«Я была удивлена»: бывшая подчиненная Улюкаева дала против него показания

Алексей Улюкаев Фото Артема Геодакяна / ТАСС
Показания продолжат слушать 5 сентября, среди заявленных свидетелей обвинения — главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин и генерал ФСБ Олег Феоктистов

Замоскворецкий суд Москвы допросил в пятницу, 1 сентября, двух первых свидетелей по уголовному делу бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. Его обвиняют в вымогательстве $2 млн у «Роснефти» за положительное заключение Минэкономразвития, позволившее компании участвовать в приватизации «Башнефти». Сам экс-министр продолжает отрицать все обвинения в коррупции.

Один из свидетелей обвинения — директор департамента корпоративного управления Минэкономразвития Оксана Тарасенко — дала показания против своего бывшего руководителя. По ее словам, экс-министр знал, что «Роснефть» не попадала под запрет на покупку акций «Башнефти». Она напомнила, что вице-премьер Аркадий Дворкович поручал министерству изучить вопрос, могут ли государственные компании участвовать в покупке пакета акций.

«Из доклада, подготовленного моим департаментом по поручению (вице-премьера Аркадия) Дворковича, о сделке, лично Улюкаевым была вычеркнута, фраза о том, что участие «Роснефти» в сделке стимулирует ее конкурентность и поможет максимизировать консолидированный пакет акций «Башнефти», — говорится в показаниях Тарасенко (цитата по «Интерфаксу»).

Уже после этого совещания Улюкаев заявил журналистам, что «Роснефть» выпадает из участия в приватизации «Башнефти». «Я прочитала о его позиции в СМИ. Я была удивлена. Очень», — заявила глава департамента. Она отметила, что не знает, чем была обусловлена такая позиция министра, высказанная им в СМИ.

Гособвинение в пятницу ходатайствовало об оглашении показаний Тарасенко, данных ею во время следствия, посчитав, что они противоречат заявлениям свидетеля в ходе заседания суда. Эти показания были оглашены. Из них следует, что когда Улюкаеву после всех согласований был на гербовом бланке представлен проект доклада, он лично вычеркнул фразу о том, что участие «Роснефти» даст дополнительный конкурентный стимул». «По какой причине Улюкаев вычеркнул очень важные, на мой взгляд, фразы из доклада, мне неизвестно», — отметила Тарасенко.

«Те два важных обстоятельства, которые якобы вычеркнул из вашего доклада министр Улюкаев, — это вы их придумали?» — спросил у свидетельницы в ходе судебного заседания сам Улюкаев. Тарасенко не смогла ничего ответить. Вместе с тем она подтвердила, что действительно дала такие показания в ходе предварительного следствия.

Другим свидетелем обвинения, давшим показания в суде в пятницу, стал директор департамента отношений с инвесторами «Роснефти» Андрей Баранов. Он рассказал, что изначально, когда было объявлено о приватизации пакета акций «Башнефти», «Роснефть» не планировала принимать участие в ней. Но по совету консультанта — банка «Интеза» — и с учетом подготовки сделки по продаже пакета самой «Роснефти», компания изучила вопрос и высказала свою заинтересованность в участии в сделке. В адрес президента России Владимира Путина было подготовлено письмо с финансово-экономическим обоснованием сделки и с доказательствами того, что «Роснефть» является «надлежащим и лучшим покупателем акций «Башнефти».

В конце июля 2016 года «Роснефть» публично объявила о своем интересе к приватизации пакета «Башнефти». 4 августа, напомнил Баранов, глава МЭР Алексей Улюкаев в ходе саммита в Лаосе публично заявил, что «Роснефть» не является надлежащим претендентом на актив, так как фактически контролируется государством.

«Мы были обескуражены и 5 августа направили письмо за подписью главы «Роснефти» Сечина в адрес Улюкаева, где пытались объяснить, что являемся надлежащим претендентом на акции «Башнефти», — рассказал Баранов. В письме, пояснил он, сравнивались финансовые показатели как связанных с государством, так и частных компаний, и делался вывод, что госкомпании могут функционировать намного эффективнее, чем прочие участники рынка.

Ответа на письмо Улюкаеву, отметил Баранов, не последовало. Но уже в сентябре 2016 года, по словам Баранова, в ходе совещания на Дальнем Востоке перед началом Восточного экономического форум в СМИ прошло сообщение о заявлении Улюкаева о том, что «Роснефть» является надлежащим покупателем пакета акций компании и может быть допущена к приватизационной сделке». «Фактически позиция полностью поменялась. Но опять-таки мы ее знаем только из СМИ», — заявил свидетель.

В суде по настоянию обвинения были оглашены показания Баранова, данные им на стадии следствия. «Лично у меня сложилось мнение, что Улюкаев ищет способы исключить участие «Роснефти» в сделке по покупке акций «Башнефти», — заявил тогда директор департамента нефтяной компании. По его словам, глава Минэкономразвития понимал, что «Роснефть» была лучшим претендентом на покупку госпакета «Башнефти», но пытался исключить компанию из числа претендентов.

Свидетель тем не менее признал, что не видел официальных бумаг о том, что Минэкономразвития приостанавливает процедуру продажи акций «Башнефти». Всего гособвинение планирует допросить по делу Улюкаева 30 человек. Их допрос продолжится на заседании суда 5 сентября.

Среди заявленных свидетелей — главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин. Но 31 августа пресс-секретарь компании Михаил Леонтьев заявил, что Сечин повестку в суд не получал, и компания вообще не получала никаких официальных документов по этому делу. Секретарь суда сообщила перед началом заседания, что у нее нет данных о явке свидетелей. Генерал ФСБ Олег Феоктистов также заявлен свидетелем по делу бывшего министра экономического развития.

Новости партнеров