Миллиарды с Востока: как китайский инвестор спас Volvo от разорения
Фото Nelson Ching / Bloomberg via Getty Images

Миллиарды с Востока: как китайский инвестор спас Volvo от разорения

Памела Эмблер Forbes Contributor
Фото Nelson Ching / Bloomberg via Getty Images
Путь компании Volvo, проходящий и по океанам, и по шоссе, так же удивителен, как история спасения самой компании китайскими инвесторами

Выброс адреналина, выход за границы возможного и испытание на выносливость — именно такие эмоциональные состояния приготовила компания Volvo для своих китайских потребителей. «Volvo Ocean Race», самая продолжительная парусная регата на выносливость в мире, является идеальным тому подтверждением.

В Гонконге, впервые ставшем остановочным пунктом на маршруте регаты, составляющем в целом более 45 000 морских миль вокруг земного шара, Volvo арендовала бывшую территорию аэропорта Кай Так для размещения самых последних моделей автомобилей, виртуально-реального испытательного полигона, окруженного скандинавскими ландшафтами, и информационных павильонов, посвященных как автомобилям, так и гоночным судам.

Путь компании Volvo, проходящий и по океанам, и по шоссе, так же удивителен, как история спасения самой компании китайскими инвесторами семь лет назад. В то время Volvo Cars принадлежала концерну Ford Motor, который страдал от финансового кризиса и последствий эксперимента с программой «Наличные за автохлам» в 2009 году — система выплаты компенсации за утилизацию старых автомобилей.

Целью федеральной программы США было создание экономического стимула для потребителей при покупке транспортных средств с экономичным расходом топлива вместо предыдущих «пожирателей бензина». Однако то, что должно было стимулировать продажи новых автомобилей, быстро привело к в оттоку денег из бюджета.

Консолидация отрасли

Находясь на грани разорения, Алан Муллали, генеральный директор Ford Motor, начал выводить активы, включая Jaguar, Land Rover, Aston Martin, Volvo, и сокращать долю в японской Mazda. Компанию Volvo Cars быстро продали за $1,8 млрд покупателю, который предложил наивысшую цену, — миллиардеру Ли Шуфу. Это было самое крупное зарубежное приобретение китайским производителем автомобилей. «Наша превращение в глобальную компанию было бы невозможно без поддержки Geely, — говорит генеральный директор Хакан Самуэльсон. — Он оказался хорошим владельцем компании, хотя сначала и были сомнения».

Ли был и остается председателем Zhejiang Geely — компании, являющейся первым негосударственным производителем автомобилей, созданным в 1997 году. Geely по-китайски означает «счастье», но первые пробы были еще далеки от совершенства. Ли лично отбраковал три партии плохо спроектированных моделей, пока, наконец, не появилась модель, которая отвечала его ожиданиям. Только в 2002 году он выпустил четырехдверный субкомпактный седан Ziyoujian — по-английски Freedom Ship или Free Cruiser. Это был первый китайский автомобиль, который появился на американском автошоу, хотя фактически он был разработан южнокорейской компанией Daewoo Motor — признак грядущих перемен для бренда, отражающий важность внешних партнерских отношений.

Примерно в это же время Ли сказал, что начал думать о приобретении Volvo, его любимого производителя автомобилей. «Это была хорошая партия для обеих сторон, — говорил Самуэльсон. — Ли — очень увлеченный собственник, он интересуется не только квартальными отчетами, но и долгосрочной стратегией».

Безопасность прежде всего

Карин Беклунд, коммерческий директор Volvo Ocean Race, которая появилась в компании в 1995 году, говорит, что соблюдение традиций лежит в основе всего, что они делают: «Наш бренд и наши продукты сильно изменились за последнее время, особенно после того, как Geely вошел в бизнес». С тремя автомобильными заводами в Китае и одним заводом в Чарльстоне, Южная Калифорния, автомобильная компания с вековой традицией продолжает инновационные разработки автомобилей для экстремальных погодных условий в штаб-квартире в шведском Гетеборге. Цель заключается в производстве самого безопасного автомобиля, которому не страшны никакие метеорологические условия. Задача номер один для компании — это создать неубиваемый автомобиль к 2020 году. Концепция нового Volvo в том, чтобы независимо от обстоятельств никто серьезно не пострадал в таком автомобиле.

Безопасность — это самое важное качество для китайских потребителей, и Volvo планирует создать полностью безаварийный автомобиль с техническими функциями безопасности начиная от автоматического рулевого управления, адаптивного управления скоростью, системы обнаружения пешеходов и животных для предупреждения о пересечении траекторий и об опасности столкновения. Конечная цель — создать автономное транспортное средство с активными датчиками, которые будут пределом совершенства для предотвращения аварий.

Сделка, о которой объявила компания Uber в прошлом году, включающая сервис онлайн-вызова такси, предполагает покупку 24 000 беспилотных автомобилей Volvo, чтобы сделать роботизированные такси реальностью. В заключение Самуэльсон говорит: «90% аварий происходят по вине человека».

Электромобили

Поставка миллиона электрокаров к 2025 году — это еще одна инициатива Volvo. Все модели, которые будут запущены после 2019 года, будут либо полностью электрифицированные, либо гибридные. Это инновационное решение, возникшее в ответ на запрос потребителей, сделает автомобильный гигант первым ведущим брендом в производстве чистых двигателей.

Volvo и ее владелец совместно вложили $760 млн в Polestar, которую Самуэльсон описывает «как новый бренд в производстве мощных электроавтомобилей в тесной взаимосвязи с Китаем». Электрокары будут производить на заводе в Чэнду, конкурируя с Tesla в премиальном сегменте производства аккумуляторов.

Потенциальная синергия между другими инвестициями Geely может проявиться на примере инвестиций в London Taxi International, что позволило снова запустить эту группу под маркой London Electric Vehicle, после того как она пять лет назад избежала банкротства. Группа разрабатывает подзаряжаемые электромобили на заводе в Ковентри, Великобритания, где также производятся грузовые фургоны.

Новое приобретение

Еще одним признаком неуемных стремлений Ли к полной электрификации автомобилей стала покупка подразделения по производству грузовиков и автобусов Volvo AB у инвесткомпании Cevian Capital в прошлом году. Volvo AB работала независимо от Volvo Car с момента ее слияния с Ford, но она сотрудничала с немецким гигантом-производителем электрического оборудования Siemens, чтобы конкурировать напрямую с Tesla в создании электрогрузовиков. Многие считают это первым шагом к воссоединению бренда после его продажи Ford в 1999 году. после продажи Volvo Cars компании Ford в 1999 году

Рекордные продажи

После обновления продуктовой линейки Volvo, случившемуся благодаря Geely, производитель автомобилей оживил продажи в Европе, Соединенных Штатах и Китае. С тех пор бренд перешел в верхний люксовый сегмент рынка, конкурируя с такими марками, как Mercedes-Benz и BMW. Относительно сомнительного партнерства, которое вызывало много вопросов, Самуэльсон говорит, что «формула успеха в том, чтобы избежать соблазна микроуправления».

В 2017 году продажи выросли на 7% до нового рекордного уровня. По всем регионам было продано полмиллиона машин.

«Наша компания теперь, при китайском владельце, скорее даже более шведская, чем раньше... и нашему китайскому владельцу это нравится, поскольку у него уже есть свой китайский бренд», — говорит Самуэльсон.

Перевод Натальи Танюк

Новости партнеров