Инфраструктурная недостаточность: почему дороги и больницы в России строятся медленно и стоят дорого  | Forbes.ru
$58.45
69.69
ММВБ2161.17
BRENT63.75
RTS1166.09
GOLD1288.50

Инфраструктурная недостаточность: почему дороги и больницы в России строятся медленно и стоят дорого 

читайте также
+23 просмотров за суткиПлата за Uber. Консорциум во главе с SoftBank вложит в сервис $10 млрд +27 просмотров за суткиEn+ Олега Дерипаски оценили в $8 млрд. Стоит ли вкладываться в ее акции? +40 просмотров за суткиИмперия Cargill: как живут самые скрытные миллиардеры Америки +24 просмотров за сутки«Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars +5 просмотров за суткиОбмануть США: как российские госкомпании купили софт Microsoft вопреки санкциям +35 просмотров за сутки10 крупнейших работодателей России среди частных компаний — 2017 +6 просмотров за суткиПреследование на блокчейне. Причины первого дела о мошенничестве при ICO +3 просмотров за суткиПрощай, отвертка: IKEA приобрела аналог Uber для сборки мебели на дому +7 просмотров за суткиСтремительное падение. Побег владельцев «ВИМ-Авиа», дело о мошенничестве и долги на 1,3 млрд +245 просмотров за суткиПод натиском госкомпаний. Forbes составил рейтинг крупнейших частных компаний России +4 просмотров за суткиСекрет «Роста»: банк Шишханова вкладывал средства в проекты Михаила Гуцериева +5 просмотров за суткиПятьдесят оттенков «серого» импорта: почему бизнес остается в полутьме +20 просмотров за суткиТрава у дома: какое будущее ждет рынок зеленых облигаций +9 просмотров за суткиЭнергетика Ковальчука: как миноритарии «Мосэнергосбыта» борются с «Интер РАО» +10 просмотров за суткиРегулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101 +5 просмотров за суткиМорской бой. Бывшие друзья, основатели крупнейшего рыбопромышленного холдинга делят бизнес +7 просмотров за суткиБанки или стартапы: кто заработает на малом бизнесе Оптимизация активов. Правление «Лукойла» одобрило продажу нефтетрейдера Litasco +4 просмотров за суткиВзлеты, падения и банкротства: как крупнейшие компании Америки пережили первые 100 лет Forbes +3 просмотров за суткиПрезидент Mitsubishi Motors Осаму Масуко: «Меры господдержки считаю недостаточными» +8 просмотров за суткиИдентичность бренда. «Шоколадница» сменит логотип, меню и поставщика кофе
Бизнес #компании 28.08.2017 16:39

Инфраструктурная недостаточность: почему дороги и больницы в России строятся медленно и стоят дорого 

Игорь Снегуров Forbes Contributor
Фото Артема Коротаева / ТАСС
Двух хороших законов – о ГЧП и о концессиях, недостаточно, чтобы системно решать проблемы инфраструктурного строительства в стране.

Потребности России в инфраструктурных инвестициях до 2020 года оцениваются в 78 трлн руб. Из них 64% приходится на потребности в транспортной инфраструктуре, 15% — в социальной, 12% — энергетической и коммунальной. Рыночная стоимость инфраструктурных активов в России составляет немногим более 60% ВВП – почти на 10 процентных пунктов ниже минимального порогового значения 70%, при котором инфраструктура не является ограничителем экономического роста.

По данным Ernst&Young, на относительно высоком уровне в России находится только железнодорожная инфраструктура — 33 место в мире. А по качеству дорожной сети мы занимаем только 123 место. Плотность автодорог в России в 11 раз ниже, чем в США, хотя по плотности населения наша страна отстает от Соединенных Штатов только в четыре раза. Малая энергетика и ЖКХ занимает сравнительно небольшую долю в инфраструктурных инвестициях, эта сфера недоинвестирована.

Инфраструктурные потребности России некоторые эксперты оценивают как новые возможности для экономического роста. Фактически как новую нефть - учитывая транзитный потенциал нашей страны и нерешенность инфраструктурных проблем не только в Сибири и на Дальнем Востоке, но и в европейской части страны, например, в Нечерноземье или на Северо-Западе.  

Однако при тех экономических условиях, которые сегодня существуют, они вряд ли будут удовлетворены в полной мере. Инвестиции в инфраструктуру не растут. По оценкам экспертов, в последние годы они снижаются на 10—15% в год .

ГЧП как двигатель роста

Главный способ решения проблемы инфраструктурной недостаточности – ГЧП (государственно-частное партнерство), в том числе концессии. По данным Центра развития ГЧП, в России реализуется 2444 проектов, совокупные инвестиции в рамках государственно-частного партнерства – как из государственных, так и из частных средств, составляют 2,04 трлн руб. Но этого мало. 

Тем более, учитывая эффективность ГЧП. Механизм позволяет успешно решать инфраструктурные проблемы во всем мире. Концессионные механизмы вполне апробированы на российских просторах: 70% железных дорог в Российской империи были построены в рамках концессионных соглашений.

Кстати, знаменитый космический проект Илона Маска Space X – это ГЧП. Для сведения, фонд развития инфраструктуры в США составляет $200 млрд, в Китае - $600 млрд.

В России планируется выделить на инфраструктурные проекты из Фонда национального благосостояния в разы меньшие суммы. Учитывая масштаб инфраструктурных проблем страны и значение инфраструктурного строительства, этого категорически недостаточно.

Разумеется, государство в условиях рыночной экономики не должно и не может само заниматься инфраструктурным строительством. Ни у какого государства не хватит денег на все, что необходимо. Их было недостаточно в тучные года, а теперь в кризисные — тем более. Кроме того, государство не умеет инвестировать эффективно: лучше всего контролируют затраты рыночные институты.

Роль государства в инфраструктурном строительстве – устранять с помощью ГЧП-проектов фиаско рынка, предоставляя бюджетное финансирование, увеличивать привлекательность тех направлений, которые без его участия для бизнеса не представляют интереса.

Два основных закона

На федеральном уровне государственно-частное партнерство регулируют два закона: 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» 2005 года и 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве» 2015 года. Недавно отмечалась годовщина начала действия 224-го закона – он вступил в силу в июле 2016 года, до этого ГЧП-проекты регулировались только местными законами и не были институционализированы на федеральном уровне. 

В России возник довольно большой концессионный рынок, с крупными игроками. Аналогичный масштаб работы у других крупных компаний. Львиная доля самых крупных и дорогих проектов приходится на четыре компании: группу ВТБ, Газпромбанк, УК «Лидер», группу «ВИС» (автор — гендиректор «ВИС», портфель проектов стоимостью около 400 млрд руб — Forbes).

По данным Центра развития ГЧП, 65,4% вложений приходится на частные средства. Это вполне европейский уровень.

Росту рынка способствовал экономический кризис. Государственные средства иссякли – прежде всего в региональных бюджетах - а необходимость строить объекты социальной сферы, энергетики, ЖКХ, автомобильные и железные дороги никуда не исчезла. В итоге региональные администрации все чаще обращаются к частным компаниям.

Общая схема ГЧП и концессий проста — объект инфраструктуры строится и эксплуатируется за счёт собственных и заёмных средств частного партнёра и передаётся субъекту Федерации «под ключ», после чего последний расплачивается за него в течение определённого периода. Перенос риска создания объекта на сторону частного партнёра — гарантия того, что объект будет построен и построен качественно: от этого зависит возврат вложенных в проект инвестиций. 

ГЧП-стройки не обходятся без конфликтов – прежде всего по поводу стоимости. Общественная дискуссия о цене возникает в каждом втором регионе. Кто виноват в высокой стоимости объектов ГЧП?

  • Банковские ресурсы: высокая цена

Основной источник привлечения средств в ГЧП-проекты на сегодня - кредиты российских банков. Это 80% всех привлекаемых частных средств. Речь, как правило, идет о кредитах от пяти до десяти миллиардов рублей.

Сначала кредиты дают частным компаниям, занятым в ГЧП, а они, в свою очередь, де-факто дают взаймы регионам. При этом частные компании обеспечивают финансирование дешевле — в среднем на 20% - чем обеспечивали бы те же банки, если бы финансировали строительство объекта напрямую. Ставки для компаний, работающих в сфере ГЧП, - 11-14%, это их конкурентное преимущество перед классическими банками и создает для них рынок.

За счет чего получается экономия? Концессионные компании берут кредиты с процентной ставкой равной нижней границе кредитного рынка. Причины четыре.

Первая: объем кредита. Частные партнёры получают, можно сказать, оптовую скидку.

Вторая: владение кредитной технологией. Не вдаваясь в детали, скажу, что нужно соответствовать формальным требованиям и неформальным приоритетам кредитных организаций. На стороне заемщиков работают команды с большим опытом работы в инвестиционном банкинге.

Третья: крупные компании, реализующие ГЧП-проекты, – почти эталонные заемщики. У них отличная репутация, высокая надежность, риски, хеджированные по банковским правилам.

Четвертая: крупные компании оказываются в числе избранных заемщиков после ужесточения требований к заемщикам в связи с установлениями Базельского комитета в части управления рисками, внедренными нашими банками. Банкам нужно и соблюдать жесткие требования, и предоставлять кредиты. Крупные компании в круг приоритетных заемщиков попадают, а многие регионы, например – либо не попадают вовсе, либо могут рассчитывать на кредиты только по очень высоким ставкам.

В силу макроэкономической ситуации ставки на банковские кредиты - даже льготные - очень высоки. Это главная причина того, почему финансирование ГЧП-проектов достаточно дорогое.

Можно ли снизить стоимость? Несомненно – но для этого нужно разблокировать банковское финансирование. У российских банков сейчас очень много инвестиционных ресурсов – миллиарды долларов, которые они буквально не знают, куда вложить.

Именно поэтому мы видим такую высокую активность на рынке облигаций федерального займа (ОФЗ). Самый полезный для экономики способ массового привлечения банковских денег в проекты ГЧП – развитие рынка концессионных облигаций.  

  • Облигационные займы: требуется консолидация

В этом году было множество выпусков концессионных облигаций – в том числе крупный проект по модернизации отопления и водоснабжения в Волгограде.

Но облигационный рынок только формируется, доверия к бумагам у инвесторов мало. Облигационные деньги – пока немногим дешевле банковских. Ставки по ним - 7-14%. Но рынок молодой и небольшой, его объем эксперты оценивают в 17,5 млрд руб. Инвесторы не склонны верить в облигации отдельных проектов – даже очень крупных.

Решение проблемы может заключаться в выпуске облигаций не по отдельным проектам, а по инфраструктурным отраслям. И их эмиссия государственными управляющими компаниями, координирующими процесс инвестирования в эти отрасли. 

  • Иностранные инвестиции: валютные риски

Для привлечения европейских, арабских, китайских денег нет ограничений. В мире существует целая инвестиционная отрасль, специализирующаяся на инфраструктурных вложениях. Это специализированные фонды, которые вкладывают в инфраструктурные проекты во всем мире – например, Macquarie. Россия для них интересна тем, что рынок очень емкий и, в отличие от многих других развивающихся рынков, у нас в стране стабильный политический режим.

С целью привлечения иностранных средств создаются специализированные инвестиционные институты с участием зарубежных партнеров – например, компания RISE Capital, которая участвует в финансировании инфраструктурных проектов на базе ГЧП. 

Но для более массового привлечения иностранных денег необходимы стабильность курса рубля по отношению к валюте и/или валютные гарантии. Весьма полезными будут облигационные займы, номинированные в валюте: такие проекты вскоре наверняка появятся.

  • Пенсионные деньги: использование ограничено

Во всем мире классический источник длинных инвестиционных ресурсов – пенсионные средства. В России накопленный объем пенсионных сбережений составляет, согласно Росстату, 4,6 трлн рублей, каждый год он увеличивается на 300-500 млрд рублей.

Пенсионные деньги сегодня практически не работают — из них инвестируется только 5%. В основном, привлечение пенсионных денег выполняется через облигационные выпуски – в этом деле первенство держит УК «Лидер». Но даже по крупнейшим проектам в области ГЧП добиться инвестирования пенсионных средств крайне сложно, потому массового использования пенсионных денег не происходит.

Отчасти тому виной чрезмерно жесткое регулирование со стороны ЦБ, касающееся безопасности вложений пенсионных средств. Хотя деньги, вложенные в надежные, инвестиционно-привлекательные проекты в области ГЧП, могли бы работать на развитие экономики и содействовать решению проблемы дефицита средств на выплаты пенсий, который покрывается из бюджета. 

Механизм массового использования пенсионных денег должен включать руководство инвестированием со стороны одной или нескольких специализированных управляющий компаний, контролируемых государством. С одной стороны, это позволит повысить надежность привлечения средств, с другой, снизить стоимость. Это понравится и другим категориям инвесторов. Такая система снизит проектные риски для инвесторов – речь идет о проектах под эгидой государства. А также создаст уверенность у государства, что деньги не будут украдены или использованы неэффективно: все прозрачно и под контролем.

ГЧП на политическом уровне

С появлением законов, регулирующих ГЧП и концессии, увы, не появилась системная государственная политика по развитию инфраструктурного строительства – включающая политическое единство по поводу реализации инфраструктурных проектов и экономические условия для использования частных средств. 

Чтобы решить проблему инфраструктурного голода, требуется партнерство на макроуровне с целью объединения усилий государственных институтов и всех игроков рынка. Задача этого «макро-ГЧП» -- сформулировать механизмы и реализовать волю к инфраструктурному экономическому росту в России. 

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться