Все только начинается. Сценарии развития бархатной революции в Армении
Фото Gleb Garanich / Reuters

Все только начинается. Сценарии развития бархатной революции в Армении

Арег Галстян Forbes Contributor
Фото Gleb Garanich / Reuters
Отставка премьер-министра Армении Сержа Саргсяна запустила непредсказуемый процесс перехода власти. Независимо от того, кто получит высшие посты в Ереване, стране придется решать накопившиеся вопросы в отношениях с Россией, Азербайджаном и другими соседями

Внутриполитический кризис в Армении набирает обороты, включая в процесс новых акторов и игроков. Буквально на днях в страну прибыли известные российские меценаты армянского происхождения Самвел Карапетян и Рубен Варданян. Они провели ряд встреч, в том числе с временно исполняющим обязанности Кареном Карапетяном, который в широких армянских аналитических и общественных кругах воспринимается как агент российских интересов. Согласно сообщениям СМИ, миллиардеры, имеющие свои финансовые и политические интересы в Армении, обсуждали сложившийся кризис и возможные сценарии его урегулирования. Напомню, что Карен Карапетян был назначен премьер-министром в наиболее сложный период, когда антирейтинги правящей Республиканской партии били все рекорды. Помимо социально-экономических проблем остро встал вопрос безопасности после «Четырехдневной войны», когда люди увидели реальное материально-техническое состояние армии — одного из важнейших институтов страны.

В тот момент Карапетян, по сути, спас партию и правящую элиту от полнейшего краха и настроил общество к началу серьезных системных реформ. Многие влиятельные армянские бизнесмены из Диаспоры оказали ему поддержку, заявив о готовности инвестировать в экономику республики значительные суммы. Однако никаких реальных изменений в стране не произошло. Более того, для Карена Карапетяна удержание власти стало идеей фикс. Исход, при котором он оставался бы у власти, вполне устраивал многих представителей диаспоральных бизнес-элит. Они видели в нем потенциального проводника своих интересов, через которого можно получить доступ к реальной власти в стране. Сегодня, находясь в статусе временного главы правительства, Карапетян пытается ухватиться за любую возможность сохранить власть. Однако успех подобного сценария маловероятен, так как у него нет конституционных полномочий в отношении силового блока, без поддержки которого получить ее невозможно. В подобной ситуации законы власти создают большой соблазн обойти законы государства, что может привести к непредсказуемым последствиям.

Как работает армянская политика

Феодально-олигархический строй определяет правила взаимоотношений между властью и народом, порождая глубокую пропасть вместо взаимопонимания. Государственное функционирование обеспечивается за счет формальных и неформальных договоренностей между ключевыми внутренними группами (олигархи, военные) с внешними силами: Россией как гаранта военной безопасности, коллективным Западом, основным финансовым кредитором, и Ираном, имеющим не только геополитические и экономические, но и глубокие исторические и цивилизационные интересы в Армении. На основе баланса этих внутренних и внешних факторов созданы сегодняшние армянские политические реалии.

Происходящая прямо сейчас «бархатная революция» стала следствием слома доверия к условным элитам. Последние 20 лет эти элиты занимались исключительно процедурой воспроизводства власти, игнорируя огромный дисбаланс в обществе. Многие эксперты уверены, что именно стихийность народного протеста привела к реализации главного требования — отставке Сержа Саргсяна. Сегодня Никол Пашинян — неформальный лидер протеста — требует очистить армянское политическое поле от остатков Республиканской партии Армении (РПА). Он понимает неписаные законы революции, потому стремится выжать максимум, пока народ находится в горячем состоянии («горячая эйфория» по Ленину).

Сложная иерархия интересов служит серьезным тормозом для революционного пыла. Сейчас никто не знает, что происходит в разных властных и протестных кабинетах. Каждая из сторон использует технологии дезинформации, применяя все возможные средства — социальные сети, лояльные СМИ и сарафанное радио, которое работает крайне эффективно в маленьком армянском обществе. Иностранные дипломаты проводят встречи, делая заявления, которые каждая из сторон интерпретирует в свою пользу. В сложившейся ситуации необходимо понять среднесрочные и долгосрочные последствия основного сценария.

Вероятнее всего, Никол Пашинян окажется во главе временного правительства и даст старт процедуре досрочных парламентских выборов. С точки зрения революционных законов есть два варианта развития: удержание власти с соблазном последующей узурпации либо политический консенсус с другими силами и получение места в будущей системе управления.

Сегодня у Пашиняна имеется народная поддержка, которую можно в конечном итоге превратить в электоральный капитал и вывести свой малочисленный оппозиционный блок в одну из лидирующих партий страны. Однако такой сценарий был бы справедливым для стран с оформленной стратегической политической культурой. В случае с Арменией важную роль играют субъективные факторы (здесь голосуют за личности, а не программы) и технологии (деньги, СМИ, агенты влияния). Пашинян понимает эти реалии и идет по пути наименьшего сопротивления. Политическую поддержку он получит от партии «Процветающая Армения», которую возглавляет крупный феодал-олигарх Гагик Царукян.

В подобной ситуации мы можем стать свидетелями того, как срабатывает другой закон революции: идет смена картинки (с Саргсяна и РПА), но сохраняется политическая сущность (идет сближение с другими олигархами и феодалами). Индикатором этого может стать возможная поддержка представителей правящего режима новой модели управления. Люди системы, стремящиеся сохранить свои материальные блага и властные полномочия, станут открыто выражать свою лояльность новым лидерам, сменив лишь политическую обертку.

Другая проблема — поиск источников финансирования. Романтика и революционные идеи могут быть краткосрочным мотором изменений, ведь совершенно ясно, что собирать народ на улицах из-за каждодневных проблем невозможно. Для эффективной работы в долгосрочной перспективе необходимы большие деньги, которые обеспечат доступ к политическим технологиям. Пока сложно сказать, кто станет таким донором, но бывшие члены системы, стремящиеся влиться в новые реалии, могут стать таковыми.

Сложности внешней политики

Никол Пашинян — политическая фигура, способная руководить процессами внутри страны. По своим заявлениям, поведению и игре это ярко выраженный «политический лис». Однако геополитическое положение Армении требует иного лидера во внешней политике — «политического льва».

Страна стоит перед серьезными внешними вызовами и угрозами, главная из которых — неурегулированный карабахский конфликт. Официальный Баку четко обозначил свою позицию о необходимости возвращения «оккупированных территорий» и активно лоббирует этот вопрос разными способами. В свою очередь, армянская сторона, лишенная стратегического видения, пытается совершать тактические маневры с целью выиграть время. Подобная динамика привела к тому, что Ереван потерял статус переговорщика с преимущественной позицией (победитель в войне) и превратился в одну из сторон конфликта, которая вынуждена пойти на уступки.

В сложившихся условиях страна объективно нуждается в национальном лидере, способном вести серьезную политическую игру с Россией, США, ЕС и региональными силами (в первую очередь с Ираном). Будучи тактиком, Никол делал активные реверансы в сторону России, говоря, что евразийское направление останется приоритетом. Главная ошибка заключалась в том, что европейское и американское направления были названы между делом, в то время как российское имело явно подчеркнутое значение.

Конечно, Пашинян понимал, что для прихода к власти в стране-члене ОДКБ, где находится 102-я российская военная база, необходимо как минимум достичь политического взаимопонимания с Москвой. Скорее всего, длительное молчание американцев и дальнейшие шаблонные и неоднозначные заявления были связаны с тем, что Вашингтон пытался понять для себя, что все-таки происходит в стране — революция против системы (и тогда «Процветающая Армения» и евразийская повестка довольно противоречивы) или революция смены политической картинки (Республиканская партия).

В целом подобный сценарий можно рассматривать как объективное неформальное подписание закрытого политического перемирия между революцией и новой системой, которая в среднесрочной перспективе будет состоять из представителей феодально-олигархической системы. Это связано с тем, что подобная политическая среда взращивалась на протяжении 25 лет, и найти сегодня нужное число несистемных кадров просто невозможно. Сложно сказать, как долго продержится иммунитет, в котором количество новых клеток будет явно меньше старых.

Другой возможный сценарий заключается в том, что старая элита может объединить силы и дать отпор. Сегодня перед ними стоит острый вопрос гарантий личной безопасности, и пока эта проблема актуальна, борьба прежних лидеров не может считаться завершенной. В подобной ситуации успех будет во многом зависеть от аргументов, которые смогут привести лидеры «раненной системы» основным внешним силам. В любом случае все только начинается, и молодому армянскому государству предстоит пройти через все постреволюционные этапы и барьеры, многие из которых смертельно опасны. Успешность будущего национального строительства будет зависеть от профессионального и хладнокровного подхода.

Новости партнеров