Стив Форбс — Белому дому: как не загубить восстанавливающуюся экономику | Forbes.ru
сюжеты
$56.45
69.34
ММВБ2255.27
BRENT66.84
RTS1243.14
GOLD1323.77

Стив Форбс — Белому дому: как не загубить восстанавливающуюся экономику

читайте также
+9 просмотров за суткиСанкционные риски. Рублевые активы останутся привлекательными для спекулянтов +54 просмотров за суткиПредел падения: когда закончится снижение доллара Сила доллара: какую политику выберет ставленник Трампа Осторожная политика: чего ждать инвестору от сентябрьского заседания ФРС +3 просмотров за суткиОсвободите рубль: зачем СССР нужна конвертируемая валюта Главная валюта: три причины, по которым дедолларизация невозможна Еще не предел: как долго сможет дорожать евро? Падение рубля: как изменились цены на путешествия и потребительские товары? Доллар пробил отметку 60. Насколько еще может ослабеть рубль? Миссия Трампа: списание балласта нереалистичных ожиданий Манипуляции и обман: как не попасть в ловушку охотника на простаков Принуждение к рублю. Как чиновники демонстрируют, что сами не верят в рубль Против природы: аналитики ЦБ рассказали о том, чем опасно ослабление рубля Ожидаемая коррекция: рубль падает вслед за ценами на нефть +4 просмотров за сутки20% годовых: как заработать на апатии и эйфории? Без конспирологии: в чем истинная причина укрепления рубля в начале этого года? Лидерские качества: что помогло рублю стать лучше других валют? Рыночный оптимизм, или когда за доллар будут давать 52 рубля? Ставка на Африку: зачем российскому частному инвестору облигации ЮАР Трамп, Brexit, ЦБ. Что будет влиять на доллар и евро в ближайшие месяцы?

Стив Форбс — Белому дому: как не загубить восстанавливающуюся экономику

Стив Форбс Forbes Contributor
Стив Форбс Фото Daniel Zuchnik / WireImage
Главный редактор американского Forbes рассказал об опасностях, угрожающих экономике США

Восстанавливающейся экономике США угрожают две вещи: слабый доллар и протекционизм в торговле. Политики зачастую фантазируют и о том, и о другом — это всегда приносит весьма плачевные результаты и оборачивается ужасными последствиями в политике. Однако некоторые в администрации Дональда Трампа заигрываются, играя в итоге с огнем. 

Доллар

У развитых стран не бывает слабой валюты. Тем не менее министр финансов Соединенных Штатов Стивен Мнучин с невежественной уверенностью прямо заявил: доллар должен быть слабым. К счастью, президент ему тут же возразил. Но один лишь факт того, что Мнучин и его ведомство ходят подорвать ценность американской валюты, сильно настораживает. Министр финансов повелся на сладкую ложь о том, будто со слабым долларом можно будет продать больше американской продукции за рубежом и таким образом укрепить экономику США. Такие ложные и вредные идеи очевидно означают, что бедняга полностью забыл о том, как бывает в реальном мире.

Есть неоспоримый факт: ни одна страна в мире не достигала экономической мощи и процветания с помощью обесценивания валюты. Ни разу. Достаточно вспомнить хотя бы Бразилию, Аргентину и Зимбабве. А что случилось с Римской империей, когда ее собственный «Мнучин» обесценил денежную единицу? Министру финансов США нужно бы освежить это в памяти, вспомнить, что было раньше.

Летом 1971 года президента США Ричарда Никсона очень беспокоило, что после кризиса 1969-1970-х годов экономика страны не слишком быстро приходит в себя и что такие темпы могут поставить под угрозу победу Никсона на выборах 1972 года. Более того, мир тогда использовал Бреттон-Вудскую золотовалютную систему, а запасы драгоценного металла у Соединенных Штатов иссякали. Это было тревожным звоночком для финансовых рынков. Пытаясь подстегнуть рост экономики, Федеральная резервная система выпускала слишком много долларов. В итоге, что вполне логично, другие государства стали избавляться от теряющих ценность долларов и скупали на них американское золото.

К несчастью, Никсона ввел в заблуждение министр финансов Джон Конналли, посоветовав ему «закрыть золотое окошко». Таким образом система золотого стандарта была свернута полностью, а доллар стал терять в ценности как никогда ранее. Изначально задумывалось, что такая ситуация породит торговый профицит, а значит, и процветание, благодаря чему действующий президент будет переизбран. Никсон действительно пошел на второй срок, но запомнился он лишь длинными очередями на автозаправках, инфляцией и стагнацией экономики. Страна переживала один из самых глубоких кризисов со времен Великой депрессии, и в итоге Никсон был вынужден уйти в отставку. Джимми Картер придерживался похожих взглядов на регулирование экономики. В общем и целом, ни он, ни Никсон в экономическом плане особыми талантами не блистали.

В 1987 министр финансов Джеймс Бейкер продвигал идею ослабленного доллара, чтобы продавать больше американских товаров за рубежом и «восполнить торговый дефицит». В октябре того же года он предложил Германии: «Либо повысьте уровень инфляции немецкой марки, либо мы понизим ценность доллара». В результате он пообещал «понизить доллар», и вместе с протекционистскими мерами Конгресса, которые могли привести к торговой войне, его деятельность спровоцировала чудовищное обрушение рынка ценных бумаг. К счастью, администрация Рейгана одумалась, и впоследствии финансовые рынки смогли восстановиться.

К сожалению, в начале 2000-х Соединенные Штаты принялись за старое. Министры финансов при Джордже Буше-младшем полагали, что медленное обесценивание доллара будет стимулировать рост экономики. Ослабление доллара, как это всегда и происходило, привело к буму рынка недвижимости и сырья: если валюта нестабильна, участники рынка предпочитают вкладывать средства в физические активы. А исход этого нам прекрасно известен. Однако Мнучин, нынешний министр финансов, по-видимому, урок истории не усвоил.

Ни Никсон, ни Конналли, ни Мнучин так и не поняли, что деньги не тождественны богатству. Деньги являются всего лишь инструментом измерения стоимости, так же как часы измеряют время, а шкала на весах — массу. Было бы очень затруднительно даже готовить, если бы стандарты измерения чашек и ложек менялись каждый день. То же с деньгами: высокая волатильность делает торговлю и инвестиции более рисковым делом, а экономическое развитие из-за этого сбавляет темпы. У денег нет собственной стоимости. Это всего лишь система основанная на доверии. В каком-то смысле деньги как билет на концерт. Сам по себе билет бесполезен, но он дает право получить реальные услуги.

Обесценивание доллара можно сравнить с тем, как обвешивают в магазинах: платишь за килограмм сыра, а получаешь 900 грамм. Таким же самым образом обесценивание валюты ощущается в более сложных цепочках поставок как в Америке, так и во всем мире. Например, можно заплатить $15 за товар, который должен бы стоить $10. Компаниям необходимо выделять интеллектуальные и материальные ресурсы для того, чтобы понять, как застраховать валюты от колебаний курса, главной угрозы экономического роста.

Протекционизм

А что с торговым дефицитом? Сам по себе он не значит ничего. Америка жила и живет в условиях торгового дефицита бóльшую часть своей истории. Ключевой момент для развития американской экономики — есть и всегда были — инвестиции в страну. Благодаря налоговой реформе Дональда Трампа, Соединенные Штаты начинают получать сотни миллиардов долларов.

Одно дело пересматривать и обновлять условия торговых соглашений (например, Североамериканское соглашение о свободной торговле, NAFTA), совсем другое — отказываться их соблюдать или диктовать собственные условия (к примеру, заставлять компании возвращать все свои мощности на территорию США). Сюда же можно отнести злоупотребление торговым регулированием, как это делается в Китае: там иностранным компаниям ограничивают доступ к китайскому рынку или вынуждают компании отказываться от собственных запатентованных технологий, не говоря уже об открытом воровстве коммерческой тайны посредством взлома компьютерных систем.

Но стремление к переговорам в области торговли должны устранять барьеры, а не возводить их в виде пошлин на импорт или мер, его ограничивающих.

Остальной же мир движется вперед. Япония заключила выгодную сделку по сотрудничеству в сфере торговли с Европейским Союзом. 11 стран-членов Транстихоокеанского партнерства, из которого в прошлом году вышли Соединенные Штаты, планируют учредить новое соглашение, уже без участия США. Обсуждаются также 35 новых двусторонних региональных договоров. Все это станет основой для укрепления экономических связей и увеличения объемов торговли между странами-участниками. Более того, США снова присматриваются к различным возможностям экономического сотрудничества с другими странами.

К счастью, новый налоговый закон поможет привлечь еще бóльшие инвестиции из американских и зарубежных предприятий. Но главное — не отказываться так просто от выгодных финансовых перспектив и доступа к рынкам сбыта.

Прежде всего, необходимо избежать торговой войны типа той, что была в 1930-х годах. В 1929 году новоявленный президент Герберт Гувер посчитал, что новые пошлины на импорт продовольствия помогут бедствующим американским фермерам. Их деятельности наносили огромный ущерб низкие цены на сырье, а обусловлен он был избытком продукции. К моменту, когда соответствующие законы уже прошли через законотворческий конвейер, Конгресс успел обложить огромными налогами тысячи товаров. В результате этого началась торговая война и разразилась Великая депрессия.

Перевод Антона Бундина

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться