«Дорого-богато отошло на второй план»: интервью совладельцев крупнейшей клубной империи Москвы | Forbes.ru
$58.45
69.69
ММВБ2161.17
BRENT63.75
RTS1166.09
GOLD1288.50

«Дорого-богато отошло на второй план»: интервью совладельцев крупнейшей клубной империи Москвы

читайте также
+348 просмотров за суткиПодозреваемый в убийстве первого главреда российского Forbes Пола Хлебникова задержан в Киеве +820 просмотров за суткиДожить до 100 лет. Почему швейцарцы живут дольше россиян +106 просмотров за суткиЖесткая просадка. Акции банка ВТБ упали до минимальной отметки за три года +391 просмотров за суткиАмериканский миллиардер Джон Пол ДеДжориа назвал золотое правило общения с подчиненными +159 просмотров за суткиКурс на Новый год. Ждать ли ослабления рубля в декабре +20 просмотров за суткиСвидетель в командировке. Сечин вновь не пришел в суд над Улюкаевым +46 просмотров за суткиИпотека и наследство на блокчейне. Как новые технологии могут сократить очереди к чиновникам +347 просмотров за сутки«Магнит» за $700 млн. Сергей Галицкий сокращает долю в торговой сети +45 просмотров за суткиТендер для одного: подряды по парку «Зарядье» на 9,5 млрд рублей достались малоизвестной компании +198 просмотров за суткиСети Дерипаски: что стоит за попытками ревизии энергореформы Чубайса +51 просмотров за сутки«Вызов для меня сам по себе является мотивацией». Forbes сыграл в Го с председателем ВЭБа +140 просмотров за суткиВ гостях у сказки: как истории Астрид Линдгрен меняли шведские законы +185 просмотров за суткиТяга к успеху. Как арестованный принц аль-Валид бин Талаль пытался повлиять на свое место в списке Forbes

«Дорого-богато отошло на второй план»: интервью совладельцев крупнейшей клубной империи Москвы

Михаил Данилов и Антон Пинский Фото Семена Каца для Forbes
Совладельцы холдинга Sagrado рассказали Forbes об экономике ночной жизни и своих отношениях с музыкантами и участниками списка Forbes

В 2005 году Михаил Данилов (на тот момент владелец компании «Бизнес-табак», ежедневно продававшей сигареты на $1 млн) удачно вложил $6 млн в ночной клуб «Рай» на «Красном Октябре», ставший вскоре символом «путинского гламура». В 2010 году Данилов объединил силы с Антоном Пинским, за семь лет они построили холдинг Sagrado, в который сегодня входит более десяти ночных клубов и концертных площадок в Москве.

-Долгое время ваш бизнес ограничивался исключительно ночными клубами. Затем, в начале 2010-х годов начался активный рост, вы один за другим начали открывать для себя новые форматы, превратившись в крупнейший развлекательный холдинг. Как это произошло? В какой-то момент клубная жизнь стала для вас скучной?

Михаил Данилов: На самом деле, у нас еще в самом начале пути был концертный зал «Эллизиум», который работал на Болотной набережной вместе с «Раем». Уже тогда мы поняли, что концертная деятельность и проведение корпоративов – это одна из хороших составляющих прибыли в шоу-бизнесе. Открыв в 2010 году «Известия Hall» мы получили этому дополнительное практическое подтверждение, поняли, что это серьезный бизнес и им нужно заниматься — кроме того, эта ниша в Москве была не занята в этот момент.

-Какая ваша площадка на данный момент самая крупная?

М.Д.: Это Stadium Live, где проводятся в основном клубно-роковые мероприятия. Он вмещает до 7500 человек. Я думаю, эта площадка осенью будет номер один в Москве как по качеству исполнителей, которые там выступают, так и по количеству концертов — мы планируем не менее 20 мероприятий в месяц. А с середины декабря начнутся уже больше корпоративные, новогодние мероприятия.

-До Stadium Live самой крупной площадкой в вашей коллекции был Space Moscow, бренд с мировым именем. Почему вы его закрыли?

М.Д.: Там был ряд факторов. Основным, конечно, было закрытие клуба Space на Ибице, который был нашим франчайзером. 27 лет они работали на Ибице, а сейчас у них попросту закончился договор аренды, и они ищут какие-то новые варианты для развития. Во-вторых, когда мы начинали этот проект в 2013 году, очень надеялись на корпоративы, но в связи с кризисом надежды не оправдались. Наконец, была архитектурная проблема. Хозяин площадки, на которой мы открыли Space, компания «Базовый элемент», не захотела, чтобы мы убирали столб, который стоит в самом центре зала. Трудно было в таких условиях проводить концерты: представьте, приезжает Сергей Шнуров или Лепс, выходит на сцену и упирается в столб… Но в целом, мы не отказываемся от этого проекта и готовы к переговорам.

Stadium Live

-В чем с точки зрения экономики разница между тем же Stadium Live и «Олимпийским»?

М.Д.: «Олимпийский» – это всё-таки 20 000-25 000 человек. Некоторые звёзды стоят не один и не два миллиона. И чтобы окупить это мероприятие, выйти в прибыль, нужно обязательно иметь определённое количество проданных билетов — по адекватной цене.

-Каков в таком случае потолок по гонорару, который вы можете предложить артисту?

Антон Пинский: Если говорить, про Stadium, то потолок — это $300 000-400 000.

М.Д.: Хотя у нас были мысли привезти туда Бритни Спирс, у которой гонорар выше.

А.П.: На нее купят много столов. Люди, которым она нравилась, сейчас активно занимаются бизнесом, могут себе позволить дорогие билеты.

-Как осуществляется подбор артистов? Насколько вы контролируете этот процесс?

М.Д.: График мероприятий, подбор артистов, затраты на них — все это согласовывается с нами. Например, с нами в «Бессоннице» работает Максим Лейкин (экс-директор группы «Браво» — Forbes), он супер-профессионал, но без моего одобрения он артистов не букирует.

А.П.: Есть и еще и такой вариант, когда организовать выступление артиста на нашей площадке может сторонняя команда. Например, у нас есть партнер, букинговая компания «Мельница». Они также работают и как большая промо-компания. Если мы по какому-то артисту не договариваемся, они у нас берут площадку в аренду. Обычно схема простая: они распространяют билеты, платят аренду, а бары, столы – это идёт в наше.

-Какой уровень аренды?

М.Д.: В среднем 1-1,5 млн рублей.

А.П.: Зависит от дней недели, от сезона, от артиста. На некоторых артистов придёт одна молодёжь, студенты, денег они не оставят — тогда аренда выше. А каких-то артистов мы и так знаем и можем без аренды дать.

-Вы лично знакомы со многими исполнителями?

М.Д: Мне очень нравится техно-музыка, я с большим удовольствием хожу на наши привозы в «Бессонницу», лично знаю много артистов, диджеев.

-С кем у вас наилучшие отношения?

М.Д.: Наилучшие, наверное, с Luciano. Еще очень хорошие Solomun, с Capriati — мы его зовет Йосик. У него недавно было выступление в пятницу, он приехал специально в четверг, чтобы с нами пообщаться, потусоваться. Здорово провели время.

Концерт Solomun в Stadium Live.

-При этом у вас был техно-клуб «Конструктор» на Бадаевском заводе, который довольно быстро закрылся.

А.П.: Да, дело в том, что техно-публика, она очень чувствительная — если сравнивать её со всеми другими посетителями ночных клубов. Ей надо подобрать правильного артиста, чтобы не было лишних людей на входе, все обязательно должны быть в чёрном, нести добро. В то же время, у этой публики самый низкий чек — рассчитывать с ней на хороший бар не приходиться. Поэтому, если на старости лет, захотим сделаем что-то для души — откроем техно-клуб. Но у нас пока всё-таки бизнес.

М.Д.: Площадку «Конструктора» мы в итоге переделали, сейчас там работает клуб «Акт», это такое театрализованное действие, 20 человек актеров, в нем участвуют сами посетители. Своего рода иммерсивный театр. Там запрещена видео-, фотосъёмка. Плюс, по желанию, можно надевать маски на входе. Мы думаем, что для взрослой аудитории это интересно – не просто потанцевать, но поучаствовать в каких-то действиях.

-Какие ориентиры по рентабельности у разных направлений бизнеса?

А.П.: Вы имеете в виду операционную рентабельность или за сколько отбиваются инвестиции?

-И то, и другое.

А.П.: Много факторов, все площадки разные. Многое зависит от аренды. Мы стараемся находить дешевые площадки, возможно, этим и объясняется то, что многие клубы работают с промзонами. Каждое помещение достаётся нам в разном состоянии. Соответственно, разный уровень инвестиций. Нам может достаться памятник архитектуры — приходится искать дополнительные решения. Какие-то помещения попадаются настолько дряхлые, что приходится полностью ломать и строить фактически заново. Но в целом мы стремимся, чтобы окупаемость наших инвестиций не превышала двух-трех лет. Аналогично и с операционной маржой- надо понимать, какая концепция, подразумевается ли привоз дорогих артистов, каков уровень спонсорских взносов и затрат на персонал. В среднем мы стремимся к 20-25%.

-А какой самый успешный проект?

М.Д.: Я считают, что Icon (бывший клуб «Рай» — Forbes) и Gipsy.

А.П.: Причем, Gipsy ведь это изначально был не нашим проектом, его открыл Илья Лихтенфельд с партнерами. Илья очень креативный, мы ещё оставались в люксе, а он понял, за чем будущее — хипстеры, пьяные дискотеки и прочее. Но кризис его сильно подкосил. Безумная аренда, высокие операционные затраты, валютные кредиты — это всё привело к тому, что Gipsy достался одному из кредиторов — Московскому кредитному банку Романа Авдеева.

-У вас хорошие отношения с Романом Авдеевым?

А.П.: Да. Мы выкупили у него клуб, сделка была двухступенчатая, длилась полгода и в это время мы были в Gipsy партнерами. Наверное, за полгода Роман Ивановичу и его команда увидели, что мы хорошие менеджеры и что Gipsy за три года при Илье заработал меньше, чем мы заработали за полгода, в итоге у нас сейчас хорошие отношения с МКБ, в каких-то проектах, например, в «Мире» на Цветном бульваре мы партнеры.

-Что вы для этого сделали?

А.П.: Сократили операционные расходы, отказались от дорогих артистов, которые, пусть и делали хорошую рекламу, но Gipsy явно были не по карману, ввели институт промоутеров, которого там раньше не было. Плюс мы Gipsy остеклили, если раньше это была летняя, площадка, то теперь клуб работает весь год. Также мы добавили спонсорский бюджет — в рамках холдинга Sagrado у нас есть больше вариативности по спонсорам.

Роман Авдеев

-Что вы имеете ввиду?

А.П.: Все рекламные контракты мы заключаем на холдинг. В итоге, есть возможность получить больший бюджет. Если приходит компания и говорит, что хочет выделить бюджет на Gipsy и Stadium, мы соглашаемся, только если они берут еще, например, «Известия Hall». Сегодня у нас есть общехолдинговые контракты с Pepsi и Bud. Gipsy будет официальным домом FIFA на чемпионате мира.

-Давайте немного поговорим об истории. Когда вы, Михаил, погрузились в клубную индустрию? Насколько я знаю, вы давно были знакомы с Алексеем Горобием (известный в 2000-ые клубный промоутер, создатель клуба «Дягилев» — Forbes)?

М.Д.: Алексея я знаю с середины 90-ых. Он, царство ему небесное, учился в строительном техникуме на Соколе, а у нас на Соколе была большая компания – фарцовщики, спортсмены… Мы одной компанией общались, дружили, выпивали, с девушками красивыми знакомились. Примерно, тогда же мы начали ходить в клубы — «Лис», «Пентхаус».

-К тому моменту, когда вы вложились в клуб «Рай», вы уже вышли из табачного бизнеса, продав его группе «Мегаполис»?

М.Д.: Нет, вышел я в конце 2007-го. А с идеей организовать клуб на Болотной набережной ко мне еще в 2005 году пришел мой старый друг и одноклассник Максим Горецкий вместе с господином Андреасом (Андреас Лобжанидзе — известный в 2000-ые клубный промоутер — Forbes).

-Вы были фактически первыми арендаторами на «Красном Октябре», открывшими московской публике эту территорию. Какие у вас сейчас отношения с основателями группы «Гута»?

М.Д.: С Юрием Гущиным я не знаком. А вот с Артёмом Владиславовичем Кузнецовым мы в хороших товарищеских отношениях, можем с ним и где-то поужинать, выпить, что-то обсудить. У нас вполне схожие взгляды на жизнь. И в те времена они приняли решение, что будут переносить кондитерскую фабрику с «Красного Октября» и строить здесь элитную недвижимость, мы предложили им эту территорию промотировать. Идея была такая: мы открываем клуб, привлекаем внимание престижной публики к малоизвестному месту. Потом все закрываем и «Гута» начинает стройку. У них был именно такой план. Но случился кризис.

Несмотря на кризис, в 2013 году творческий кластер «Красного Октября» всерьез опасался, что территория будет застроена. Сохраняются ли у «Гуты» планы по строительству?

М.Д.: Пока никто ничего не строит, но возможно, года через два при хорошем развитии событий в целом в стране, начнут.

А.П.: Сейчас главная сложность в том, что нет такого рынка, который сможет «проглотить» такое количество элитных квартир от $10 000 и выше.

-А как начался ваш путь в клубный бизнес, Антон?

Когда я учился в МГИМО, увлёкся диджейством и по выходным работал в клубах, в том числе в «Шамбале» Алексея Горобия. Партнеры Горобия начали делать клуб «Сказка», куда позвали меня ди-джеем. Уже перед самым открытием мне сообщают: «Всё, «Сказки» не будет, помещение принадлежит каналу «Культура», мы не согласовали перепланировку, нас выгоняют». Я спрашиваю: «А если я решу проблему?» Горобий говорит: «Мы тебе долю дадим». В институте со мной учились дети одного влиятельного чиновника. Несколько звонков — и вскоре все претензии канал «Культура» снял. Потом у меня был сольный проект на Пушкинской площади, в здании «Известий», летняя площадка Friends. А в 2010 году мы с Михаилом там же сделали совместно заведение Lookin Rooms. С этого началось наше партнерство.

-В эпоху путинского гламура «Рай» был центром притяжения чиновников и крупных бизнесменов. Не поступало предложений от этих людей о партнерстве?

М.Д.: Лет десять назад были такие предложения от людей из вашего списка: купить долю, что-то вместе построить. Не буду называть имен, мы в итоге не договорились. Но до сих пор со многими общаемся, многие ходят в наши заведения  – в ту же «Бессонницу» или в Stadium.

А.П.: В нулевые были опыты, когда крупные бизнесмены входили в клубную индустрию. Дмитрий Мазепин был акционером одного клуба на Никольской улице (Pacha Moscow — Forbes), Михаил Прохоров и Алексей Горобий, кажется, пытались сделать какой-то проект в Москва-Сити. Но сейчас ситуация изменилась, люди, накопившие капитал в 90-ые и 2000-ые, пресытились. Все блестящее, весёлое, все это «дорого-богато», весь китч отошли на второй план, сильно вырос средний класс, все стало демократичнее. И экономика уже не такая, что можно гулять каждый день. Если ты идёшь в клуб, за стол в среднем отдашь 5000 рублей, на танцполе – 1000-1500 рублей. А такого как раньше — если хочешь попасть в «Дягилев», должен за $20 000 купить стол — уже нет.

-Как вы распределяете между собой роли в холдинге?

А.П.: Михаил больше занимается маркетинговыми и медийным вещами: общается с людьми и промоутерами. А я больше вовлечен в операционную деятельность, проверяю площадки с точки зрения того, как они работают. Один носит рояль, а другой на нём играет.

-Кроме вас в бизнесе есть другие партнеры?

М.Д.: Есть управляющие партнёры. Та же «Мельница», Максим Горецкий, про которого я говорил, партнеры в других заведениях. Но если мы с Антоном сложим наши персональные проценты, то у нас будет основной пакет.

А.П.: У нас был достаточно длинный инвестиционный период на протяжении пяти лет. Мы взялись за большое количество новых проектов, у нас в разработке еще пара площадок, которые мы анонсируем. При этом мы понимаем, что ни времени, ни сил на все не хватает. Поэтому в каких-то проектах нам комфортнее привлекать новых партнеров, как например, в случае с площадкой «Мир», где нашим партнером выступает «Московский кредитный банк».

-В прошлом году вы провели первый электронный фестиваль «EPIZODE» во Вьетнаме. Почему именно Вьетнам?

М.Д.: Нам хотелось сделать какое-то зимнее экваториальное музыкальное приключение. Сейчас два наиболее востребованных азиатских направления у россиян — Таиланд и Вьетнам. Но Тайланд уже как-то приелся, к тому же у наших партнёров во Вьетнаме хорошие отношения на правительственном уровне.

-Какой план по инвестициям и окупаемости?

А.П.: Основные инвестиции — это первый сезон. Мы взяли в аренду большой пляж, построили три сцены, бар, арт-объекты. Бюджет был порядка $3 млн. В принципе, мы должны уложиться в нашу парадигму с трехлетним сроком окупаемости. В первый год у нас было 4500 посетителей, сейчас при бюджете в $1,5 млн планируем собрать 10 000 человек. Если второй год пройдёт успешно, дальше это будет сверхрентабельный проект.

-Что еще у вас есть кроме музыкальных площадок?

А.П.: В партнерстве с Аркадием Новиковым у нас есть порядка восьми ресторанов: сейчас открыта «Сыроварня» на Красном Октябре и «Валенок» на Цветном бульваре. Скоро запустим ещё шесть заведений. Ещё у нас есть сеть из 17 ресторанов «Тодасё». Плюс, в ТЦ «Варшавский» мы запускаем детский центр «Кидс Сити» по аналогии с «Кидзанией».

-Сколько человек посещают ваши заведения?

М.Д: Если не брать рестораны, только клубы — два миллиона человек в год.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться