Железная логика. Развяжут ли пошлины на импорт стали в США новую торговую войну
Фото Tara Walton / Zuma / TASS

Железная логика. Развяжут ли пошлины на импорт стали в США новую торговую войну

Фото Tara Walton / Zuma / TASS
Решение Дональда Трампа о введении пошлин на импорт стальной продукции в США может развязать серию торговых войн и стать началом конца эпохи свободного рынка, однако есть надежда на то, что здравый смысл восторжествует

Решение американского президента было озвучено 8 марта и с тех пор является основной темой обсуждения в металлургическом сообществе и за его пределами. Как от брошенного в воду камня еще долго расходятся круги, ответная реакция торговых партнеров и дополнительные шаги администрации президента США продолжают будоражить умы, а настроения и мнения участников мирового рынка меняются день ото дня.

Трамп объявил, что импорт стали в его нынешнем состоянии угрожает национальной безопасности США и импортный тариф поможет оживить отечественную металлургию, запустить остановленные мощности, создать новые рабочие места, сохранить либо увеличить выпуск стали.

Пошлины изначально были введены против всех стран (а не конкретных поставщиков, уличенных в демпинге), за исключением ближайших соседей — Канады и Мексики, получивших временную отсрочку. В случае этих двух стран очевидно, что торг не просто возможен, а всячески приветствуется: Трамп недвусмысленно предложил партнерам договориться в процессе пересмотра NAFTA.

Остальные страны попали под действие указа, однако многие, несмотря на волну недовольства, прокатившуюся по всему миру, предпочли договариваться в индивидуальном порядке, а не выступать единым фронтом. По сути, Трамп озвучил простой выбор: если вас не устраивают новые тарифы, переносите завод на территорию США или предлагайте альтернативные варианты.

Что могут предложить другие страны? Отмену ограничений на ввоз американской продукции, поддержку США на международной арене и т. д. Вариантов много, причем в каждом конкретном случае предмет торга свой.

Спустя три недели после подписания документа американским президентом ряд государств уже достигли договоренности с США. Так, отсрочку до 1 мая — пока идут переговоры — получили страны Евросоюза и еще несколько государств (Австралия, Аргентина, Южная Корея, Бразилия), которым есть что предложить Штатам. Решаются ли столь серьезные вопросы так быстро, в спешке? Да, если нужно оказать дополнительное психологическое давление на оппонента, не дав ему времени на раздумья.

От Бразилии США хотят пересмотра импортных квот на этанол и уступок в авиационной сфере. Канада пообещала препятствовать нелегальному доступу импортной стальной продукции в США через канадско-американскую границу.

Южная Корея уже согласилась уменьшить объем экспорта стали в США и уступила в вопросе доступа американских автомобилей на свой рынок, цен на фармацевтическую продукцию из США, а также валютного курса. Южнокорейские акции отреагировали на эту новость снижением.

Япония пока делает заявления о том, что двусторонняя сделка с США не принесет пользы Стране восходящего солнца, однако по мере роста давления со стороны Штатов и на фоне заключения индивидуальных сделок другими странами тон может измениться. Вне эмоциональной сферы лежит аргумент, что американские потребители все равно нуждаются в японской стальной продукции, поскольку произвести аналогичную отечественные металлурги не могут.

Индия взывает к логике, утверждая, что ее поставки не несут угрозы национальной безопасности США, и опасаясь, что страны, отлученные от американского рынка, наводнят зарубежной сталью индийский.

Что происходит сейчас

После того как ряд стран получили временную отсрочку и надежду на постоянный вывод из-под действия пошлин, все взгляды устремлены в первую очередь на Россию и Китай, а также Турцию. Турецкие металлурги, для которых США — важный рынок, уже рассуждают о перенаправлении потоков на другие рынки, в том числе в Европу, и боятся роста цен на лом, закупаемый из-за рубежа, в частности из Штатов.

Крупнейший мировой производитель стали Китай поставляет в США не так много стальной продукции, как можно было бы ожидать (по крайней мере напрямую), однако Белый дом усилил давление на страну в целом, пообещав дополнительные меры, направленные против более широкого спектра китайских товаров.

По информации Reuters, Китаю также сделано вполне конкретное предложение, от которого тем не менее вторая по величине экономика мира может и отказаться.

Пока Китай готовится ответить. Страна уже в ближайшее время может озвучить список встречных тарифов на поставки американских товаров в США.

Для России вариант торга и поиска индивидуального компромисса по очевидным причинам маловероятен, и, похоже, это понимают все. Российские металлурги могут попытаться перевести объемы на другие рынки, оспорить решение в судебном порядке, а также пролоббировать ответные меры против поставщиков чего бы то ни было из США. Соответствующие заявления уже звучат в прессе.

«Северсталь» обратилась в суд США, НЛМК хочет добиться вывода из-под пошлин слябов, поставляемых с российской площадки.

Положение российских экспортеров может резко ухудшиться в случае, если Евросоюз ответит Соединенным Штатам аналогичным закрытием собственного стального рынка. Еврокомиссия уже начала расследование импорта стальной продукции в Европу. Ранее отраслевая ассоциация Eurofer обращала внимание на небывалый рост импорта стали в регион в начале текущего года, еще до принятия решения Трампом.

Безусловно, Китай и Россия могут объединить усилия и выступить единым фронтом в рамках Всемирной торговой организации, однако эффект может оказаться не столь сильным, как хотелось бы. Ввод пошлин уже стал серьезным ударом по ВТО и ее престижу, ведь именно США исторически ратовали за соблюдение норм и принципов международной торговли, а теперь в одностороннем порядке принимают столь резкие меры без учета мнения ВТО. Глобализация все в большей степени сопровождается, казалось бы, противоположными процессами — регионализацией и закрытием собственных границ, подчеркнутым отстаиванием собственных интересов.

Мирный торг или торговые войны

Несмотря на то что многие страны уже пошли по предложенному пути договоренностей и компромиссов, угроза торговых войн и цепной реакции на международных торговых рынках есть, и она вполне реальна.

Цепная реакция — это именно то, что годами останавливало металлургов и заставляло их отказываться от заманчивого пути торговых ограничений. В новейшей истории металлургической отрасли не раз возникал соблазн ограничить, закрыть, обложить, урезать, но, несмотря на всю сиюминутную выгоду, здравомыслящие аналитики выступали против, понимая, что этот шаг вызовет симметричный ответ (возможно, в другой сфере) со стороны оппонента, а это будет означать эскалацию, путь в никуда.

Несмотря на широко разошедшееся в прессе высказывание Трампа о том, что торговые войны — это хорошо (кстати, общий контекст цитаты, как это часто бывает, шире ее растиражированной части: «Когда страна теряет многие миллиарды долларов в торговле практически с каждой страной, с которой ведет бизнес, торговые войны — это хорошо, и их легко выиграть»), вряд ли можно обвинять американского президента с его многолетним опытом в бизнесе в недальновидности и непонимании всей серьезности вопроса.

Скорее, речь идет о продуманной классической стратегии торга на арабском рынке: проси больше, предлагай меньше — сойдетесь посередине. Трамп пугает торговых партнеров пошлинами, чтобы добиться от них уступок в других вопросах, уступок, на которые в иной ситуации оппоненты не пошли бы.

Означает ли это, что пошлины — лишь угроза, которую США не планируют всерьез воплощать в жизнь и на которую не нужно обращать внимания? Нет, рассчитывать на это вряд ли стоит.

Шестнадцать лет назад, в марте 2002 года, президент Буш уже вводил тарифы на импортную сталь, расколовшие американское общество на сторонников и противников этого решения. Борьба лоббистов тогда закончилась отменой пошлин менее чем через два года после их введения. Повторится ли история на этот раз, покажет время. Несмотря на кажущееся сходство, ситуация сегодняшнего дня кардинально отличается от ситуации шестнадцатилетней давности, в первую очередь градусом военно-политической напряженности в мире. К экономическим факторам неизбежно примешивается военно-политический контекст, и лидеры крупных экономик могут оказаться заложниками ситуации, которые не в состоянии принять верное решение, руководствуясь лишь экономическими интересами своих стран.

* Точка зрения автора может не совпадать с позицией Thomson Reuters.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться