Власть и бизнес: как Дональд Трамп пытается усидеть на всех стульях
Фото ERIC THAYER / Reuters

Власть и бизнес: как Дональд Трамп пытается усидеть на всех стульях

Дэн Александер Forbes Contributor
Фото ERIC THAYER / Reuters
Forbes выяснил, как президент США использует должность ради извлечения выгоды для бизнеса. Оказывается, ему удается даже сдавать недвижимость в аренду самому себе, а реальный конфликт интересов Трампа связан с Китаем, а вовсе не с Россией

Самый большой американский офис крупнейшего китайского банка располагается на 20-м этаже бизнес-центра Trump Tower, шестью этажами выше находится рабочий стол Дональда Трампа. Именно здесь он начал создавать свою империю и стал избранным президентом Соединенных Штатов. Заглянуть внутрь весьма затруднительно: не имеется никаких фотографий офиса, сам банк посетителей не принимает, а лифт, ведущий к нему, охраняется — это один из многих приятных бонусов, которые китайская финансовая организация получает за арендную плату примерно $2 млн в год.

В собственных списках Trump Tower этот арендатор значится как Промышленный и коммерческий банк Китая (Industrial & Commercial Bank of China), но главное, не напутать, кто платит аренду — китайское правительство, которое владеет контрольным пакетом акций компании. И хотя технически арендодателем является Trump Organization, важно понимать, что миллионы прибыли идут в карман президенту США, который просто возложил обязанности по управлению на сыновей, но владение активами в полном объеме сохранил за собой. По данным, полученным редакцией Forbes, срок аренды истекает в октябре 2019 года.

Поэтому, если задуматься над тем, как Трампы собираются удержать доходного арендатора, Дональд Трамп вместе с сыном Эриком сейчас вполне могут обсуждать с правительством Китая, сколько миллионов долларов оно должно заплатить действующему президенту Соединенных Штатов. С другой стороны, вопрос, возможно, успели уже уладить, ведь в начале предвыборной кампании в сентябре 2015-го Трамп, на тот момент только кандидат, похвастался редакции Forbes, что договор аренды он «возобновил».

Это представляет собой беспрецедентный для американской истории конфликт интересов, однако ничего неожиданного. Отцы-основатели, стоявшие у истоков независимости Штатов, предвидели возникновение подобных ситуаций, и в Конституции, а именно в статье «О вознаграждениях», запретили официальным лицам Соединенных Штатов принимать подарки, титулы или «вознаграждения» от иностранных правительств. В 75-й записке Федералиста Александр Гамильтон обозначил угрозу следующим образом: «Алчный может соблазниться предать интересы государства ради приобретения богатства».

Эксперты спорят с момента победы Трампа на выборах о том, что именно подразумевается под «вознаграждением».

По поводу возможных нарушений две сотни демократов из Конгресса в июне подавали против президента судебные иски. Основные скандалы связаны с гостиницами Трампа, особенно с расположенной в Вашингтоне, где на размещении и обслуживании правительства Саудовской Аравии было заработано $268 000. Шквал критики на действующего президента обрушивается и из-за международных лицензионных соглашений с зарубежными магнатами и торговцами. Большинство из них имеют связи с иностранными правительствами и за выгоду, извлекаемую из громкого имени арендодателя, платят организации Трампа более $5 млн в год.

Все деньги президента

Но это все цветочки. Настоящие деньги империя Трампа получает от крупных коммерческих корпораций, таких как Китайский государственный банк. В совокупности, по оценкам Forbes, такие арендаторы ежегодно выплачивают президенту около $175 млн, и делают они это анонимно. Федеральные законы, к слову, не предполагают дополнительных требований к президенту, если ранее тот сколачивал состояние на недвижимости. От Трампа хотят, чтобы он публично раскрыл данные о подставных компаниях в своем владении, но почему-то не спрашивают его о сотнях предприятий, из которых на счета Trump Organization перечисляются денежные средства, или хотя бы о финансовых масштабах его бизнес-империи.

Уолтер Шауб, ушедший в прошлом июле с поста главы Управления по этике при правительстве Соединенных Штатов, считает: «Обыватели, читающие документ, на самом деле не знают, кто платит президенту». А Трамп только этого и хочет. Ни Белый дом, ни Trump Organization не намерены оглашать список арендаторов президента и уж тем более раскрывать размеры выплат. По этому поводу высказался юрист организации Трампа Алан Гартен: «После выборов в Trump Organization начался жесткий процесс ветирования всех транзакций, включая связанные с арендой. Теперь все регулируется при тщательном рассмотрении и одобрении нашего уполномоченного по вопросам соответствия законодательству и независимым советником по вопросам этики». Иными словами, чиновники, которые занимаются вопросами этики и должны выявлять возможные конфликты интересов, просто в глаза не видели никакого списка доходов Трампа от сдачи недвижимости в аренду.

Список арендаторов Трампа

Поэтому мы создали собственный список. В него вошли 164 арендатора практически из всех сфер бизнеса со всего земного шара, размер выплат от которых мы оценивали по данным записей о собственности, долговых расписок, а также отталкиваясь от оценок различных экспертов недвижимости. Когда арендаторы отказывались сообщать, какую площадь арендуют, мы приходили лично и прикидывали площадь самостоятельно.

Не обошлось без трудностей: на следующий день после того, как мы направили вопросы в Trump Organization, двое охранников выдворили репортера Forbes из торгового центра, находящегося на территории организации. Не имея возможности получить более детальной информации, мы пришли к выводу, что арендаторы платят столько же, сколько собственники обычно просят в среднем по рынку аналогичной недвижимости. Мы полагаем, что таким образом выяснили происхождение около 75% всего заработка президента от сдачи помещений в аренду.

Цифры получились впечатляющие: $21 млн здесь, $12 млн там и т. д. А еще более интересными оказались имена: по меньшей мере 36 арендаторов Трампа имеют с правительством Соединенных Штатов тесные связи. В их число входят и компании-подрядчики, и лоббистские организации, и коммерческие компании.

Насколько там все запутано? Редакция Forbes выяснила подробности одной сделки, о которой прежде не было известно.

Согласно тому договору, правительство США платит за аренду недвижимости ее владельцу, а поскольку владельцем является Дональд Трамп, получилось, что он сдал собственность в аренду самому себе.

В конечном счете Trump Organization скорее является совокупностью финансовых сделок, нежели действующим предприятием. В то время как Walmart и General Motors полагаются на миллионы потребителей по всему миру, организация Трампа зависит от денег крупных корпораций. Благодаря этому, ей не страшны какие-либо прихоти обычных клиентов или недовольство частных лиц оказываемыми услугами, однако бизнес Трампа остается уязвим, если речь заходит об интересах коммерческих гигантов или правительства.

Влияние корпораций

Как же тогда расценивать закулисные переговоры между правительством США и корпорацией Walgreens Boots Alliance, крупнейшей сетью аптек в мире? Благодаря своему бренду Duane Reade корпорация является самым прибыльным арендатором в небоскребе Трампа на Уолл-стрит в Нью-Йорке, так как платит ежегодную аренду в размере $3,2 млн (по данным документов 2015 года). В октябре 2015 года Walgreens Boots Alliance объявили о сделке по слиянию с конкурирующей компанией Rite Aid в размере $9,4 млрд, чтобы выйти из-под пристального надзора антимонопольных ведомств.

При администрации Барака Обамы сделка провалилась, но позднее, в первом квартале 2017 года, она попала на рассмотрение правительству новоизбранного президента Трампа. По данным из федеральных источников, тогда-то Walgreens Boots Alliance и начали открыто лоббировать в Белом доме «вопросы конкурентного регулирования». В сентябре, несмотря на возражения пары членов Федеральной торговой комиссии, арендатору президента дали зеленый свет на облегченную версию сделки в размере $4,4 млрд. В январе Трамп объявил о том, что будет выдвигать кандидатуру главы комиссии Морин Олхаузен, поддерживающей заключение сделки, на должность федерального судьи.

Остается единственный вопрос: насколько сильно бизнес повлиял на решения правительства, если такое действительно имело место? Точный ответ дать очень и очень затруднительно. Walgreens Boots Alliance утверждают, что никакой связи нет и что свои интересы они лоббировали совсем не из-за заключения сделки. Но даже если Трамп действительно не стремился к какой-либо собственной выгоде или если с его стороны на исход дела не было прямого влияния, во всей ситуации все равно прослеживается некий конфликт интересов. Компании прекрасно знают, что их арендодатель — президент. Кроме того, намерения и мотивы законодателей в области конкурентного регулирования, как бы ни благородны и честны они ни были, понять тоже довольно трудно, особенно учитывая то, что работают они с президентом, который превыше всего ценит личную преданность.

Отличным примером здесь могут послужить банки. Capital One арендует коммерческие площади на первых этажах кондоминиума Дональда Трампа на Парк-авеню, а министерства юстиции и финансов при этом расследуют программу банка против отмывания денег. Четыре года тому назад Министерство юстиции согласилось на внесудебное урегулирование спора с Bank of America, крупнейшим арендатором к бизнес-комплексе на Калифорния-стрит в Сан-Франциско, где Трамп владеет долей 30%. Сумма сделки была просто невероятная — $17 млрд, а за аренду Трамп ежегодно получает от Bank of America $18 млн. Как и все крупные банки, Bank of America остается под пристальным надзором федеральных властей. В декабре такие арендаторы недвижимости Трампа, как швейцарский финансовый холдинг UBS, британский Barclays и американский JPMorgan, а также кредитор президента Deutsche Bank, получили послабления от Министерства труда США, которые позволяют им частично избежать наказания за незаконные махинации с процентными ставками и курсом обмена валют.

Новые конфликты интересов

Соприкосновение интересов не ограничивается сферой финансов. Достаточно вспомнить любую повестку дня за прошедший год, и окажется, что почти все арендаторы Трампа лоббировали ее в федеральном правительстве, будь то в поддержку позиции Белого дома или против нее. Сеть GNC, реализующая пищевые продукты и добавки и арендующая у президента площади в Нью-Йорке, проводила работу по продвижению в правительстве реформы здравоохранения. Nike, отдающий Трампу за аренду $13 млн ежегодно, высказывался о своих коммерческих интересах в рамках Транстихоокеанского партнерства. Starbucks, имеющий три торговые точки в зданиях Трампа, пытался повлиять на Белый дом в вопросе иммиграции. Microsoft пытался воздействовать на позицию федеральных властей касательно сетевого нейтралитета, Колумбийский университет Нью-Йорка — по поводу федерального бюджета. Среди арендаторов есть даже три юридические фирмы, имеющие специальные лоббистские подразделения для продвижения интересов различных клиентов, — и эти же самые предприятия платят за аренду первому лицу государства в совокупности $4,1 млн в год.

Помимо всего прочего, арендодатель всея Америки нарушает Конституцию США не только по статье о вознаграждениях от зарубежных государств. Через три месяца после того, как Трамп стал президентом, Почтовая служба США стала арендовать площади в жилом комплексе, в котором, согласно отчетности, Дональд Трамп владеет долей 4%. Президент в настоящее время ищет покупателя на свою долю этой недвижимости, а его юрист Гартен утверждает, что бизнес президента не занимается контролем собственности миноритарного инвестирования на ежедневной основе. При этом глава Соединенных Штатов и его партнеры продолжают получать около $25 000 в год от федеральных властей, чей главный документ, Конституция США, к слову, запрещает президенту получать от правительства какие бы то ни было компенсации помимо заработной платы.

Накануне инаугурации Трампа его юрист Шерри Диллон раскрыла планы новоиспеченного главнокомандующего и заявила, что весь бизнес будет сохранен за Дональдом Трампом, однако его деятельность на должности президента Соединенных Штатов не будет испытывать влияния извне: «Сегодня мы сообщаем вам о том, что избранный президент Трамп принял добровольное решение передавать все доходы своих отелей от зарубежных государств в Министерство финансов США. Таким образом все эти средства пойдут на благо Америки».

Но кое о чем она все-таки умолчала: от одного только китайского банка Trump Organization зарабатывает несоизмеримо больше, чем можно ожидать от пребывания в отеле любого члена зарубежного правительства. И почему-то эти деньги президент решил никуда не передавать. Можно вспомнить и государственный банк Индии Bank of India, арендующий офисы в Сан-Франциско в рамках сделки, истекающей в 2019 году.

Коррупционные риски

Суть антикоррупционных законов — предотвратить возможность внешнего влияния, чтобы уже потом не пришлось гадать, имело оно место или нет. Тем не менее один из главных законов о конфликте интересов к президенту не относится. Удерживая свои активы за собой, Трамп решил посмотреть, как полемика вокруг статьи о вознаграждениях будет развиваться в дальнейшем (один скандал уже утих и разрешился сам собой, два других в самом разгаре). Поэтому президент продолжает вести дела с двумя самыми населенными странами мира. Даже если он пытается избежать предвзятого отношения, иностранные капиталы будто пытаются убедить его в том, что небольшая помощь бизнесу никому не повредит. В этом заключается проблема восприятия ситуации на глобальном уровне.

Российско-азербайджанский певец и предприниматель Эмин Агаларов (сын Араза Агаларова), сыгравший, по словам Дональда Трампа-младшего, далеко не последнюю роль в пресловутой истории с вмешательством в выборы российской стороны, говорил по этому поводу о нынешнем президенте: «Он не забывает своих друзей». Когда Трамп объявил о запрете на въезд в Соединенные Штаты гражданам семи стран с преимущественно мусульманским населением, только невнимательный не заметил, что запрет не затрагивал такие государства, как Саудовская Аравия, Египет, Азербайджан и Объединенные Арабские Эмираты, — словом, все страны, где у империи Трампа до того момента были какие-либо дела. В мае прошлого года с официальным визитом в Белый дом прибыл премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили, и, если верить двоим бывшим бизнес-партнерам Дональда Трампа, президент США интересовался своим старым проектом в этой стране.

Иностранные арендаторы площадей Трампа в США могут нести с собой проблемы дипломатического толка, даже не имея при этом связей со своим правительством. К примеру, дом моды Gucci арендует торговые пространства в Trump Tower на Пятой авеню в Нью-Йорке и платит организации Трампа, по некоторым оценкам, $21 млн, больше, чем любой другой съемщик в портфеле президента. Такое положение не дает покоя итальянскому правительству, которое, по некоторым данным, расследует факт ухода компании от налогов в размере $1,5 млрд. В Gucci утверждают, что сотрудничают с властями должным образом и «убеждены» в законности всей своей коммерческой деятельности. Французская страховая корпорация AXA платит за аренду офиса в нью-йоркском небоскребе, где Трамп владеет долей 30%, около $41 млн в год. Согласно данным, обнародованным в минувшем ноябре, эта компания сотрудничает с иранскими предприятиями, что потенциально может подвести ее под санкции Вашингтона, — по усмотрению Дональда Трампа, разумеется, который по чистому совпадению ежегодно получает от AXA $12 млн. И этот список можно продолжать очень долго.

Несмотря на все это, президент Соединенных Штатов, кажется, совсем не считает, что продолжающиеся выплаты аренды от зарубежных организаций представляют собой какую-то проблему. Совсем даже наоборот. На пресс-конференции в январе 2017 года Шерри Диллон заявила: «В течение президентского срока Дональда Трампа никаких новых сделок с иностранными компаниями заключать не планируется». Очевидно, «сделками с иностранными компаниями» администрация президента называет исключительно проекты за пределами США, потому что спустя год без лишнего шума на паре зданий Трампа можно было увидеть вывески новых арендаторов: канадской сети магазинов спортивной одежды Lululemon и британской сети кафе с органическим меню Pret A Manger.

Проблемы президента

Совсем скоро ситуация может стать сложнее. Недалеко от нью-йоркского Trump Tower располагается Niketown, легендарный магазин спортивной одежды Nike. Компания осудила решение Трампа выйти из Транстихоокеанского партнерства и его позицию касательно протестов Национальной футбольной лиги, некоторые члены которой перед игрой слушают гимн стоя на одном колене, а затем объявила о том, что выезжает из здания грядущей весной, несмотря на то, что по контракту может арендовать здание еще несколько лет. Здание, имеющее порядка 6000 кв. м коммерческих площадей, ежегодно приносит владельцу приблизительно $13 млн, причем эта собственность принадлежит ему полностью. У любого, кто захочет арендовать недвижимость у президента, есть реальный шанс заключить сделку на абсолютно любую цену, и общественность не сможет узнать ни конкретные условия договора, ни хотя бы даже их соотношение со средними показателями по рынку.

Главная же проблема заключается в том, что всего этого скандала на $175 млн можно было бы избежать. Сразу же после избрания Трампа большинство посчитало, что он распродаст свои активы и займется самой почетной работой в своей жизни с чистыми руками. Так как его компания по сути состоит из активов и финансовых сделок, он мог бы без труда запустить процесс ликвидация бизнеса. Его легендарные башни по-прежнему носили бы его имя, а когда его президентский срок подошел бы к концу, он с такой же легкостью взял бы свои деньги и снова приобрел бы активы и использовал приобретенный политический авторитет для заключения еще более выгодных лицензионных соглашений. Вскоре после выборов Дональд Трамп опубликовал твит следующего содержания: «Уже готовятся необходимые документы, по которым я выйду из бизнеса окончательно. Президентство намного важнее!»

Под «окончательным выходом» глава Соединенных Штатов имел в виду передачу управления делами своим сыновьям, оставляя за собой полноправное владение всем и вся, а также распоряжение доходами. В число этих «дел» входит и медиаимперия Руперта Мердока, который платит президенту около $50 000 в год за аренду антенны на вершине нью-йоркского небоскреба и владеет широким рядом активов, как, например, газета New York Post, основанная человеком, который предвидел все неурядицы еще два столетия тому назад, первым министром финансов США Александром Гамильтоном.

Перевод Антона Бундина

Новости партнеров