Портрет недели: в ожидании Трампа, Си Цзиньпин Первозванный и хмурое лето | Forbes.ru
$58.32
69.56
ММВБ2161.17
BRENT63.86
RTS1166.09
GOLD1288.42

Портрет недели: в ожидании Трампа, Си Цзиньпин Первозванный и хмурое лето

читайте также
+8116 просмотров за суткиПереворот в Луганске. Что упускает российское руководство +6158 просмотров за суткиУдар в спину. Почему Путин два года не мог простить Эрдогана +3189 просмотров за суткиСюрпризы от Трампа. Как налоговая реформа в США отразится на фондовых рынках +1822 просмотров за сутки«Свет для гаражной экономики»: как вывести бизнес из тени +2487 просмотров за суткиFacebook и Instagram научат пользователей отличать «российскую пропаганду» +17790 просмотров за суткиПутин делает ход: как президент борется с кланово-олигархическим капитализмом +581 просмотров за суткиНеобоснованная выгода: как избежать претензий налоговой +235 просмотров за суткиКонец войны. Путин и Асад обсудили завершение операции в Сирии +497 просмотров за суткиОбманутые ожидания: как росла нагрузка на бизнес вопреки мораторию Владимира Путина +228 просмотров за суткиСаудиты меняют ландшафт мировой экономики +2310 просмотров за суткиПутин был не прав: мусульманская Индонезия закупила свинину в России +330 просмотров за суткиКредит реформам Горбачева. Почему американские банки боялись финансировать СССР +142 просмотров за суткиТри задачи. Шансы на возвращение «тучных» лет остаются призрачными +161 просмотров за суткиОбуздание инфляции: рост цен больше не будет источником дохода +36 просмотров за суткиИстория о свержении Мугабе. Почему переворот невозможен даже в Африке +45 просмотров за суткиСухой паек: нефтегазовые гиганты не могут найти альтернативу западному финансированию +86 просмотров за суткиПетля Эрдогана: как закончился кризис в отношениях России и Турции +43 просмотров за суткиПочти стабильный: экономисты прогнозируют ослабление рубля на 2,5% в год +55 просмотров за сутки«Вызов для меня сам по себе является мотивацией». Forbes сыграл в Го с председателем ВЭБа +49 просмотров за сутки4% и $44 за баррель: ЦБ ждет ускорения инфляции и снижения цен на нефть в 2018 году +169 просмотров за суткиРоссия — не Москва. Почему в нашей стране одни регионы бедные, другие богатые

Портрет недели: в ожидании Трампа, Си Цзиньпин Первозванный и хмурое лето

Алексей Фирсов Forbes Contributor
Си Цзиньпин и Владимир Путин во время пресс-конференции по итогам российско-китайских переговоров в Кремле. Фото REUTERS / Sergei Ilnitsky
Население начало уставать от образа агрессивной внешней среды, по мере развития кризиса возник запрос на объяснение внутренних проблем

Повестка уходящей недели, если не считать безнадежные разговоры москвичей о погоде (которая из климатического фактора уверенно дрейфует в область социально-психологического), строилась вокруг внешних поводов. Владимир Путин принимал Си Цзиньпина, в политологических кругах активно обсуждалась встреча с Трампом на полях G20, опять в фокусе оказалась Северная Корея. Как будто июльские дожди смыли не только московское лето, но и мысли о близлежащем пространстве, разделив попутно жителей на две неравные касты: тех, кто может себе позволить уехать в другую климатическую зону, и тех, кто обречен дышать сыростью и ловить лоскутные пятна голубизны в небе. 

Из экспертного обзора, который готовится совместно социологическим центром «Платформа» и компанией Avelamedia видно, что по числу упоминаемости отношения с США, Китаем и обсуждение северокорейской проблемы вошли в топ-3 новостного потока российских СМИ. «Индекс Путина» — разработанный нами показатель отношений цитируемости ключевых ньюсмейкеров недели к цитируемости российского президента — звучит так: Дональд Трамп — 55,5%, Си Цзиньпин — 12,7% и отправленный в отставку директор «Почты России» Дмитрий Страшнов — всего 1,8%. Таким образом, Трамп не только уверенно обошел китайского гостя, несмотря на вручение тому высшей российской награды, но и перешел 50-процентный экватор в приближении к Путину. Хотя до осеннего успеха, когда Трамп в течение нескольких недель опережал Путина по цитированию в российских СМИ, американскому президенту еще далеко.

С социологической точки зрения внимание к внешнеполитической проблематике носит циклический характер с некоторым трендом на падение интереса. Если в 2014-2015 годах темы,  связанные с внешними факторами, доминировали в информационном пространстве, формируя тревожный эмоциональный фон и явные опасения вооруженного конфликта, то уже в 2016 году возник поворот к внутренним проблемам. Население начало уставать от образа агрессивной внешней среды («Россия в кольце фронтов»), по мере развития кризиса возник запрос на объяснение внутренних проблем не только на основе внешних факторов. Исключение составляли ситуации, которые, по мнению россиян, могли бы существенно изменить унылый мировой расклад — Brexit или американские выборы. 

Внешняя политика в медийном преломлении — это всегда идеология, поскольку у населения нет опыта непосредственного контакта с этой областью и поэтому нет возможности вырабатывать самостоятельную позицию. Однако идеология, претендуя на тотальное объяснение мира, никогда не бывает ограничена рамками только одного сегмента. Внешняя и внутренняя картинка всегда накладываются друг на друга, образуя единую композицию. Причем архитекторам идеологических конструкций оперировать внешним миром всегда проще: он всегда медийно более простой и пластичный. 

Однако и здесь ресурсы небесконечны, и пример тому — Китай. Начиная с 2014 года шла мощная эксплуатация образа КНР как стратегического союзника России. Оказавшись отрезанной от Запада, элиты выдвинули тезис «разворота на Восток», навстречу новому миру. Увлечение Китаем стало тотальным: Геннадию Тимченко, как давнему товарищу Владимира Путина, доверили руководство Российско-Китайским деловым советом, российский бизнес стали активно мотивировать на сделки с китайскими партнерами, политологи строили планы перекройки мировых центров сил, исходя из наметившегося альянса. Однако по мере того, как близкие и очевидные цели, особенно в области углеводородов, были достигнуты, наступило ощущение вязкой, нединамичной среды. Россия, в силу ряда причин, не захотела войти в китайскую стратегему «Шелкового пути», где КНР принадлежит очевидно доминирующая роль. А китайский бизнес не увидел для себя очевидных преимуществ на российском рынке. 

Поэтому один из ведущих российских китаистов Алексей Маслов в нашей беседе отмечает, что июльский диалог Путина и Си Цзиньпина  имеет в первую очередь политическое значение, а экономические договоренности скромные — на словах цифры выглядят внушительными, но первый этап предполагает вложение только $1 млрд. Политически встречу капитализировать проще — важно то, что Россия и Китай консолидируют свои позиции по Северной Корее и выходят на G20 совместно. 

По мнению Маслова, в экономическом сотрудничестве уже 10 лет повторяется формула: «Наши отношения лучше, чем когда бы то ни было». Постепенно дошло до того, что она почти ничего не отражает в реальности. Проблема в том, что Россия не может обеспечить возврат масштабных китайских инвестиций, потому что на региональном уровне нет проектов. Наши экономические отношения с Китаем проходят переходный период — мы пытаемся диверсифицироваться, уйти от сырьевой модели, но все время во что-то упираемся: в китайские квоты на импорт продовольствия, в то, что наши предприниматели не умеют работать в Китае. Государства все время ищут новые формы для запуска экономического сотрудничества, и прошедшая встреча — тоже поиск форм. Но здесь очень много зависит от регионов, а регионы очень плохо умеют работать с Китаем, вплоть до того, что там нет людей, которые бы этим занимались. 

Впрочем, при всех трудностях китайская тема обречена на активное медийное звучание. Общий дефицит союзнических отношений будет подталкивать китайскую тему к дальнейшей виртуализации. Как бы ни обстояло дело в реальности, китайский аргумент всегда будет иметь широкое внешнее и внутренне употребление. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться