Нездоровая атмосфера: к чему приведет запрет на импорт лекарств из США
Фото Getty Images

Нездоровая атмосфера: к чему приведет запрет на импорт лекарств из США

Виктор Дмитриев Forbes Contributor
Фото Getty Images
В Россию ввозят американские лекарства на сумму около 82 млрд рублей в год. Совокупная стоимость препаратов, которые не имеют аналогов, составляет 37 млрд рублей. Российская индустрия не в состоянии производить такие лекарства

Законопроект «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и (или) иных иностранных государств», внесенный руководителями всех фракций Госдумы и ее спикером Вячеславом Володиным, предусматривает ограничительные меры в отношении товаров США. В частности, проект может ограничить поставку лекарств из этих стран.

Прежде всего нужно дождаться окончательного текста документа: многое будет зависеть от итоговых формулировок. В нынешней редакции запрет не распространяется на лекарства, аналоги которых не производят в России или других странах — например, в Индии или Китае.

Таким образом, азиатские компании могут оказаться главными выгодоприобретателями российских контрсанкций.

Если говорить подробнее о безаналоговых средствах, то речь идет об оригинальных препаратах для лечения ВИЧ, онко- и орфанных заболеваний. Эти препараты не производятся в России и запрещать их ввоз в страну Госдума пока не планирует. Сейчас из США в Россию поставляется 1019 лекарственных препаратов из США, из них 90 наименований не имеют аналогов. Оставшиеся 929 препаратов имеют аналоги и производятся либо в России, либо в других странах, которые не вводили санкции. Кроме того, в России есть собственные уникальные препараты, не имеющие аналогов в мире; в их числе 27 онкологических лекарственных средств.

Детали в цифрах

Если речь идет о том, что российские власти перекроют кислород только тем препаратам, которые производятся на территории США и их союзников, то, на мой взгляд, нам это ничем не грозит. По оценке аналитической компании RNC Pharma, в Россию ввозятся американские лекарства на сумму около 82 млрд рублей в год, из них на 45 млрд рублей импортируют препараты, имеющие аналоги. Таким образом, после введения санкций трансграничный рынок сожмется до 37 млрд рублей.

Суммарно в 2017 году в Россию импортировали лекарства на сумму 621 млрд рублей, сообщает RNC Pharma. Практически 85% от этой суммы приходится на поставки готовых лекарственных средств. Ключевым торговым партнером для России в отношении поставок из-за рубежа является Германия, откуда ввезли 22,8% всего денежного объема препаратов, поставлявшихся в Россию. Из Германии импортируется как продукция собственно немецких производителей, таких как Boehringer Ingelheim или Bayer Healthcare, так и препараты, принадлежащие французским, американским и другим компаниям, чьи предприятия функционируют на территории страны (в частности, предприятия Sanofi во Франкфурте-на-Майне или Pfizer во Фрайбурге). Вторая строчка у компаний из Франции, но объем поставок здесь почти в 2,5 раза меньше.

Как отмечает аналитическая компания RNC Pharma, ввоз готовых лекарств из Великобритании в Россию в 2017 году увеличился на 26%. Здесь отличились компания Reckitt Benckiser (+40%) за счет роста поставок таких популярных препаратов Nurofen и Strepsils. На 32% выросли результаты The Procter & Gamble Company. Замыкает пятерку лидеров-импортеров Швейцария: по данным RuStata, импорт фармацевтической продукции из этой страны составил $1,02 млрд.

Без оглядки на Европу

Производство лекарственных препаратов по принципу полного цикла в России интенсивно растет. На сайте Минпромторга России указано, что за 20 лет с 1992 года выпуск в России субстанций сократился в 18 раз, а начиная с 2012 года отечественная индустрия, напротив, увеличила объем производства субстанций на 87%. Отчасти благодаря этому ввоз в страну импортных аналогов, согласно расчетам DSM Group, уменьшился на 5%.

При этом важно понимать, что сейчас большинство американских фармацевтических производителей — транснациональные компании. Они владеют производственными подразделениями в нескольких странах, а значит, юридически американскую продукцию мы можем получать и из других стран, что не противоречит закону. Иными словами, в ситуации с импортом американских лекарств и медицинских изделий мы можем столкнуться с тем же, с чем столкнулось сельское хозяйство несколько лет назад: ввоз в Россию вроде бы запрещен, но фактически санкционные товары все равно можно достать.

С другой стороны, если поправки коснутся и самих производителей без привязки к территории, то проблемы могу возникнуть уже у российской стороны. К примеру, недавно в Белгородской области открылась новая производственная линия крупной американской компании. Получается, что, исходя из поправок, ее нужно сворачивать, а это повлечет за собой прямые финансовые потери для российского бизнеса.

Если рассматривать ситуацию в целом, то, по большому счету, в России уже воспроизвели то, что нужно населению в повседневной жизни на 100%, а у страны достаточно площадок для реализации новых проектов. У российских игроков налажены хорошие связи с Индией и Китаем, а сегодня это основные лидеры по производству фармсубстанций.

В исследовании компании GlobalData говорится, что индийский фармацевтический рынок, оценивавшийся в 2016 году в $20 млрд, к 2020 году возрастет в несколько раз. А фармацевтическая промышленность Китая на сегодняшний день обладает наибольшими производственными мощностями в мире: там производится более 4500 западных лекарственных препаратов в 60 лекарственных формах. По данным аналитического агентства DSM Group, Китай занимает первые места по поставкам субстанций в Россию в натуральном (60,7% от общего импорта) и денежном (27,1%) выражениях.

Медицинский туризм

За последнее время в России стало меньше людей, которые уезжают лечиться за границу. Я не думаю, что вводимые ограничения подтолкнут россиян пользоваться этим направлением туризма. По статистике, выезжающих из страны по турпутевкам не более 10–15%, из них медицинским туризмом пользуются лишь 10% из этих 10%. Как отмечает Ассоциация медицинского туризма России, если в 2015 году число выездных медицинских туристов доходило до 100 000, то в 2016 году их число составило 60 000–70 000, а в 2017 году упало до 50 000 человек. При этом основные страны, куда едут туристы за медицинскими услугами, это не США, а Израиль и Германия, причем Израиль в большей степени.

Это могло бы стать отличным поводом для развития медицинского туризма в другие страны, дружественные России, например в Сербию. Там есть возможность вести расчеты в рублях, исторически хороший уровень медицины и прекрасные климатические условия. Сербия славится уровнем оказания медицинских услуг в травматологии и ортопедии. Почему бы в сложившейся ситуации не попытаться развить это перспективное направление?

В последнее время мы видим и обратный процесс: в Россию приезжают лечиться из-за рубежа. Не меньше 20 000 официальных медицинских туристов получила Россия за 2017 год. В первую очередь турпоток генерируют страны Юго-Восточной Азии и Китай: число туристов из этих регионов более чем удвоилось. Еще одна интересная тенденция — рост внутреннего медицинского туризма на 35% за год. За первую половину 2017 года в России оказалось почти 8 млн человек, путешествовавших по стране с целью медицинского туризма.

Наконец, необходимо помнить, что Россия входит в Евразийский экономический союз, где предполагается свободное обращение лекарств. Вводимые ограничения, возможно, подтолкнут «челноков» активнее действовать — например, тех, кто под видом лекарств для собственного применения ввозит медицинские средства «в чемоданах» для аптечных сетей. Нельзя исключить того, что они поедут в те страны, куда еще можно ввозить лекарства «чемоданами» (например, в Кыргызстан), а уже оттуда местный игрок сможет более мелкими партиями развозить товар в другие страны, в том числе в Россию. Этот момент сделает думские контрсанкции еще менее эффективными.

Новости партнеров