Последний первопечатник. Как владелец IBS стал медиамагнатом | Forbes.ru
$58.47
69.28
ММВБ2148.56
BRENT63.44
RTS1158.62
GOLD1291.52

Последний первопечатник. Как владелец IBS стал медиамагнатом

читайте также
+463 просмотров за суткиОтветные меры. Могут ли в России запретить рекламу в Google +83 просмотров за суткиНесимметричный ответ. Зачем приравнивать СМИ к иностранным агентам +254 просмотров за суткиДетектор лжи: как критически интерпретировать публикуемую статистику +7 просмотров за суткиЧитатели из прошлого. О чем писали в редакцию Forbes Томас Эдисон и Ричард Никсон +8 просмотров за суткиOrator.Club: Шпион, который меня обучил (16+) +25 просмотров за суткиБерегись, Dow Jones! На арену выходит Руперт Мердок +6 просмотров за суткиМалкольм Форбс — человек, не стеснявшийся быть богатым +2 просмотров за суткиБерти Форбс — шотландец, измеривший Америку +1 просмотров за суткиСемейная ценность. Глава первая: Берти Чарльз Форбс +3 просмотров за суткиЛорен Пауэлл Джобс покупает старейший литературный журнал США The Atlantic Интервью Антона Носика о свободе слова в интернете: «Я совершенно не оптимист» Ураган в СМИ. Истерия по поводу катастрофы как зеркало нашего времени 5 минут на экономику и 353 — на ложь о России: Белый дом обвинил СМИ США в одержимости +3 просмотров за сутки«Роснефть» и РБК договорились о мировом соглашении по иску о защите деловой репутации Как интернет поменяет индустрию радио в ближайшие несколько лет? +1 просмотров за суткиПочему СМИ пора платить своим читателям? +2 просмотров за сутки«Яндекс» предложил СМИ и блогерам публиковать материалы в сервисе «Дзен» +2 просмотров за суткиДевять тезисов о будущем медиа +34 просмотров за суткиВласти займутся регулированием похожих на СМИ интернет-сервисов +2 просмотров за суткиНа грани нервного срыва: как Арианна Хаффингтон зарабатывает на глобальной эпидемии стресса
Бизнес #медиа 16.08.2017 07:01

Последний первопечатник. Как владелец IBS стал медиамагнатом

В империи Анатолия Карачинского множество компаний, но медийная — одна

Даже The Wall Street Journal Карачинский объяснял, как в интернете зарабатывать на рекламе столько же, сколько и на бумаге.

Летом 1999 года в номере гостиницы Regent в столице Малайзии Куала-Лумпуре, где остановился канадец, эмигрант из России Александр Кругман, раздался телефонный звонок основного владельца российской технологической компании IBS Анатолия Карачинского (№121 в списке Forbes, состояние — $850 млн). Один из богатейших людей России звал бывшего подчиненного присоединиться к новому проекту — дистрибуции западных газет и журналов. Идея была проста: передавать через интернет периодику в формате PDF в любую точку планеты и распечатывать прессу на специальных принтерах. Кругман оставил должность вице-президента канадской фирмы по электронному обмену данными и стал вице-президентом по технологиям компании Карачинского NewspaperDirect (сегодня PressReader, или PR).

Идея казалась странной. «На нас смотрели как на идиотов, — рассказывает Карачинский. — Бумага медленно умирала, а мы стали объяснять издателям, как зарабатывать деньги». В 2003 году Кругман возглавил PR, и через 14 лет приложение компании установлено на 27 млн смартфонов, ее клиентами стали 15 000 библиотек, 9000 ресторанов и бизнес-центров, 6000 гостиниц, 204 круизных судна. Среди крупнейших подписчиков — Европейский парламент, Нью-Йоркская общественная библиотека, европейская часть гостиничной сети Marriott International. Читатели платят за право доступа к 6500 с лишним цифровых двойников газет и журналов со всего света.

Потенциальный охват аудитории во всем мире впечатляет — он больше населения США и составляет, по словам Кругмана, около 350 млн. Медиааналитик, приглашенный исследователь Университета Южной Калифорнии Василий Гатов оценивает ядро аудитории PR «не менее чем 10 млн человек в Северной Америке и Южной Европе» (это клиенты, которые пользуются сервисом хотя бы раз в месяц). Компания не разглашает финансовые показатели. По оценке источника, хорошо знакомого с делами PressReader, выручка компании — около $70 млн. Для сравнения: The New York Times Company в год получает от подписки в интернете $233 млн.

Знакомство с прессой

Карачинский, которому в июле 2017-го исполнилось 58 лет, получил диплом инженера-программиста в Московском институте инженеров железнодорожного транспорта. Уже через пять лет после выпуска вместе со своим преподавателем он написал популярнейшую в Советском Союзе книгу «Персональные компьютеры». После чего австрийская компания Prosystems пригласила его стать ее представителем в Москве, и одним из первых контрактов Карачинского стала поставка и наладка редакционно-издательской системы для выпуска немецкого журнала Burda Moden. Затем при его участии Prosystems и ВНИИ проблем вычислительной техники и информатизации создали СП «Интермикро». Оно оборудовало издательским программным обеспечением редакции «Известий» и «Коммерсанта». В те годы Карачинский познакомился с американкой Эстер Дайсон, которую называют «крестной матерью Рунета».

После распада СССР он ушел из СП и создал свою компанию «Информационные бизнес-системы» (впоследствии IBS). А вскоре нашлись и инвесторы — Эстер Дайсон познакомила Карачинского с президентом российского дочернего банка Citibank Миленко Хорватом. «Мы встретились в гостинице Radisson Slavyanskaya, — вспоминает Хорват, — и оказалось, что Эстер была права: у нас мог бы начаться совместный бизнес». В 1996 году Citi инвестировал в СП IBS и Dell Systems, а затем инвестиционный фонд Citibank купил 10% IBS за $6 млн. Хорват вошел в совет директоров компании.

Кризис 1998 года подтолкнул Карачинского к мысли о выходе на западные рынки. «У нас на счетах была куча денег, — вспоминает он. — И тогда я решил, что надо искать какие-то новые ниши бизнеса — не в России, а по всему миру». IBS купила небольшую американскую компанию Russian Story, которая через интернет доставляла 50 000 ностальгирующих эмигрантов копии свежих русских газет («АиФ», «Коммерсант», «Время МН», «Труд» и других) в формате PDF. Команда Russian Story во главе с Александром Грунцевым перешла в PressReader. Кругман отвечал за технологии, а возглавить новый проект Карачинского согласился сам Хорват. К тому времени он уволился из Citibank и создал собственный инвестфонд, который вложился в PR. «Я работал банкиром в разных странах, уходил в собственный бизнес и вернулся в Citi, когда мне предложили небывалую задачу — создать западный банк в России, и я справился, — рассказывает он. — Потом инвесторы PR предложили мне стать CEO, я снова захотел создать что-то, чего раньше не было».

В империи Карачинского множество компаний, но медийная одна.

Машинное чтение

PR зарегистрирована в 1999 году в Канаде. Первоначальные инвестиции внесли IBS, Дайсон и Хорват, позже подключился британский венчурный фонд United Venture Capital Eastern Europe и голландский фонд Soses Investments миллиардера Владимира Лисина (№3, $16,1 млрд), покинувший проект через четыре года. В первые годы компания получила около $20 млн. На что тратились деньги?

В основном инвестиции шли на R&D — исследования, технологическое развитие и приобретение оборудования. Своей основной задачей на начальном этапе Хорват называет привлечение клиентов с обеих сторон — это как издатели, так и гостиницы, авиакомпании, библиотеки, а также другие площадки, где устанавливалось оборудование PR для печати свежих газет. «К тому времени, как мы начали операционную деятельность в 2000 году, интернет-лихорадка закончилась, — вспоминает он. — Привлекать партнеров было тяжело, но как только их число достигло критической массы, дело пошло: за первые два года мы смогли привлечь более ста крупнейших издателей». Хорват вложил в компанию $5 млн собственных средств и ушел через четыре года с хорошим, как он утверждает, возвратом на инвестиции.

После этого компанию возглавил Александр Кругман, при нем PR начала быстрыми темпами разрабатывать свою флагманскую технологию SmartTranslator и перешла от самостоятельной печати к франчайзинговой модели. Сначала PR предоставляла гостиницам, авиалиниям и др. технологию и оборудование, им оставалось только печатать заказанные газеты. С 2003 года модель начали менять на франчайзинговую: PR передавала партнеру территориальную лицензию и предоставляла ноу-хау, технологии, принт-станции. Крупные издатели постоянно сокращают рассылку бумажных газет в регионы, например, у партнера в Дубае установлено три мощных принтера стоимостью по $5 млн, которые печатают по технологии PR газеты не сокращенного размера на листах формата А3, а обычного, широкоформатного.

В 2004–2005 годах PR начала переходить на цифровой продукт, версии которого менялись и совершенствовались, и в 2009 году компания создала технологию, работающую как на мобильных устройствах Apple, так и на Android. В собственном центре обработки данных PR в Ванкувере установлены тысячи серверов. PR владеет крупнейшим издательским облаком — серверными мощностями для удаленной обработки информации медиакомпаний.

Рабочий механизм PR — система SmartTranslator — переводит PDF-файлы в понятный для машины вид, с которым она может работать. «SmartTranslator — это наше основное ноу-хау, — говорит глава PR. — Программа позволяет воспроизводить вид статьи на экране десктопа, планшета или смартфона, менять его на текстовой и обратно». Кругман рассказывает, что примерно в 2002 году, когда у них не было еще SmartTranslator, он обратился к владельцу конкурирующей компании Olive Software Йони Штерну с предложением купить его систему. Штерн отказался. «В итоге получилось, как в фантастическом рассказе Раймонда Джоунса, в котором герою показали видео антигравитатора. Его якобы начал делать молодой ученый, но разбился вместе с образцом, — говорит Кругман. — Когда же герой сделал машину, выяснилось, что фильм был монтажом». В PR сделали уникальную систему и предложили ее клиенту Штерна газете The Daily Telegraph. Издатель согласился на замену, и оказалось, что у конкурентов не было аналогичной разработки. (Штерн не ответил на запрос Forbes.) Сейчас SmartTranslator, как утверждает Кругман, дает примерно 95–96% безошибочно воспроизведенного текста. Оставшиеся 4–5% исправляет вручную группа из 300 программистов-корректоров (всего в компании работает свыше 550 человек).

За онлайн никто не хочет платить, но за те же буквы на бумаге люди готовы раскошелиться, говорит Кругман: «Вот мы и придумали модель, которая бы использовала новые технологии для продажи старого продукта — газет». Когда интернет начал бурно расти, вспоминает Карачинский, СМИ решили, что без труда смогут продавать свой продукт в сети. В середине 2000-х годов в The Wall Street Journal работали тысячи программистов. К тому времени 400 000 подписчиков бумажной версии перешли на сайт. «Мы сказали WSJ: посмотрите, что вы на них зарабатываете, — рассказывает Карачинский. — И показали, что на переходе в онлайн они потеряли $26 млн». На бумаге они продавали рекламу по $2 за просмотр одним подписчиком, а в онлайне — от $0,02 до $0,2 за клик. Для читателя газеты хоть на бумаге, хоть на экране реклама выглядит одинаково. При этом каждый просмотр в PR учитывается международной аудиторской компанией по учету тиражей ABC как отдельный бумажный экземпляр. В The Wall Street Journal поняли, что могут зарабатывать те же $2 за одного подписчика, предлагая ему не бумагу, а цифровую версию.

Первым клиентом-издателем в России был ИД «Коммерсантъ». Демьян Кудрявцев, работавший с 2006 по 2012 год гендиректором ИД «Коммерсантъ», а теперь совладелец «Ведомостей» (газетой владеет семья Кудрявцева), рассказывает, что ни минуты не сомневался в целесо­образности сотрудничества с PR. «Важная технологическая компания разработала сервис, который не требовал от нас никаких затрат и должен был приносить какие-то деньги, — говорит он. — Если есть потенциал, идея взлета, заработка, компания не должна упираться». В «Ведомостях», по его оценке, доля дохода от PR ничтожная, но дело не в деньгах, а в имидже. «Для некоторых пользователей PR стала стандартом чтения прессы в путешествии, — объясняет Кудрявцев. — Даже если это не значимая доля, то речь идет об оказании услуг части качественной аудитории без дополнительных затрат».

В России PR работает через «дочку», компанию R Story. PR отдает издателю в среднем $0,25 за просмотр его газеты. Кроме того, программа анализирует поведение читателей и в обезличенной форме сообщает о нем издателям.

Благодарные читатели

В приложении PR на экране — горизонтальная лента газет и журналов, будто на витрине. Можно выбрать страну, язык, рубрики, типы изданий — 3500 газет и 3366 журналов на начало июля. Представлено 552 американских издания. Среди 140 российских — «Ведомости», «Комсомолка», МК, «Известия», «Здоровье», АиФ. Кликнув на первую полосу газеты, можно развернуть ее в длину. «Это тоже наше ноу­-хау, — говорит Кругман. — Мы считаем, что стандартный интерфейс, когда читаешь сверху вниз, неэффективен». Формат с газетного на текстовой тоже можно поменять. По его словам, газетный формат предпочитают примерно 25% пользователей, остальные читают в текстовом, но ищут статьи в газетном. Можно распечатать газету, сделать закладку, прослушать статью, перевести на 16 языков, включая японский и китайский. Еще можно кликнуть значок «за» (аналог like в фейсбуке) или «против», поделиться через имейл или социальную сеть, добавить комментарий.

Сколько стоят услуги PR? Индивидуальные пользователи могут посмотреть первые две статьи бесплатно, но после третьего клика придется заплатить $0,99 за весь номер. Месячная подписка в зависимости от глубины просмотра стоит от стандартных $30 до премиальных $199 в месяц. Гостиницы с сотней номеров платят около $4000 и раздают газеты бесплатно. Во время Каннского кинофестиваля компания Uber дарила своим пассажирам доступ к PR. C 2014 года PR устанавливает свои точки доступа, хот-споты, радиус действия которых через Wi-Fi или другие системы беспроводной передачи — от 50 м. Платят за них организации, в которых они установлены. В Москве у PR десятки точек, например в Российской государственной библиотеке (РГБ), гостинице Ritz-Carlton.

Заведующая отделом комплектования фондов РГБ Ольга Бадекина рассказывает, что ежегодно с 2013 года они заключают договор с PR, а до этого было несколько тестовых периодов. За первое полугодие 2017 года читатели РГБ обращались к материалам PR около 1200 раз. «Контракт недешевый, — говорит Бадекина, — но не дороже зарубежных ресурсов». По данным системы «Контур.Фокус», РГБ заплатила за 2017 год 716 850 рублей. Для сравнения: Дипломатической академии хот-спот обошелся в 399 934 рубля за первое полугодие, а в/ч 28178 за доставку бумажных газет платит 2,5 млн рублей. Выручка R Story в 2015 году составила 22,2 млн рублей при 1,4 млн рублей убытка. Кругман объясняет это тем, что компания получает выручку в рублях и платит роялти материнской фирме в долларах, а курс российской валюты в 2014–2015 годах сильно упал.

По словам Кругмана, более половины выручки PR получает от B2B-сегмента — библиотек, гостиниц и т. д., еще примерно 29% «идет от доставки бумажных изданий по заявкам». «Так и будет, пока мы не запустим монетизацию соцсети», — говорит он. В социальную сеть читателей PR входит уже 12 млн человек. 

Читайте также: Как интернет поменяет индустрию радио в ближайшие несколько лет?

Читайте также: Девять тезисов о будущем медиа

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться