«Дом Бабы-Яги». Какие решения по уходу за пожилыми людьми предлагает бизнес | Бизнес | Forbes.ru
$57.51
68.43
ММВБ2051.63
BRENT56.88
RTS1123.24
GOLD1297.31

«Дом Бабы-Яги». Какие решения по уходу за пожилыми людьми предлагает бизнес

читайте также
+282 просмотров за суткиОтели как лучше: Вена как центр дизайн-отелей +353 просмотров за суткиМаршрут построен: тренды и ярмарки современного искусства нового сезона +1814 просмотров за суткиКино недели: Kingsman 2 или бондиана с юмором +2868 просмотров за суткиУйти, чтобы вернуться: что делать с отношениями, переставшими приносить удовлетворение +1780 просмотров за суткиЭмоциональный шторм: причины и противодействие +1093 просмотров за суткиЮко Хасегава: «Искусство позволяет сохранить свободу мысли» +1066 просмотров за суткиОдна вокруг света: Африка глазами блондинки +571 просмотров за сутки«Нуреев» пойдет в Большом: мировая премьера назначена на 9 декабря +958 просмотров за суткиВсе сразу: Mercury запустила ювелирно-часовой сайт +1232 просмотров за суткиСмотр технологий: как Волож, Маск и Цукерберг встречались с президентами +1249 просмотров за суткиПолитика в соцсети: как контроль рекламы может навредить Facebook +903 просмотров за суткиБанки или стартапы: кто заработает на малом бизнесе +715 просмотров за суткиUber в небе, Wi-Fi на борту и другие тенденции в бизнес-авиации +946 просмотров за суткиВписаться в поворот: как миллиардеры зарабатывают на «Формуле-1» +607 просмотров за суткиКонсерваторы и пессимисты. Шишханов поспорил с ЦБ о сумме на спасение Бинбанка Редкое преимущество: как построить бизнес со стабильным спросом Спасибо деду: как помогать пожилым людям не только 9 мая Наивно? Очень: могут ли зарабатывать социальные проекты Шапито-шоу: как работает самый успешный в России социальный цирк Дружить с клиентом: чем бизнесу помогают близкие отношения с потребителем Трагедия стартапа: почему мы закрыли наш частный дом престарелых

«Дом Бабы-Яги». Какие решения по уходу за пожилыми людьми предлагает бизнес

Фото Getty Images
Отрасль ухода за престарелыми людьми давно не ограничивается традиционными вариантами — уходом на дому и домами престарелых с длинными коридорами и медсестрами. Какие есть передовые наработки и инновации, направленные на поддержание активной жизни?

«Уголовников — в дома престарелых, а тюрьмы отдадим пожилым» — это расхожая шутка в США, где по уровню безопасности и комфорта тюрьмы часто превосходят бюджетные дома престарелых. Кроме того, традиционный коридор с рядами дверей с двух сторон — схема, используемая даже в дорогих больших резиденциях для пожилых с обеих сторон океана, — действительно сильно напоминает классическую тюрьму или в крайнем случае госпиталь — но никак не место для жизни, к которому не нужно привыкать и куда можно стремиться. Люди не любят дома престарелых. Даже самые дорогие, с бассейнами, кинозалами и спа-салонами. Более того, именно большие комплексы для пожилых вызывают наибольшее отторжение у большинства семей, которые задумываются о возможном решении проблемы комфортного старения и проживания пожилого родственника.

Поэтому отрасль ухода за пожилыми сегодня бурно развивается. Существуют передовые наработки в этой области по всему миру, задающие ей новый вектор развития.

Green House Project — Зеленый дом (США)

Наиболее яркий проект, начатый доктором Томасом в 2000 году, когда он построил свой первый «Зеленый дом» в Тулеппо, Миссисипи, — пожалуй, самый главный прорыв в деле ухода за пожилыми в США за последние 15 лет. Сегодня в Америке уже 173 резиденции, функционирующие по этому принципу в 27 штатах. Основные отличительные особенности — размер резиденции, архитектура здания, семейная атмосфера. В одном «Зеленом доме» не может жить больше 10-12 человек. Все элементы жилого пространства расположены на одном этаже и адаптированы. Прошедший курс специальной подготовки помощник, проводящий все время в доме, основной целью имеет организацию почти семейных отношений среди резидентов и стимуляцию их желания жить.

После того как стало понятно, что доктору Томасу удалось сделать не только реально востребованную пожилыми модель, но и доказать ее экономическую эффективность (об этом чуть позже), среди профессионалов Senior Care в Штатах появилась еще одна шутка: «Вопрос не в том, как должна выглядеть современная резиденция для пожилых, а в том, как переделать наши дома престарелых в такие резиденции».

Baba Yaga — «Дом Бабы-Яги» (Франция)

Концепт резиденции семейного типа «Дом Бабы-Яги» во Франции был разработан в начале 2000-х живущей в Париже феминисткой Терезой Клерк. Резидентки договорились, что каждая работает примерно 10 часов в неделю по дому и в качестве санитарки для соседок — (в первой резиденции живет 21 пансионерка), что обеспечивает функционирование резиденции практически без обслуживающего персонала. Почему в качестве названия было выбрано имя «пожилой русской волшебницы» — останется загадкой. Мадам Тереза Клерк умерла в своем «доме Бабы-Яги» в Монтрее под Парижем в 2016 году, не успев увидеть, как концепт был подхвачен и начал реализовываться в Канаде под именем Baba Yaga Place. 

В чем же отличительная особенность резиденций семейного типа?

  • Прежде всего — этажность. Семейная резиденция имеет в своей основе ячейку 7-12 резидентов, все комнаты которой должны быть на одном этаже. Коттеджи, как правило, двухэтажные и без лифта.
  • Кроме того, доступ от любой кровати до туалета, до места приема пищи, до социального пространства не должен превышать 10 метров («нет» коридорной системе).
  • Самое главное — это внутренняя атмосфера стимулирования самостоятельных действий, которой не могут похвастаться даже профессиональные резиденции в России, не говоря о снятых коттеджах.

Экономика: как это работает

Обсуждение резиденций семейного типа с профессионалами от классического институционального ухода обычно наталкивается на полное непонимание их экономической сущности. Обслуживать лишь 10 человек слишком дорого, говорят директора и собственники больших классических домов престарелых. Их логика проста и понятна. Кормить, например, 100 человек явно дешевле, в пересчете на одного, чем десять.

Но есть нюансы. Любая бизнес-операция из тех, что реализуется в резиденции, может быть отнесена к одной из трех групп:

  • Прямые индивидуальные (требующие непосредственного контакта помощника и резидента — такие как кормление, помощь в гигиене)
  • Прямые групповые (непосредственный контакт одного помощника и нескольких резидентов — чтение книги, проведение ателье памяти)
  • Косвенные (уборка помещений, приготовление пищи)

И если стоимость косвенных операций в пересчете на одного резидента действительно сильно растет при уменьшении количества подопечных (в частности, в маленьких семейных домах в принципе не может быть кухни полного цикла, и еду приходится покупать в виде практически готовых к употреблению полуфабрикатов, что дороже), то стоимость прямых индивидуальных операций (а они самые затратные) становится меньше. Объяснить это проще всего на примере. 

Пару лет назад я ездил в Эдисон, Нью-Джерси, смотреть на один из Green House Project — американскую семейную резиденцию. Большой, но одноэтажный дом с центральной гостиной, куда выходят двери восьми комнат. Высокие потолки, две стиральные и одна сушильная машина, качественно оборудованная кухня. Поручни на стенах, полное отсутствие порогов и медицинские кровати в некоторых комнатах. Но, в общем, обычный дом, ничего особенного. У моей университетской подруги, живущей неподалеку, дом побольше. «Хозяйка» дома — крупная улыбчивая черная женщина по имени Салли — поит меня чаем в кухонной зоне гостиной, составляя в посудомоечную машину грязную посуду, собранную подопечными после обеда в мойку, и рассказывает об уникальном духе проекта. Двое пожилых мужчин — один из них в инвалидном кресле — играют рядом в шахматы.

— Ой, Салли, — раздается из-за дверей одной из комнат. — Я хочу встать, помоги!

Я понимающе отодвигаюсь от стола, в ожидании, что Саллии бросится на помощь изъявившей желание вылезти из кровати. Однако хозяйка, не прерывая уборки на кухне, зычно кричит в  ответ:

— Джейн, так ты возьмись за ручку, поднимайся и иди к нам пить чай! Мы тебя тут с Джоном и Биллом ждем.

В комнате слышится возня, но все-таки что-то у Джейн не получается:

— Саллиии! Я не достаю до этой гнутой ручки!

Продолжая вытирать стол, Салли, не снижая голоса, кричит прямо в ухо играющему в шахматы Джону:

— Капитан, иди помоги Джейн, она забыла, похоже, как пользоваться поручнем.

Тот прерывает игру и скрывается в комнате Джейн.

Мне же Салли объясняет:

— Джон немного глуховат, но капитан он отменный. Он не просто поможет Джейн встать, а еще несколько раз вместе с ней повторит, как пользоваться поручнем, чтобы она чувствовала себя самостоятельной.

— Но разве это не ваша обязанность — помогать резидентам? — я был немного ошарашен таким подходом персонала.

— Моя обязанность сделать так, чтобы Джейн здесь нравилось! — отрезает Салли. — А ей гораздо больше понравится научиться самостоятельно перемещаться по дому, чем лежать и ждать помощи все время. Конечно, вначале наш эрготерапевт выбрал именно этот план ухода, а потом уже я ее учила, как правильно ходить, как вставать, и сейчас, если нужно, всегда приду на помощь —  все-таки я тут тоже живу.

— А почему она кричит, а не жмет кнопку? — не сдаюсь я. 

—  А Джейн кнопка не положена, — смеется Салли. Цель ее care-плана — восстановление самостоятельности. Конечно же, у нее есть шнур вызова в душе и датчик нахождения в кровати. Т. е. если ночью она встанет в туалет и не вернется в кровать через 10 минут, ко мне на пейджер придет сигнал.

Салли демонстрирует нормальный, давно не виденный мною агрегат, висящий на ее объемной талии. Но зачем ее спальню превращать в больничную палату?

— У нас дом, а не Дом престарелых (It’s THE House here, not a Nursing Home). И Салли поднимает вверх указательный черный палец.

Т.е. Салли мне на примере показала то, что доктор Томас долго описывал в своих статьях и заявках на гранты: «В случае ограничения количества резидентов числом 7-10 в одном доме и создания там нестигматизирующей атмосферы прямые индивидуальные расходы могут быть значительно уменьшены с помощью стимулирования семейных отношений и поддержания желания сохранения и восстановления самостоятельности жителей».

Конечно, модель семейной резиденции — не для всех. При определенной степени зависимости и четко отрицательном психологическом настрое единственной опцией остается стандартный дом престарелых — с длинными коридорами, медсестрами на этаже и плановыми обходами, как в больнице. Но если по результатам оценки его жизненных параметров резиденту подходит care-план семейной резиденции, то она рассматривается семьей как более привлекательный вариант.

Инновации по уходу за пожилыми

Кроме создания маленьких резиденций развитие домена ухода за пожилыми идет еще по нескольким направлениям: 

  • Age in Place: адаптация жилья, включая телемедицину, роботов
  • Новые социальные модели старения: структурированная связь с семьей, сети взаимопомощи, совместное проживание стариков и студентов, стариков и детей, занятость на пенсии
  • «Уберизация» — социальные сети для помощников
  • Продление активного возраста с помощью технологий, создания рабочих мест для пожилых, финансовых институтов, моделей страхования, технологии кнопок и носимых электронных устройств.

Адаптация жилья

Адаптация жилья пожилых рассматривается как необходимый элемент течения age-in-place и преследует две цели:

  • Обеспечение безопасности и комфорта самих пожилых
  • Повышение эффективности работы приходящих медсестер и социальных работников

Наибольшей угрозой безопасности для одиноких пожилых является обездвиженность после падения. По данным портала www.safeinhome.com, от 35% до 50% пожилых падают хоть один раз каждый год и от 50% до 80% упавших не могут подняться без посторонней помощи.

Нахождение на полу в обездвиженном состоянии более 6 часов влечет долгосрочную госпитализацию, более 12 часов- вероятную, а более 72 часов — неминуемую смерть. При этом в 70% случаев падения происходят, как правило, в ванных комнатах. Поэтому адаптация жилища сводится в первую очередь к адаптации ванных комнат (замену ванн на итальянские — без поддона — души, установку поручней) и инсталлирование разнообразных датчиков падения. Но кроме таких очевидных изменений в квартирах и домах могут устанавливаться специальные кровати, автоматизированные кухни и пр. Для повышения эффективности работы приходящих помощников используются автоматические распределители медикаментов (которые напоминают о требуемом приеме лекарств), различные лифты горизонтального и вертикального перемещения и системы поведенческого анализа и телемедицины, собирающие информацию о состоянии здоровья человека в момент, когда он находится в одиночестве, для облегчения детектирования недуга. Ключом к успеху программ age-in-place является тонкая настройка плана по уходу за пожилым, включающего необходимые средства адаптации жилья под нужды конкретного резидента и особенности конкретного помощника.

Новые социальные модели старения

В военном деле не так давно оценка эффективности оружия сместилась из сферы причинения максимального смертельного урона живой силе противника в сторону выведения из строя живой силы с помощью причинения ущерба, устранение которого требует от противника больших усилий, чем похороны солдата. Отвезти раненого с поля боя и вылечить гораздо дороже, чем закопать убитого бойца. А войны — это всегда соревнование экономик. Сегодня очевидно, что критерием качества системы обслуживания пожилых является не продолжительность жизни пенсионера, а продолжительность его активной жизни.

И семье, и государству менее интересно увеличивать количество лет, которые пожилой человек проведет полностью зависимым в постели, чем стимулировать продление его активной жизни. И тут выясняется, что кроме традиционных факторов комфорта и здоровья мы можем повлиять на еще один. Довольно много исследований говорят о влиянии одиночества или, скорее, ощущения востребованности пожилого человека на продолжительность его активной жизни. Причем вводятся даже понятия объективной и субъективной социальных изоляций, и одним из результатов последних исследований является независимость продолжительности жизни от типа изоляции. Поэтому кроме традиционных типов senior-care набирают популярность сервисы, обеспечивающие новые социальные модели старения, поддерживающие ощущение востребованности пожилых.

Связь с семьей

Поддержание связи с семьей — это наиболее мощный механизм борьбы с ощущением изолированности. В этом, конечно, нет ничего нового, однако для пожилых, живущих в резиденциях, организация визитов или удаленной связи с прочими членами семьи стали объектами некоторых инноваций.

Например, в ряде французских резиденций месячную плату за пребывание своего родственника по условию контракта нельзя внести ни чеком, отправленным по почте, ни переводом. Можно заплатить только на месте. Таким образом можно гарантировать хотя бы 12 визитов в год.

Конечно, есть и не такие «нововведения», а реальные технологические прорывы. Например, довольно долго множество различных стартапов пытались создать коммуникационные и социальные платформы на базе Skype и Facebook, которыми бы пользовались пожилые. Их интегрировали в телевизоры, в специальные планшеты, но процент тех пожилых, которые предпочли такие продукты обычным телефонам, остался достаточно мал для того, чтобы считать пользование адаптированным мессенджером массовым явлением.

В прошлом году компания из Франции (www.famileo.com) добавила к стандартной уже для пожилых социальной сети дополнительную опцию — теперь ежедневная лента новостей семьи резидента доступна не только на планшете, но и в распечатанном виде. Возможность свести on-line и оff-line поколения быстро завоевывает популярность. Решение Famileo доступны сегодня как в резиденциях, так и для одиноко живущих пожилых, которые получают обычную газету с новостями и фотографиями о жизни своих внуков в свой традиционный почтовый ящик. В нашем квартале семейных домов Senior Lapsas мы будем использовать, например, латышский аналог Famileo-Fazette.

Сети взаимопомощи

Идея таких сетей заключается в организации взаимной помощи живущих по соседству пожилых, которая обеспечивает более комфортное старение дома. Первый пример такой сети — это Beacon Hill Village — сообщество стариков, живущих в центре Бостона. Движение началось в 2001 году, а сейчас ассоциация VtV  (village to village network) насчитывает 170 членов в США, Канаде и Австралии.

Совместное проживание пожилых и молодых

В последнее десятилетия стали появляться senior- резиденции, которые предоставляют студентам бесплатные комнаты в аренду, в обмен на обязательство «быть хорошими соседями» для пожилых резидентов. В реальности «быть хорошим соседом» означает проводить 30 часов в неделю вместе с жителями резиденции — смотреть вместе с ними телевизор, праздновать дни рождения, и, даже помогать персоналу в случае болезни резидента. Студенты по контракту могут вести себя как им угодно, чтобы только не доставлять неприятностей пожилым. Такие программы начались в Лионе, Франция, в Кливленде, США, и в Барселоне, Испания.

Занятость на протяжение всей жизни

Самым лучшим способом обеспечения социальной интеграции пожилых, является их занятость. Великие экономисты не пришли до сих пор к однозначному выводу, насколько наем пожилых, имеющих право на пенсию, выгоден для развития экономик. Довольно распространенной точкой зрения является утверждение, что пожилые занимают рабочие места молодых, которые бы делали работу эффективнее, и что у пожилых уже есть один источник дохода —  пенсия/сбережения — а у молодых нет и его. Глобальные исследования, которые бы включали полный анализ сравнения стоимости поддержки безработного молодого и впавшего в маразм от ощущения покинутости старика мне неизвестны. На уровне бизнес-предложений в Европе уже появляются рекрутинговые компании, специализирующиеся на предоставлении услуг для пожилых соискателей, а ряд государств начали программы по субсидированию программ для найма пожилых.

Уберизация ухода за пожилыми

Конечно же использование компьютерных платформ для заключения одноразовых равноправных сделок между участниками рынка без участия корпораций не могло не найти воплощения в сфере senior-care.По смыслу ясно, что уберизация senior-care более применима для ухода на дому, чем для институциональных методов ухода. В США в 2015 запустилось сразу несколько компаний, действующих по этой схеме — Hometeam, HomeHero, Honor. Во Франции, в которой классический Uber испытывает очень большие легальные проблемы,  в 2015 году тоже началось несколько проектов, которые позиционировали себя как Uber для ухода на дому — Soomville, Helping. Однако, в отличие от услуг транспортировки, услуги ухода на дому по французскому законодательству, не могут быть оказаны авто-предпринимателем (auto-entrepreneur — аналог российского ИЧП), поэтому первые французские «Уберы» для ухода, пока находятся в поисках своей устраивающей государство юридической сущности.

Отрасль ухода за пожилыми бурно развивается сегодня. Представленным моделям еще только предстоит занять свое место в системе Senior-care (заботы о старшем поколении)  Восточной Европы и России, предоставив, наконец, долгожданную альтернативу домам престарелых. Возможно, тот факт, что Россия начинает модернизировать свою систему aged-care служб позже, чем остальные европейские страны, позволит ей интегрировать туда самые новые техники и технологии.