Маневр Минфина 22/22: кто выиграет и проиграет | Бизнес | Forbes.ru
$57.89
69.11
ММВБ2060.24
BRENT56.48
RTS1120.13
GOLD1291.95

Маневр Минфина 22/22: кто выиграет и проиграет

читайте также
+7 просмотров за суткиСпорный фрукт: есть ли шанс у аграриев понизить НДС на плоды и ягоды до 10% +6 просмотров за сутки $640 млн раздора: Россия заключила с ExxonMobil мировое соглашение Нельзя резко дергать штурвал: к чему приведет замена транспортного налога экологическим сбором Ножницы Минфина: доходы регионов выровняли по вертикали Остановите бабушку: чем хороша идея Минфина ограничить продажу криптовалюты +1 просмотров за суткиПоследствия санации: еврооблигации «Россия-30» могут вернуться на рынок Тактика Медведева: правительство утвердило «очень осторожный» макропрогноз +2 просмотров за суткиПриключения российских резидентов: где хранить активы во время деофшоризации? За бенефициаров ответят. Что нужно знать о новых правилах раскрытия владельцев Перестраховка Минфина: консерватизм может принести 1 трлн рублей дополнительных доходов Риски для бизнеса: 78% российских компаний заявляют о росте давления со стороны налоговых органов Налоговая оттепель: чего стоит опасаться предпринимателям +4 просмотров за суткиАлександр Аузан: «Сейчас мы отдаем государству в виде налогов 48 копеек с рубля» +1 просмотров за сутки«Благая» цель: почему неразумно считать налоговые льготы «расходами бюджета» +1 просмотров за суткиОнлайн-чеки: кто выиграет от контакта с налоговой в режиме реального времени +7 просмотров за суткиТовары в зарубежных интернет-магазинах могут подорожать для россиян +6 просмотров за суткиСуд освободил Google от уплаты налогов во Франции на €1,1 млрд Минфин оценил «серый» фонд зарплат россиян в 10 трлн рублей в год +1 просмотров за суткиНеобоснованная выгода: как компании злоупотребляют налогами +6 просмотров за суткиСтать кипрским налоговым резидентом за 60 дней почти не фантастика
Бизнес #Минфин 18.07.2017 07:10

Маневр Минфина 22/22: кто выиграет и проиграет

Сергей Лихачев Forbes Contributor
Министр финансов РФ Антон Силуанов Фото Стояна Васеева / ТАСС
Предложенный Минфином маневр вряд ли подтолкнет бизнес к выводу доходов из тени, как рассчитывают чиновники

Инициатива по снижению  ставки страховых взносов до 22% с одновременным повышением до той же величины ставки НДС, по словам представителей Минфина, является нейтральной для бюджета и направлена на оздоровление экономики, более быстрый и устойчивый рост, создание равных конкурентных условий и «ненасильственное обеление» экономики. Окончательное решение по инициативе, параметрам предлагаемых нововведений пока не принято, идет обсуждение, однако суть предлагаемых изменений понятна, чтобы ее можно было оценить с точки зрения возможных последствий не только для бюджета, но и влияния на бизнес, экономику в целом. Итак, попытаемся разобраться, кто же выиграет и проиграет от предлагаемых Минфином нововведений.

Маневр предполагает перенос налоговой нагрузки с фонда оплаты труда в сторону косвенных налогов (НДС). При этом, несмотря на декларируемый стимулирующий характер данных изменений, данное решение, очевидно, продиктовано прежде всего фискальными причинами: бюджету нужны гарантированные деньги, а собираемость НДС значительно выше, чем страховых взносов, что позволит получить как минимум тот же результат при меньших усилиях. Как максимум в случае одновременного или последующего повышения НДФЛ до 15-17% (такая инициатива также одновременно рассматривается Минфином) бюджет не только сможет скомпенсировать потери от снижения страховых взносов, но и получит дополнительные доходы.

Решаются ли при этом задачи устойчивого роста и обеления экономики? Вряд ли. Стимулирование экономики достигается за счет снижения налогов, а не наоборот. Повышение НДС приведет к росту цен, инфляции и еще больше сократит совокупное потребление (эффект еще увеличится при повышении НДФЛ) и совокупный спрос, что никак не отвечает задачам экономического роста, а, следовательно, и интересам бизнеса в целом, совокупная налоговая нагрузка на который возрастет. Примечательно, что это достаточно хорошо понимают опрашиваемые представители бизнеса, которые выступают против роста косвенных налогов и переноса нагрузки на граждан.

В то же время снижение ставок страховых взносов в моменте безусловно означает снижение налоговой нагрузки для компаний, особенно для тех, в которых доля расходов на оплату труда достаточно высока. При этом от нововведений также выигрывают компании, применяющие пониженные ставки НДС, которые, несмотря на повышение общей ставки НДС, Минфин предлагает сохранить на прежнем уровне (льготные ставки НДС применяются, например, при продаже продовольственных товаров, детских товаров, медицинских изделий и лекарственных средств).

Надеяться, однако, на то, что предлагаемые нововведения позволят вывести из тени часть доходов по меньшей мере наивно, тем более в текущих экономических условиях. Справедливости ради Минфин в своих прогнозах данный эффект и не учитывает при оценке влияния изменений на бюджет. Все же если решать задачу обеления экономики, то очевидно, что для этого необходимо не только и не столько снижение налогов, сколько принципиальное изменение существующей системы социального обеспечения, повышение ее качества. В пример здесь можно привести развитые страны, налоги на фонд оплаты труда в которых достаточно высокие, при этом уровень теневых доходов низкий.

Резюмируя изложенное, можно прийти к выводу, что безусловным бенефициаром предлагаемых нововведений является бюджет (кто бы сомневался, учитывая, что инициатива поддерживается Минфином), бизнес выиграет точечно (отдельные отрасли) и в моменте, в перспективе же налоговая нагрузка и на бизнес, и на граждан возрастет, что вместо усиления экономического роста с высокой вероятностью приведет к обратному эффекту (будет способствовать усилению рецессии и последующей стагнации).

Поэтому остается пожелать инициаторам подобных нововведений еще раз внимательно изучить возможные неблагоприятные последствия, оценить их не только с точки зрения решения краткосрочных фискальных задач, но и с позиций долгосрочной стратегии, стимулирующего влияния на экономику в целом. Тем более что время для этого еще есть: до президентских выборов 2018 года правительство вряд ли будет готово взять на себя политическую ответственность за принятие столь неоднозначного для экономики и бизнеса  решения.