Пределы гибкости: сможет ли рынок СПГ повторить путь нефтяного рынка? | Бизнес | Forbes.ru
$57.46
67.51
ММВБ2092.57
BRENT57.46
RTS1146.62
GOLD1285.08

Пределы гибкости: сможет ли рынок СПГ повторить путь нефтяного рынка?

читайте также
+7367 просмотров за суткиНефтяные юани и борьба за китайский рынок: кому выгоден отказ от нефтедоллара +4987 просмотров за сутки«Лукойл» vs «Роснефть»: 26 лет спустя +154 просмотров за суткиКалейдоскоп настроений: вырастут ли цены на нефть после визита короля Саудовской Аравии в Москву +96 просмотров за суткиВечный дериватив. Куда заведет рубль зависимость от нефти +33 просмотров за сутки«Умная» добыча: почему цифровые технологии удержат низкие цены на нефть +21 просмотров за суткиМагия подсчетов. Тормозят ли «зеленую» энергетику колоссальные субсидии в сырьевой сектор +57 просмотров за суткиВременный штиль: что мешает рублю продолжить коррекцию? +728 просмотров за суткиОлигарх и лучший друг Запада. Как Михаил Ходорковский стал богатейшим человеком России +17 просмотров за суткиОПЕК+ и все-все-все. Чем нефтяной картель напоминает Винни-Пуха, застрявшего в норе? +50 просмотров за суткиЗапрет на бензиновые и дизельные автомобили в Китае: что будет с ценами на нефть +6 просмотров за суткиСпокойствие рубля: почему повторение декабря 2014 года маловероятно +5 просмотров за сутки«Роснефть» течет на Восток. Китайская CEFC выкупает 14,2% акций у консорциума QIA и Glencore за $9,1 млрд Уроки химии: «Сибур» ждет конкуренция со стороны нефтяников +5 просмотров за суткиРелигиозные войны. Как меняется Ближний Восток и что будет с ценами на нефть +8 просмотров за суткиУзурпатор «большой нефти»: как долго продлится «золотой век» природного газа? +4 просмотров за суткиЕсли будет война: как конфликт с Северной Кореей повлияет на нефтяные цены +5 просмотров за суткиЯдерное оружие, акции банков и ритейлеров. На что обратить внимание частному инвестору? +4 просмотров за суткиЭкспансия Сечина: почему Трамп хочет помешать «Роснефти» получить контроль над Citgo +7 просмотров за суткиНовые возможности: что ждет инвесторов этой осенью? +3 просмотров за суткиЗакрыть «окно в мир». «Лукойл» изучает возможность продажи швейцарского трейдера Litasco +2 просмотров за суткиЭнергетическое эмбарго: приведет ли запрет на продажу нефти в Северной Корее к коллапсу?
Бизнес #СПГ 19.07.2017 07:06

Пределы гибкости: сможет ли рынок СПГ повторить путь нефтяного рынка?

Александр Собко Forbes Contributor
Фото Сергея Красноухова / РИА Новости
Основная часть прироста мировой торговли газом уже определяется именно СПГ, а не трубопроводными поставками. Увеличение доли СПГ, поставки которого гибки и не привязаны к конкретной «трубе», приводит к постепенной  глобализации  всей торговли газом и уменьшению  ценовых различий между рынками.

Рынок СПГ не только меняет всю мировую торговлю  природным газом, но и сам меняется на глазах. Наступающий избыток предложения делает его «рынком покупателей», которые, в свою очередь, хотят других условий контрактов. Среди этих условий — новые ценовые формулы и максимальная гибкость поставок. «Олдскульные» двадцатилетние контракты с нефтяной ценовой привязкой и строгим обязательством по точке доставки груза СПГ уже не кажутся покупателям выгодной сделкой. Но новые механизмы ценообразования только начинают формироваться.

В этих обстоятельствах, производители СПГ под двойным ударом. С одной стороны, низкие цены на СПГ сами по себе не способствуют принятию решений о новых проектах. С другой стороны, на этом фоне покупатели не хотят заключать долгосрочные контракты (а вдруг теперь всегда будет проще взять газ «с рынка» или в рамках краткосрочных договоров?). А ведь именно долгосрочные контракты являются гарантией по кредитам для финансирования строительства.

Индустрия СПГ: адаптация к новой реальности

Строительство новых СПГ-заводов, которые позволят обеспечивать спрос уже в начале 2020-х, когда текущий избыток газа на рынке исчезнет, конечно, идет и сейчас. В прошлом году были запущены стройки трех заводов суммарной мощностью 8,4 млн т в год, а в этом пока принято всего одно инвестрешение для производства на 3,4 млн т в год. Но эти объемы относительно невелики. Для сравнения: в течение пяти предыдущих лет, в 2011-2015 годах, ежегодно запускались стройки в среднем на 26 млн т в год.

Так или иначе, в сложившихся условиях производители пытаются максимально сэкономить. Из предполагающихся к запуску проектов выбираются наиболее эффективные решения. Расширение старых производств, относительно небольшие мощности новых линий по сжижению и другие способы — делается все, чтобы минимизировать риски, потратить минимум денег в абсолютных величинах и обеспечить приемлемую себестоимость нового СПГ на случай, если период низких цен продлится дольше, чем ожидается.

В России тенденции аналогичные: наиболее вероятны к реализации новые проекты — это расширение действующего производства СПГ на Сахалине и проект «Арктик СПГ» на полуострове Гыдан, в относительной близости от строящегося «Ямал СПГ», запуск первой линии которого намечен уже на осень.

В этом же русле действуют и американские производители СПГ, которые получили достаточно низкие капитальные затраты на строительство заводов за счет того, что заводы по сжижению строились на основе терминалов по приему СПГ. Это позволили сэкономить на инфраструктуре, хранилищах СПГ, причалах.

Ещё одно новое технологическое решение, которое пытаются опробовать производители, — плавучие заводы СПГ. Уже работает такой завод в Малайзии, готовится к запуску завод Prelude компании Shell в Австралии. Через несколько лет на шельфе Мозамбика будет работать завод Coral FLNG. Такие производства в среднем удается построить быстрее, чем стационарный завод на суше. А в будущем, при истощении месторождения, плавучий завод можно перебазировать на новое место.

Одновременно начинает действовать «фактор старых заводов» — заканчиваются долгосрочные контракты, заключенные 15-20 лет назад, а заводы уже окупили себя. В этих обстоятельствах владельцы производств уже не озабочены гарантиями возврата инвестиций и могут рискнуть, начав продажу СПГ в рамках новой парадигмы, не заключая новые долгосрочные контракты.

Американские производители СПГ, как известно, предлагают свою, «толлинговую», модель производства. По сути, покупатели выкупают не сам СПГ, а права на мощности по сжижению (впрочем, оплатить их придется вне зависимости от того, решит ли покупатель производить СПГ). Основными покупателями американского СПГ являются страны-импортеры газа (Япония, Индия, Республика Корея), а также международные нефтегазовые трейдеры. Любопытно, что грань между ними начинает размываться. Ценовая формула на американский СПГ привязана к ценам на газ в США.

От «гибких» технологий — к гибким ценам?

В среднесрочном и краткосрочном плане гибкость обеспечивают другие механизмы. Со стороны спроса это плавучие терминалы СПГ, которые позволяют импортерам быстро нарастить импорт газа в том случае, если его цена оказывается более приемлемой. Чем дешевле газ, тем больше будет спрос: это поддержит цены. Если же цены вдруг упадут до совсем небольших значений, то включается другой механизм: заводы с наиболее высокими операционными издержками перестанут выпускать СПГ. Пока мы еще не видели на рынке такой ситуации, но если, к примеру, мировая цена на СПГ опустится до $4/млн БТЕ, то американские заводы по сжижению, вероятно, будут работать не с полной загрузкой: цена на газ в США составляет около $3/млн БТЕ, а на оставшийся доллар уже не удастся с прибылью получить СПГ и транспортировать его, даже если списать все капитальные затраты.

С другой стороны, именно за счет возможного списания уже понесенных затрат американский СПГ может производиться даже при мировых ценах $5/млн БТЕ, несмотря на то что полная себестоимость СПГ из США оказывается выше. Распространенный еще недавно миф, что при нынешних ценах американский СПГ убыточен, а потому не будет экспортироваться и влиять на рынок, уже опровергается реальностью — поставки с уже запущенных линий завода Sabine Pass LNG идут с высоким коэффициентом загрузки мощностей по сжижению.

Контракты на поставку СПГ с нефтяной ценовой привязкой, разумеется, по-прежнему сохраняются и заключаются. Но появляются и новые формы ценообразования: привязка к ценам на газ в США, к биржевым ценам на сетевой газ в Европе, спотовые продажи СПГ. По оценкам GIIGNL, доля «чистого спота« уже составляет 18% от объема мирового рынка СПГ.

Одновременно уменьшается средний размер контрактов, их длительность, все большую роль начинают играть СПГ-трейдеры. Адаптация производителей к новым реалиям и увеличение числа «амортизированных» заводов, которые могут демонстрировать максимальную гибкость, — все эти факторы также говорят в пользу того, что компании будут готовы продавать СПГ по ценам, формирующимся из баланса спроса и предложения.

На этом фоне все больше появляется разговоров о том, что рынок СПГ должен начать напоминать рынок нефтяной.

На пути к бирже СПГ

Правда, в этой красивой схеме не хватает главной составляющей — собственно СПГ-биржи. И тут начинаются основные сложности: полной аналогии с нефтяным рынком достичь не удается и едва ли когда-нибудь удастся. СПГ — продукт на порядок более сложный, чем нефть. Сжижается и хранится он при температуре -162 градусов по Цельсию — из чего понятны и все сопутствующие сложности в хранении и транспортировке.

Тем не менее в Азии, на которую приходится 70% мирового рынка СПГ, начинают создаваться три центра независимого формирования цен на СПГ. Это Сингапур, Япония и Китай (а в июне о намерении присоединиться к «гонке СПГ-хабов» заявила и Индия).

Сингапур пытается создать реальный СПГ-хаб, где грузы СПГ буду делиться и продаваться как независимый товар. Япония, самый крупный в мире импортер СПГ, только начинает либерализацию своего внутреннего рынка газа, и каким образом этот рынок будет взаимодействовать с будущим СПГ-хабом, пока не вполне понятно.

В Китае, на Шанхайской нефтегазовой бирже, уже около года торгуются как трубопроводный газ, так и СПГ, получаемый с расположенного неподалеку терминала по приему СПГ возле города Нинбо. Есть основания предполагать, что Китай планирует повторить европейскую модель ценообразования на СПГ, когда ценовые ориентиры поставок СПГ фактически привязаны к внутренним ценам на трубопроводный газ. Для этого у страны есть все необходимые «компоненты»: значительные объёмы внутренней добычи, трубопроводный импорт сетевого газа, импорт СПГ.

Однако для полноценной биржевой торговли СПГ (опять же, для полной аналогии с нефтяным рынком) нужны фьючерсные контракты. Но к чему они будут привязаны? Пока подобные инструменты пытаются привязать к ценовым индексам, которые определяются ценовыми агентствами на основе опроса участников спотовой торговли СПГ или по данным площадок внебиржевой торговли.

Такие фьючерсы есть и в Японии, и в Сингапуре, однако они пока не пользуются доверием у участников рынка. В результате лучшие перспективы пока у производных инструментов на «внестрановой» индекс JKM (Japan Korea Marker) ценового агентства Platts. Производные инструменты к этому индексу уже активно торгуются на бирже ICE и показывают положительную динамику.

Путь в тысячу ли

Так или иначе, индустрия СПГ подвергается очевидной трансформации. Будет ли в долгосрочной перспективе создано несколько центров независимого ценообразования на СПГ, по аналогии с нефтяным рынком? Пока утверждать это сложно. В любом случае, мы считаем, что путь этот долгий: для того чтобы получить прозрачный и ликвидный газовый рынок, США и странам северо-западной Европы понадобились десятилетия.

Неудивительно, что после начала экспорта СПГ из США многие наблюдатели рискнули предположить, что именно там мы быстрее всего увидим развитый СПГ-хаб, несмотря на то что основные центры потребления СПГ находятся в Азии. В пользу американского СПГ-хаба играют развитые финансовые и энергетические рынки страны, гибкость поставок СПГ из страны. В мае на бирже ICE также начата торговля фьючерсами на ценовой индекс на СПГ, находящийся в Мексиканском заливе.

Пока же можно уверенно сказать, что на среднесрочную перспективу мы увидим пеструю картину ценообразования на СПГ: здесь и нефтяная привязка, и привязка к внутриамериканским ценам, продажи СПГ в Европу по биржевым котировкам на сетевой газ, наконец спотовые продажи на свободном рынке или с привязкой к ценовым индексам. К примеру, газ «Ямал СПГ» будет продаваться испанской Gas Natural по смешанной ценовой формуле: с привязкой к биржевым ценам британского газового рынка и к цене на нефть. При этом та же испанская компания покупает и американский СПГ, где цену определяет стоимость сетевого газа в США.

Все участники этого стремительно развивающегося рынка будут искать и тестировать для себя наиболее эффективные маркетинговые и ценовые стратегии, экспериментировать с разными портфелями контрактов, нащупывая свой оптимум. Будет сложно, но интересно.