастерски «опустил» США с помощью Трампа». «На Западе» – это заштатный on-line magazine «The Globalist». «Рассказали»: «бывший французский дипломат», ныне «популярный аналитик», хотя и мало кому известный. Но самое ценное – изложение позиции, которую с таким сочувствием представляет гордый заголовок. Выясняется, что Россия «в какой-то момент отказалась от идеи построить жизнь «не хуже чем на Западе»». «Отказавшись от идеи поднять с колен Россию, Москва решила «опустить» до своего уровня другие страны, например, США. Итак, буквально за пару недель новоизбранный президент США сумел взбесить весь мир [...] Трамп – грубиян и дилетант, считает эксперт, а вся его политика – это «стратегия среднего пальца». А виноват во всем [...] российский президент Путин».
«У Путина «нет репутации шахматиста в политике», уверен аналитик, однако пока что русский президент «делает все ходы правильно!». Ведь удалось же ему «так мастерски опустить США, «подсунув» американцам Дональда Трампа? При этом экс-дипломат, очевидно, никогда не слышал о фирменных российских «многоходовочках» и сложнейших политических схемах, отслеженных политологами».
Автор этой заметки с горделивой благосклонностью излагает идеи западного коллеги, хотя и считает его недостаточно восхищенным величием нашей глобальной миссии и тонкостью воплощающей её дипломатии. Кто именно подсунул американцам Трампа, не обсуждается.

 Такого рода заголовки не исключение, а норма. «ВКС РФ довели американских летчиков до нервного истощения». «Россия выполняет свою угрозу Америке в Сирии». «В России предложили ударить по Европе водой в ответ на продление санкций». «Соединенные Штаты на пороге краха: предсмертные «завещания» пророков». «Вассерман: Покончить с Западом можно без единого выстрела». «Советник президента США: Не заставляйте Путина и Си сжигать Америку!». «Новая победа Путина привела в бешенство западных политиков». «Блестящий ответ Путина заставил Запад одуматься». Последний, самый блестящий заголовок открывает... черную рамку с надписью: «Такой темы не обнаружено».Во всех этих сюжетах явно отслеживается унижающая агрессия как повод для самолюбования. Полная кунсткамера образов собственной грандиозности и всемогущества. Если отслеживать в сети провластные агрегаторы новостей, большинство политических текстов, разбавленных бытовыми советами и стыдливой эротикой, озаглавлены под одну гребёнку. «Враг должен быть опущен, победа уже за нами!». Хрестоматийный набор типовых симптомов комплекса неполноценности, инвестированного в манию глобального величия. Но это уже отдельная тема.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться