Без права на ошибку. Каковы шансы «Кортежа» на мировом рынке люксовых авто
Фото Сергея Гунеева / ТАСС

Без права на ошибку. Каковы шансы «Кортежа» на мировом рынке люксовых авто

Вагиф Бикулов Forbes Contributor
Фото Сергея Гунеева / ТАСС
Автомобиль, над которым работали на протяжении шести лет, был представлен широкой публике во время инаугурации Владимира Путина. Промоушен от главы государства обеспечил марке известность, что, впрочем, еще не гарантирует успеха — ни в России, ни тем более за рубежом

Разговоры о необходимости создания российского лимузина для президента циркулировали в отрасли давно и имели под собой весомые обоснования: передвижение первого лица государства на немецком автомобиле Mercedes Pullman считали непатриотичным, а автомобили ЗИЛ и ГАЗ для советской партийной элиты находили устаревшими.

Таким образом, появился проект «Кортеж», реализуемый силами «Ростехнологий» и НАМИ, целью которого стала разработка нового семейства автомобилей на единой модульной платформе (ЕМП). Помимо презентованного 7 мая Senat Limousine в рамках проекта также планируется выпуск минивэна и внедорожника, они должны появиться в сентябре этого года. В широкую продажу вся линейка Aurus, по словам главы Минпромторга Дениса Мантурова, поступит в первом квартале 2019 года.

Покорить Россию

Сильной стороной Aurus станет то, что на рынок выйдут машины фактически президентского парка — модели автомобилей для официальных выездов глав США, КНР, королевы Великобритании и императора Японии не представлены в широкой продаже. Проект «Кортеж» изначально создавали для коммерческой реализации в премиум- и люкс-сегментах. Основными конкурентами седана российский министр промышленности и торговли назвал Rolls Royce, Bentley и Mercedes S-класса. При этом стоимость отечественной машины будет начинаться от 10 млн рублей, что делает авто дешевле Rolls Royce и Bentley, но дороже базовой модели представительского Mercedes S-класса.

Завоевать место под солнцем люкс-сегмента автомобильной отрасли и реализовать коммерческий потенциал Aurus будет непросто даже внутри страны. На текущий момент в России в ценовом сегменте проекта продается не более 5000 автомобилей в год; госзакупки не превышают 5% как в количественном, так и в денежном выражении. При этом дилерская сеть конкурентов Aurus насчитывает от 2 до 50 дилеров по стране в зависимости от марки. Словом, конкуренция достаточно высока, особенно для самых распространенных в люксовом сегменте моделей — седана и внедорожника.

Успех их реализации будет в основном зависеть от того, насколько активно будет достигаться цель по обеспечению доли рынка; смогут ли седаны и внедорожники «Кортежа» получать соответствующие инвестиции, особенно с учетом того, что с увеличением доли на каждые 10% дальнейшие инвестиции для экспансии рынка кратно увеличиваются.

Крайне интересно будет наблюдать за судьбой минивэна Aurus, ведь аналогов в сегменте люкс на данный момент просто не существует. Различные доработанные модели на базе американских и европейских минивэнов нельзя всерьез рассматривать как полноценных конкурентов. Возможно, именно этот сегмент Aurus удастся завоевать с ходу.

Для обеспечения успешной репрезентативности всех моделей Aurus необходимы сильные партнеры в России, готовые обеспечить аналогичную конкурентам по уровню профессионализма и географическому охвату, качеству и стандартам обслуживания дилерскую сеть. Предстоящая работа огромна, и проект пока еще в начале пути, однако интерес со стороны сообщества отечественных автомобильных дилеров безусловно есть.

Второго шанса не будет

Россия не входит даже в пятерку крупнейших рынков в сегменте массового люкса. Поэтому говорить об окупаемости Aurus можно будет лишь при успешном выходе на зарубежные рынки. Было заявлено, что поставки планируются в Китай, на Ближний Восток и в Юго-Восточную Азию. Рынки сбыта выбраны правильно — именно эти регионы сегодня являются крупнейшими потребителями автомобилей сегмента премиум и люкс. Но именно там конкуренция с производителями, имеющими долголетние партнерские отношения с дилерами, ведущими значительную маркетинговую активность, обладающими знанием лояльных клиентов, будет наиболее жесткой. Об этом нужно помнить, потому что второй раз начать с чистого листа у Aurus не получится.

Так что ответ на самый важный вопрос, будет ли Aurus сопутствовать успех на зарубежных рынках, пока что висит в воздухе. По крайней мере, до тех пор, пока не анонсирована стратегия марки: основы работы с дилерской сетью, ценовая политика на базовые версии, список и цены дополнительного оборудования, маркетинговые инвестиции, сроки и объемы поставок, возможности индивидуализации, сервисное обслуживание и т. д.

Дилерские сети конкурентов насчитывают только в Европе более ста предприятий с клиентской базой и огромным накопленным опытом работы с покупателями люксовых автомобилей. Что касается стратегии марки, то она должна учитывать специфику регионов: если европейский рынок таких машин крайне консервативен, то североамериканский, наоборот, демократичный, но обольщаться не стоит: за счет этого конкуренция между марками — европейскими, японскими — там просто колоссальная. Да, подвинуть «исторические» премиальные бренды вполне возможно (тому пример — марка Lexus, появившаяся в 1989 году), но для этого качество машин (это не только отказоустойчивость, но и современные опции безопасности и инфотейнмента) и качество сервиса (сроки и стоимость обслуживания) должны быть на уровне ведущих марок.

Хороший шанс для Aurus — постепенная электрификация люкс-сегмента. В этом отношении российский «выскочка» и европейские старожилы находятся в одной лодке: готовых электрокаров класса люкс пока что немного. Aurus — гибрид, и, как заявляют производители, он может стать чистым электрокаром. Если в Лондоне запретят въезд бензиновых автомобилей в центр города (об этом все чаще заходит речь), это, как ни странно, значительно изменит спрос в люкс-сегменте во всем мире. И выиграют уже адаптированные к таким требованиям марки и модели. «Кортеж» может оказаться в их числе — на улицах Лондона и других мировых столиц.

Новости партнеров