Личная ответственность. Как руководители компаний-банкротов попадают в долговое рабство | Forbes.ru
сюжеты
$56.45
69.34
ММВБ2336.82
BRENT66.84
RTS1243.14
GOLD1323.77

Личная ответственность. Как руководители компаний-банкротов попадают в долговое рабство

читайте также
+1050 просмотров за суткиПодозрительные деньги. Могут ли банки отказывать в возврате средств вкладчикам Навальный vs Росреестр: могут ли частные лица выступать в защиту публичных интересов +1 просмотров за суткиПривилегированные акции без привилегий Защита правосудия: почему надо расширить полномочия присяжных Российские суды: реформа или контрреформа? Поблажка для "агентов": как правозащитники могут воспользоваться решением КС Почему судам тоже нужна конкуренция Судебная контрреформа: к чему приведет ликвидация арбитражных судов Как уволить нерадивого сотрудника и не пожалеть о содеянном Парадокс Ходорковского: какой след в истории оставил разгром ЮКОСа Слияние высших судов: почему проиграет российская экономика Запасной аэродром для Медведева: зачем Путин создает «суперсуд» Как узнать реальную статистику судебных решений Глава Верховного суда вступился за Ходорковского. Что бы это значило? Верховный суд, президент Медведев и мошенничество Политический текст: Валерий Зорькин интерпретирует Бориса Чичерина Дело Алексея Козлова. Российский бизнес — это сырье для уголовных дел Мосгорсуд не послушался Верховного суда. Что ему за это будет? Сенаторы пытаются спасти Конституционный суд от Страсбурга «Когда лимонку сунули в дверь, ни у кого и мысли не было, что это связано с работой»

Личная ответственность. Как руководители компаний-банкротов попадают в долговое рабство

Юлия Литовцева Forbes Contributor
Фото Sina Schuldt / DPA / TASS
Учет требований законодательства о банкротстве должен стать такой же стандартной процедурой как налоговый или гражданско-правовой риск-менеджмент

В 2017 году бедствие под названием «субсидиарная ответственность» и взыскание налоговых недоимок юридических лиц с руководителей и бенефициаров компаний приобрело масштабы, сравнимые со стихией, поглощающей не просто отдельных граждан, но и стоящие за ними целые группы копаний. И нет, это не номера для международной телефонной связи (75 642 466 311, 68 481 255 000, 6 027 252 000), а суммы в рублях, уже взысканные с директоров и собственников юридических лиц в рамках дел о банкротстве.

Одновременно, участились взыскания фискальными органами налогов под видом убытков с лиц, признанных виновными в совершении налоговых преступлений, или, что встречается гораздо чаще, в отношении которых уголовные дела были прекращены по нереабилитирующим основаниям (например, амнистия).

Можно прогнозировать, что девятый вал привлечения руководителей и бенефициаров компаний к ответственности по долгам компаний еще впереди.

Наряду с возросшей креативностью налоговых органов (за 8 месяцев 2017 года с контролирующих лиц в делах о банкротстве взыскано недоимок в 12 раз больше), существенным фактором расширения практики взыскания налогов юрлиц с граждан стало  вступление в силу летом  этого года норм, значительно усиливших риски ответственности руководителей, бенефициаров и иных лиц по долгам компаний.  

Появилась специальная глава в законе о банкротстве, которая содержит ряд новых оснований и механизмов привлечения к ответственности. Существенно продлен период, в связи с действиями в течение которого лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности (не три года до возбуждения дела о банкротстве, а трехлетний период, предшествовавший фактическому возникновению у компании признаков неплатежеспособности). Это означает, что затягивание руководителем обращения в суд или непринятие соответствующего решения собственниками бизнеса не спасет от ответственности, даже в случае возбуждения дела о банкротстве через 5 – 7 – 10 лет после наступления фактической неплатежеспособности компании!

Кто под ударом

Необходимо отметить и существенное расширение перечня лиц, с которых может быть взыскана недоимка, включая финансовых директоров, главных бухгалтеров, юристов, корпоративных секретарей. Суд и вовсе наделен правом привлекать к ответственности любое лицо, которое, даже не имея юридической связи с компанией-банкротом, оказывало влияние на принятие решений, повлекших негативные последствия (тут количество вариантов не ограничивается друзьями детства и сокурсниками).

Вскоре после вступления в силу новых норм появились очень подробные разъяснения Федеральной налоговой службы, не просто нацеливающие, а прямо обязывающие налоговые органы привлекать к ответственности по  обязательствам юридического лица как можно более широкий круг лиц, и в первую очередь, бенефициаров компаний. Это приведет  к еще большему повышению активности фискальных органов в направлении взыскания налоговых недоимок с физических лиц. И если кто-то еще не проникся степенью рисков личной ответственности, то я бы очень рекомендовала ознакомиться с данным документом: весьма нетривиальный для госоргана стиль и слог.

На этом фоне рассмотрение Конституционным судом обращений  нескольких лиц, с которых были взысканы налоговые недоимки компаний, вызвало широкий резонанс не только в юридической среде, но и у бизнес-сообщества.

Общим для всех трех, не связанных между собой заявителей, являлось то, что в отношении каждого из них были возбуждены уголовные дела по налоговым составам, завершившиеся либо прекращением дела в связи с амнистией либо обвинительным приговором. Затем по искам налоговых органов с заявителей в качестве возмещения ущерба, причиненного преступлением, были взысканы значительные суммы (от 2.7 до 142 млн. руб.), эквивалентные неисполненным налоговым обязательствам компаний, по отношению к которым данные лица занимали различное положение (бухгалтер по договору, генеральный директор).

Ошибка бухгалтера

Наиболее показательным с точки зрения проблем ответственности граждан по долгам юрлиц являлась ситуация, сложившаяся в деле бухгалтера Галины Ахмадеевой: с 61-летней пенсионерки, оказывавшей юридическому лицу договорные услуги по ведению бухучета за 20 000 рублей и не имевшей права подписи, допустившей неумышленную ошибку при выборе формы бухучета, взыскали всю недоимку компании в размере около 2,8 млн рублей. Теперь с нее ежемесячно удерживают 50% пенсии, при условии, что компания также частично погашала недоимку.

К сожалению, надежды на то, что Конституционный суд сможет найти взвешенное решение, оправдались только отчасти. Он не прислушался к доводу о том, что размер ответственности должен ставиться в зависимость от извлечения лицом, допустившим нарушение, материальной выгоды.

Признавав то, что финансовые возможности юридического и физического лица по уплате многомиллионных налогов несопоставимы, тем не менее, суд счел возможным поставить знак равенства между суммой неуплаченных юридическим лицом налоговых платежей и взыскиваемой с гражданина суммой ущерба.  

Не увидел Конституционный суд проблем и в применении к публично-правовым отношениям между гражданином и государством гражданско-правовых норм, ссылаясь на то, что если государство лишилось возможности получить имущество от юридического лица по вине гражданина, то он и должен сполна заплатить за свою компанию. И ничего страшного в том, что налоговому законодательству не знакомо такое понятие как «вред».

Однако, есть несколько положительных для привлекаемых к ответственности лиц разъяснений.

Наиболее значимым из них представляется возможность учета имущественного положения ответчика при определении размера ответственности и недопущение ситуации, при которой наказание окажется заведомо невыполнимым, непропорциональным содеянному и даже унижающим человеческое достоинство.  Правда, сложно представить, как это будет работать при отсутствии соответствующих оснований в законе и четких ориентиров у судов. Кроме того, при астрономических суммах притязаний налоговых органов и иных кредиторов даже существующие нормы о снижении размера ответственности пока выглядят не имеющими особого практического значения, поскольку не только для наемного руководителя, но и для бенефициара плюс-минус миллиард уже не играет никакой роли.

Немаловажно и указание Конституционного суда на недопустимость привлечения гражданина к ответственности по долгам компании до подтверждения окончательной невозможности исполнения, в частности, налоговых обязанностей самой организацией-налогоплательщиком. Правда, и тут есть исключения:  если юридическое лицо являлось лишь ширмой для действий физлица, то и до ликвидации организации налоги в качестве убытков могут быть взысканы с руководителя и иных виновные в неуплате лиц.

Стоит также отметить, что в сумму возмещения ущерба теперь нельзя включать начисленные на неуплаченные налоги штрафы (пеня при этом подлежит взысканию).

Права кредиторов

Суровость правил ответственности руководителей и бенефициаров по обязательствам их компаний и острота проблемы привлекла внимание Верховного суда, который недавно принял многостраничное постановление, разъясняющее некоторые связанные с этим вопросы. Верховный суд назвал такую ответственность исключительным механизмом восстановления прав кредиторов и ориентирует на состязательность процесса, необходимость доказывания спорящими сторонами фактического контроля, вины, роли ответчика в наступлении негативных последствий, возможность опровержения презумпций.

Однако, в целом, бурное развитие законодательства и правоприменительной практики привлечения руководителей и бенефициаров к ответственности по обязательствам компаний существенно усилило риски ведения бизнеса, в том числе, для лиц, не преследовавших при осуществлении своей деятельности каких-либо преступных или незаконных целей. Хитросплетения нынешнего права настолько сложны, что полностью избежать ошибок, обусловленных элементарным отсутствием высокопрофессиональных консультантов, пробелами и противоречиями закона, кардинальным изменением судебной практики, просто невозможно.

Если добавить то, что в силу прямого указания закона гражданин-банкрот не освобождается от долгов, обусловленных привлечением к субсидиарной ответственности или возмещением убытков, то путь от успешного бизнеса к  пожизненному долговому рабству может оказаться очень коротким.

Можно ли говорить о неких рецептах успеха на фоне не слишком оптимистичной сложившейся картины? Есть ряд правил, соблюдение которых может помочь избежать или снизить риски ответственности. Собственникам стоит на регулярной основе контролировать финансовое состояние принадлежащих компаний, никогда не оставляя даже неработающие компании и их менеджмент без присмотра. При принятии важных решений необходимо оценивать риски и последствия в долгосрочной перспективе, в том числе, применительно к требованиям законодательства о банкротстве, причем, как применительно к собственной компании, так и к контрагентам. Таким образом, учет требований законодательства о банкротстве должен стать такой же стандартной процедурой как налоговый или гражданско-правовой риск-менеджмент.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться