Если будет война: как конфликт с Северной Кореей повлияет на нефтяные цены | Бизнес | Forbes.ru
$58.04
69.56
ММВБ2052.53
BRENT55.52
RTS1114.18
GOLD1309.85

Если будет война: как конфликт с Северной Кореей повлияет на нефтяные цены

читайте также
+1663 просмотров за суткиОПЕК+ и все-все-все. Чем нефтяной картель напоминает Винни-Пуха, застрявшего в норе? +338 просмотров за суткиФермерское хозяйство. Как устроена жизнь в окружении машин, добывающих биткоины +74 просмотров за суткиВосточный вектор. Индия и долина реки Меконг как альтернатива Китаю +84 просмотров за суткиПроблемы рынка: японские компании намерены покрыть дефицит сотрудников с помощью домохозяек +618 просмотров за суткиЗапрет на бензиновые и дизельные автомобили в Китае: что будет с ценами на нефть +110 просмотров за суткиСпокойствие рубля: почему повторение декабря 2014 года маловероятно +268 просмотров за суткиМа Хаутен разбогател за полдня почти на $1 млрд, но так и не смог обойти Джека Ма +22 просмотров за сутки«Роснефть» течет на Восток. Китайская CEFC выкупает 14,2% акций у консорциума QIA и Glencore за $9,1 млрд +23 просмотров за суткиУроки химии: «Сибур» ждет конкуренция со стороны нефтяников +18 просмотров за суткиРелигиозные войны. Как меняется Ближний Восток и что будет с ценами на нефть +25 просмотров за суткиУзурпатор «большой нефти»: как долго продлится «золотой век» природного газа? +98 просмотров за суткиПоворот не туда: Россия ошибочно продолжает ставить на углеводороды +25 просмотров за суткиЯдерное оружие, акции банков и ритейлеров. На что обратить внимание частному инвестору? +47 просмотров за суткиПринцип «чха бу доу». Что нужно знать бизнесмену о Китае, чтобы не удивляться +15 просмотров за суткиЭкспансия Сечина: почему Трамп хочет помешать «Роснефти» получить контроль над Citgo +47 просмотров за суткиНовые возможности: что ждет инвесторов этой осенью? +17 просмотров за суткиЗакрыть «окно в мир». «Лукойл» изучает возможность продажи швейцарского трейдера Litasco +7 просмотров за суткиЭнергетическое эмбарго: приведет ли запрет на продажу нефти в Северной Корее к коллапсу? +28 просмотров за суткиУборщица с двумя айфонами: почему на китайский рынок выходить сложно, но необходимо +7 просмотров за суткиЗапах пороха на бирже. Как рынки реагировали на военные конфликты?

Если будет война: как конфликт с Северной Кореей повлияет на нефтяные цены

Противоракетный комплекс сил самообороны Японии Фото Issei Kato / Reuters
Серьезный военный конфликт возможен только при участии в нем США, которые могут решить, что ядерный потенциал Северной Кореи должен быть уничтожен, несмотря на риск ядерной войны. И Азией он не ограничится. Но мертвецам нефть не нужна

Военный конфликт вокруг Северной Кореи может затронуть Южную Корею, Японию и Китай, остановив поставки сырой нефти в эти страны, а это примерно треть (34% ) от всех морских торговых перевозок сырой нефти. Кроме того, в этих трех странах сосредоточены около 65% азиатских перерабатывающих мощностей. Из-за этого глобальные нефтяные рынки серьезно «пострадают» — такой вывод сделали аналитики британской консалтинговой компании Wood Mackenzi. 

Половина китайской нефтедобычи попадает в зону риска, если напряжение между Северной Кореей и ее соседями перерастет в открытый конфликт. У Китая есть собственное производство нефти, но больше половины заводов встанут из-за роста напряжённости. По данным Wood Mackenzie, около 1,5 млн баррелей сырой нефти из 3,95 млн баррелей, добываемых в Китае за сутки, поступает из Северо-Китайского нефтегазоносного бассейна, причем ближайшее месторождение находится на расстоянии 200 км от северокорейской границы. В случае эскалации конфликта Китай начнет использовать нефть из своих стратегических резервов  — впервые, начиная с момента их создания 3-4 года назад, сказал эксперт Wood Mackenzie Крис Грэм.

Япония и Южная Корея могут принять аналогичные меры — обе страны располагают необходимыми резервами, чтобы покрыть дефицит нефти в течение 90 дней. Кроме того, Япония может ускорить повторный ввод в эксплуатацию ядерных генераторов, чтобы компенсировать сокращение импорта нефти и газа.

Нефтяные котировки, как правило, позитивно реагируют на повышение вероятности крупномасштабных военных действий. Рост нестабильности в мире приводит к росту цен на черное золото, считает Сергей Пигарев, руководитель Asset Management Clu­b НИУ ВШЭ и главный финансовый аналитик нефтяной компании «Мангазея»: «Кроме того, КНДР является крупным экспортером угля. В 2016 году объем чистого экспорта достиг 25 млн тонн, а экспортная выручка составила около $1,2 млрд. Прекращение экспортных поставок из Северной Кореи может поддержать котировки угля на международном рынке, а также дает отличную возможность российским угольщикам заместить собственными поставками северокорейские объемы».

Что касается газовой отрасли, то здесь, можно ожидать увеличение закупок СПГ со стороны Японии в краткосрочной перспективе для создания запасов голубого топлива, а также роста цен СПГ при поставках в район возможных боевых действий: размер «премии за риск» будет зависеть от уровня напряженности в регионе, рассуждает аналитик. «При условии, что Россия не окажется втянута в прямое противостояние с КНДР, эскалация противостояния Северной Кореи и остального мира во главе с США может иметь позитивное влияние на экономику России. Прежде всего речь идет об энергетическом секторе российской экономики. Наибольший выигрыш получат экспортеры нефти, угля и газа», — считает Пигарев. 

В случае с КНДР военное развитие ситуации ставит под удар двух крупных потребителей энергоресурсов — Японию и Южную Корею и одновременно делает мало предсказуемым сценарий взаимоотношений Китая и США, которые также имеют колоссальное влияние на глобальный баланс производства и поставок углеводородов, констатирует Александр Ершов, главный редактор по товарным рынкам Thomson Reuters: «Поэтому говорить о значительной вероятности появления так называемой военной премии в цене на нефть в случае корейского конфликта сложно. Поведение сырьевого рынка будет в большей степени исходить из общего влияния этого кризиса на мировую экономику, поскольку прямая угроза потери значительного объема добываемых ресурсов менее вероятна по сравнению, например, с Ближним востоком», — считает Ершов.

Прогнозы Wood Mackenzie ограничиваются лишь ситуацией регионального столкновения КНДР и ее соседей. Но Дональд Трамп не исключает иной сценарий: он обещал ответить КНДР «силой, яростью и огнем», которых «мир еще не видел». В ответ Пхеньян готов нанести ракетный удар по американской военной базе на острове Гуам. 

Виталий Ермаков, заведующий Центром анализа энергетической политики Институт энергетики НИУ ВШЭ, предостерегает от подобного рода экономических анализов, поскольку они создает иллюзию, что возможен некий «региональный» конфликт вокруг Северной Кореи, который может иметь некоторые отрицательные экономические последствия для региональных игроков: «На самом деле, серьезный военный конфликт возможен только при участии в нем США, которые могут решить, что ядерный потенциал Северной Кореи должен быть уничтожен, несмотря на риск ядерной войны. Проблема в том, что некоторые безответственные политики считают, что конфликт можно будет ограничить Азией. Мне представляется, что это опасная иллюзия, которая может поставить мир на грань ядерной катастрофы. В этой связи рассуждения о воздействии войны с Северной Кореей на спрос на нефть просто неуместны. Мертвецам нефть не нужна», — заключает эксперт.

Пока что сырьевые рынки пока сдержанно реагируют на корейский кризис, отмечает Александр Ершов. Тому есть несколько причин. Главная — это по-прежнему только политический кризис. Угрозы обмена ракетными ударами есть лишь в словах лидеров КНДР и США, но, хотя напряженность в регионе возросла, настоящий рычаг влияния на сырьевые рынки — прямая угроза нарушения баланса спроса и поставок, а этого пока нет. Ураган «Харви» сейчас в большей степени заметен для рынка, нежели корейская угроза, говорит аналитик. И ЕС, и США говорят о необходимости давления на КНДР и новых санкций, но в реальности повлиять на Пхеньян может лишь Китай и в меньшей степени — Россия. А они ведут себя сдержанно — поэтому рынки относительно спокойны. 

Но, по мнению Александра Ершова, если ситуация обострится, надо понимать, что условная война в Корее (или где бы то ни было ) вовсе не обязательно спровоцирует рост сырьевых котировок. Исходить нужно опять-таки из формирования глобального баланса поставок — движение цен возможно в любую сторону: «Тот же «Харви», ударив по нефтепереработке в США, высвободил объем нефти для экспорта, оказав таким образом давление на мировые цены, хотя обычно в сезон ураганов в Мексиканском заливе цены на нефть как раз растут, потому что добыча как правило страдает от стихии сильнее даунстрима», — заключает главный редактор по товарным рынкам Thomson Reuters.