Вы банкрот. Кого достанет длинная рука закона

Фото Михаила Стулова / ТАСС
Как сложится новая практика по привлечению руководителей и владельцев обанкротившегося бизнеса к ответственности перед кредиторами

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» стал ключевым инструментом, позволяющим кредиторам банкрота рассчитывать на удовлетворение своих интересов. Тем не менее, до сих пор шансы кредиторов на получение денег были невелики. С января по октябрь процент погашения требований составил всего 5,2%. При этом число исков продолжает расти. За два года судами были вынесены решения в пользу кредиторов — 27% требований о взыскании, в целом на 13 млрд рублей и 18% исков о субсидиарной ответственности на 138 млрд рублей. В июле в силу вступила новая глава закона. В рамках ее действия установлены новые возможности для взыскания долгов компании-банкрота с руководителей, участников или бенефициаров.

В настоящий момент ВС завершает работу над постановлением, детально разъясняющим новые положения закона о банкротстве. Постановление пока еще не утверждено, но предполагается, что его проект не претерпит существенных изменений, и уже сейчас можно делать первые прогнозы о том, как будет складываться новая практика по привлечению руководителей и владельцев обанкротившегося бизнеса к ответственности перед кредиторами в условиях востребованности данного закона.

Кто находится в группе риска?

В законе о банкротстве в отношении таких руководителей и владельцев используется термин «контролирующие лица», а их ответственность по долгам обанкротившейся под их руководством компании — «субсидиарной ответственностью контролирующего лица». Контролирующим может быть признано любое лицо, если оно фактически управляло компанией, а заключенные компанией под его влиянием сделки могут считаться изменившими экономическую, а иногда и юридическую судьбу компании. Размер ответственности такого лица будет определяться, исходя из степени его вовлеченности в процесс управления компанией и значительности его влияния на принятые в компании существенные деловые решения. При этом вовсе не обязательно чтобы между таким лицом и обанкротившейся компанией существовали какие-либо формально-юридические связи.

Еще одним значимым моментом в новой редакции закона о банкротстве является то, что теперь у кредиторов нет необходимости доказывать прямую причинно-следственную связь между конкретной сделкой и наступившим банкротством. Достаточно доказать, что такая сделка являлась для компании значимой и существенно убыточной. Тот факт, что такая сделка прошла корпоративное одобрение, не освобождает лицо, определившее ее существенные условия, от ответственности в случае банкротства компании.

Контролирующий выгодоприобретатель

Стоит акцентировать внимание бизнеса на нововведениях, которые будут касаться не только компании-банкрота, но и его партнеров, контрагентов или подрядчиков. К примеру, контрагенты банкрота также теперь оказываются в зоне риска. Совершив с компанией сделку на очень выгодных для себя условиях и, возможно, не очень выгодных для самой компании, контрагенты могут оказаться в ситуации, когда им придется доказывать, что при заключении этой сделки они не являлись участниками сомнительных схем. В противном случае контрагенты могут оказаться в числе тех, кто будет погашать требования кредиторов банкрота.

«Сделка со следствием»

К новшествам закона о банкротстве стоит отнести такой интересный инструмент, который уже успели назвать аналогом «сделки со следствием». Его смысл заключается в том, так называемому номинальному руководителю предоставляется возможность раскрыть информацию о фактическом руководителе, имуществе обанкротившейся компании, имуществе фактического руководителя, которые скрывались от общественности, за счет которых могут быть удовлетворены требования кредиторов обанкротившейся компании. Данные действия номинального руководителя могут помочь ему либо снизить размер собственной ответственности, либо вовсе избежать ее. Но это не точно. Если закон о банкротстве предусматривает возможность полного освобождения номинального руководителя от ответственности, то ВС в готовящемся сейчас Постановлении указывает на то, что номинал все равно является контролирующим лицом, а его номинальный статус не освобождает его от осуществления обязанностей по управлению компанией, предусмотренных корпоративным законодательством, и такой номинальный руководитель также должен быть привлечен к ответственности по долгам компании.

Такой подход правоприменителявполне рационален, так как в нем учитываются интересы владельцев бизнеса, которые также могут пострадать от действий, а иногда бездействий недобросовестного руководителя их компаний. Интересно, что в проекте готовящегося Постановления ВС не дает разъяснений по второй опции – полное освобождение номинального руководителя от ответственности. Скорее всего судебная практика пойдет по пути привлечения номинальных руководителей к материальной ответственности совместно с основным контролирующим лицом, однако, в меньшем размере.

Как выйти из зоны НЕкомфорта

Размер ответственности номинального руководителя будет определяться судом с учетом того, насколько его действия способствовали реальному погашению долгов кредиторов. Для минимизации своей ответственности номинал будет вынужден раскрыть всю информацию, подтверждающие его непричастность. Доказательствами фактического управления компанией другим лицом может быть любая электронная переписка, в том числе в телефонных мессенджерах, проекты основных документов, завизированные фактическим руководителем, а также аудиозаписи телефонных или других переговоров по обсуждению условий сделки. Кстати, в декабре прошлого года ВС высказался о том, что скрытая аудиозапись, произведенная одним из участников разговора без уведомления иных участников об этом, может использоваться в качестве доказательства в суде, если он сможет пояснить когда, кем и в каких условиях осуществлялась такая запись.

Худой мир лучше доброй ссоры

Изменение и совершенствование законодательной базы является месседжем для владельцев бизнеса, что безнаказанно уклоняться от долгов больше не получится. Но, при этом, есть и альтернативный вариант решения вопроса. Новшеством в законе является возможность заключения мирового соглашения между кредиторами и контролирующими лицами обанкротившейся компании. Суть этого соглашения в том, что КДЛ могут добровольно раскрыть и предоставить имущество, достаточное для того, чтобы покрыть все долги компании перед кредиторами.

Ошибка резидента

Не всегда процедура банкротства является следствием участия в сомнительных экономических схемах. Иногда к банкротству компанию приводят трудности с финансированием и нестабильность экономики, в целом. В силу этого, стоит отметить очень важный момент. В проекте готовящегося Постановления законодатели даются разъяснения, направленные на защиту бизнесменов, которые приняли неверные бизнес-решения или оказались жертвой плохой рыночной конъектуры. Эти разъяснения станут тем самым спасательным кругом для некоторых компаний.

Новости партнеров