Рецепты для России. Почему сбережения не трансформируются в инвестиции | Forbes.ru
$59.13
69.58
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Рецепты для России. Почему сбережения не трансформируются в инвестиции

читайте также
+1801 просмотров за суткиОбуздание инфляции: рост цен больше не будет источником дохода +1101 просмотров за суткиБизнес нового поколения лидеров. Как ускорить рост стартапов в России +583 просмотров за суткиЖесткая просадка. Акции банка ВТБ упали до минимальной отметки за три года +534 просмотров за суткиПочти стабильный: экономисты прогнозируют ослабление рубля на 2,5% в год +131 просмотров за суткиПравосудие под проценты. Чем интересны инвестиции в судебные разбирательства +131 просмотров за сутки«Вызов для меня сам по себе является мотивацией». Forbes сыграл в Го с председателем ВЭБа +78 просмотров за суткиПлата за Uber. Консорциум во главе с SoftBank вложит в сервис $10 млрд +185 просмотров за сутки4% и $44 за баррель: ЦБ ждет ускорения инфляции и снижения цен на нефть в 2018 году +48 просмотров за суткиОбновление MSCI Russia и дивиденды Сбербанка. Что важно знать инвестору на этой неделе +2291 просмотров за суткиРоссия — не Москва. Почему в нашей стране одни регионы бедные, другие богатые +222 просмотров за суткиКуда вложиться завтра. Пять инвестиционных идей глобального рынка +110 просмотров за суткиЖивительная эмиссия. Сколько инвестбанки заработали на размещении российских бумаг +39 просмотров за суткиВопреки всему. Как российские компании научились привлекать финансирование в условиях кризиса +50 просмотров за суткиМатрица Теплухина. Бывший партнер «Тройки Диалог» создает бизнес по управлению активами +62 просмотров за суткиПланы Путина. Президент написал колонку об отношениях со странами Азии +30 просмотров за суткиНовый барометр ЦБ: почему регулятору вредно читать новости +27 просмотров за суткиЧерный список. Какие российские компании попали под новые санкции Украины +81 просмотров за суткиОсобняк в обмен на паспорт. Как инвестировать в гражданство Кипра +11 просмотров за суткиПозитивная стагнация: промышленность обречена на слабый рост +26 просмотров за суткиВеликолепная пятерка. Чем всплеск интереса инвесторов к интернет-гигантам отличается от бума доткомов +35 просмотров за суткиEn+ Олега Дерипаски оценили в $8 млрд. Стоит ли вкладываться в ее акции?

Рецепты для России. Почему сбережения не трансформируются в инвестиции

Владимир Мау Forbes Contributor
Фото Ильи Питалева / РИА Новости
Какие меры экономической политики могли бы содействовать тому, чтобы деньги не только аккумулировались, но и вкладывались

В центре современной экономической дискуссии развитых и ведущих развивающихся стран мира находится, несомненно, тема перспектив экономического роста. Рост остается неустойчивым, а инвестиции — вялыми. Во многих странах инвестиции, измеренные в долях ВВП, на несколько процентных пунктов ниже сбережений. То есть в мире аккумулируется много денег, которые не трансформируются в инвестиции.

Ключевая интеллектуальная и практическая задача состоит в том, чтобы понять, в чем причина (или причины) такой ситуации. Почему сбережения не трансформируются в инвестиции? И какие меры экономической политики могли бы этому содействовать? Очевидно, что речь может идти о макроэкономических, структурных мерах, а также о мерах институционального характера. Последние, в свою очередь, включают в себя институты экономические и внеэкономические (преимущественно политические и правовые).

Вокруг макроэкономических механизмов стимулирования у нас ведутся особенно острые дискуссии. Ряд влиятельных экспертов предлагает пойти по пути реализации мер бюджетного и денежного стимулирования, опираясь на опыт большинства западных стран. Иными словами, агрессивно снижать процентную ставку Центрального банка и проводить политику «количественных смягчений». Одновременно предлагается расширить бюджетные вливания в экономику, тем более что исключительно низкий государственный долг вполне позволяет наращивать заимствования. Аргументы противников этих мер тоже понятны и вполне обоснованны: в России экономика инфляционная, а не дефляционная, а в такой ситуации денежное стимулирование не будет вести к инвестициям, а спровоцирует бегство от денег, то есть рост инфляции и, соответственно, процентных ставок. Бюджетные стимулы также ограничены — и относительно низкой эффективностью бюджетных расходов, и отсутствием трудовых и производственных резервов, которые можно было бы задействовать при осуществлении госинвестиций. Соответственно, консервативная макроэкономическая политика рассматривается как предпосылка возобновления устойчивого роста.

Как представляется, проблема нуждается в более тонком анализе — с учетом и международного опыта, и российских реалий.

Прежде всего, современный международный опыт достаточно убедительно показывает, что меры денежной и бюджетной политики автоматически не приводят к возобновлению роста. При их помощи удается не допустить развертывания тяжелого кризиса, но отнюдь не подтолкнуть стагнирующие экономики к росту. Количественные смягчения не обеспечивают качественного изменения ситуации. Действие бюджетных стимулов нередко оказывается краткосрочным.

В последнее время в Европе и США все активнее заходит речь о необходимости ухода от нынешнего беспрецедентно низкого уровня процентных ставок (около нуля или даже отрицательных) и о целесообразности вернуться к традиционной денежной политике. Одновременно предлагается перенести акцент в стимулировании на бюджетные меры, то есть на расширение государственных расходов. Это непросто при высокой долговой нагрузке на бюджеты многих развитых стран, однако дешевизна денег подталкивает к переносу центра тяжести с денежного стимулирования на бюджетное. Тем более что низкие процентные ставки позволяют в настоящее время получать очень дешевые финансовые ресурсы. Правда, остается открытым вопрос о том, что делать, если ставки начнут расти по мере увеличения темпов экономического роста.

Дополнительным аргументом в пользу этого поворота является то, что фискальная политика является более естественным инструментом для оживления спроса, а также для расшивки структурных ограничителей роста, под которыми чаще всего понимают модернизацию транспортной и социальной (человеческий капитал) инфраструктуры. Глобальная экономика, как многие полагают, ведет к расширению предложения при сохраняющейся узости спроса. Дисбаланс глобального предложения и вялого национального спроса становится, по мнению ряда экспертов, дополнительным фактором торможения.

В какой мере эти рецепты применимы к современной России? Полагаю, что в весьма ограниченной, и это связано со специфическими макроэкономическими и политическими условиями нашей страны.

Во-первых, для нас ключевой проблемой денежной политики пока еще остается инфляция, а не дефляция. Соответственно, во-вторых, и по макроэкономическим, и по институциональным причинам реальные процентные ставки остаются высокими, что является очевидным препятствием для инвестиций. В-третьих, налицо ухудшение внешнеполитической конъюнктуры с усилением санкционного давления.

Названные обстоятельства существенно ограничивают возможности стимулирования роста со стороны спроса (и особенного бюджетного стимулирования). Внешние шоки всегда требуют бюджетной консолидации, а не смягчения. Кроме того, санкции ограничивают возможность ответа со стороны глобального предложения на возможный рост российского спроса. Факторы предложения, и особенно предложения со стороны российских фирм, являются приоритетными для обеспечения устойчивой экономической динамики.

Бюджетное стимулирование в таких условиях станет, скорее, дополнительным фактором инфляции, а тем самым будет только ограничивать возможности снижения ставок и повышения доступности кредитов. На это справедливо указывал министр финансов Антон Силуанов в июле на слушаниях в Госдуме по вопросам бюджетной, налоговой и таможенной политики. Действительно, сохранение высоких процентных ставок является сегодня важнейшим препятствием для доступности кредитов, то есть для наращивания предложения товаров и услуг. И в отличие от большинства стран Запада именно в продолжении курса на ограничение инфляции и повышение доступности кредитов состоит сейчас ключевая макроэкономическая задача по стимулированию роста.

Впрочем, проблема роста, как показывает опыт других развитых стран, не может быть в принципе решена исключительно макроэкономическими манипуляциями. Бюджетная и денежная политика должна быть адекватна конкретным обстоятельствам данной страны, но она может создать лишь предпосылки для роста — или подорвать перспективы роста. Для устойчивого экономического роста, ведущего к повышению благосостояния общества, необходимым условием является осуществление сложного комплекса институциональных и структурных мер.

Читайте также
Период потребления: насколько ставка ЦБ управляет сбережениями населения
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться