Игра номер один. Как футбол победил остальные виды спорта
Фото Christian Hartmann / Reuters

Игра номер один. Как футбол победил остальные виды спорта

Максим Артемьев Forbes Contributor
Фото Christian Hartmann / Reuters
Что помогло футболу стать самой востребованной игрой на планете и почему он никогда не добьется подобного статуса в Соединенных Штатах

В современности только два спортивных события резко выдаются изо всех остальных: это Олимпийские игры и чемпионат мира по футболу. По предварительным подсчетам, зимняя Олимпиада-2018 в Корее обошлась в $12,9 млрд, а проходящий сейчас в России футбольный турнир — в $11,8 млрд. ФИФА ожидает от ЧМ-2018 $6,1 млрд дохода, тогда как доход Международного олимпийского комитета (МОК) от летних игр в Лондоне 2012 года составил $5,2 млрд.

По оценкам ФИФА, чемпионат-2018 посмотрит 3,4 млрд зрителей. Лондонскую Олимпиаду смотрели около 3,6 млрд человек. При этом в программу Олимпийских игр входит несколько десятков видов состязаний, одним из которых является футбол. Другие виды спорта могут только мечтать о подобной аудитории.

Почему футбол стал популярным

Как ни странно, одной из причин востребованности футбола стал оптимальный размер игрового поля. Габариты в 105 на 65 метров предоставляют большой и удобный обзор и для телезрителей, и для болельщиков на трибунах, а удобная конфигурация простого прямоугольника позволяет вместить максимальное количество зрителей без ущерба для обзорности.

Размеры поля также обуславливают сравнительно неспешный темп игры. Это позволяет болельщикам хорошо рассмотреть комбинации на поле, развертывания атак и все остальные элементы матчей. Здесь нет стремительной моментальности хоккея, когда неподготовленные зрители не успевают разобраться в тонкостях нападения, быстрой передачи шайбы и передвижениях игроков. Да и маленькую шайбу не разглядеть по сравнению с большим мячом.

К тому же мяч все время оказывается на виду — его не держат в руках как в американском футболе или регби. Траектории полета куда разнообразнее и дольше, чем в баскетболе или волейболе. Это обеспечивает футболу эффектную картинку на телеэкране, будь то введение в игру мяча вратарем или розыгрыш штрафного.

Вторым фактором, который помогает футболу быть востребованным, оказалось количество игроков. По этому показателю футбол превосходит большинство других командных игр с мячом, что предполагает значительное разнообразие игровых ситуаций и комбинаций. При этом футболисты не создают «толкучку» как в американском футболе или регби. В отличие от бейсбола и крикета все игроки одновременно принимают участие в мачте, а не ожидают своей очереди в сторонке.

В-третьих, футбол сравнительно прост. Почти каждый зритель имеет минимальный собственный опыт игры: всякий хотя бы раз в жизни бил ногой по мячу. Игровой опыт позитивно влияет на просмотр игры — наблюдающему легче представить себя на месте игрока.

Просты не только правила, но и обустройство поля. Сделать подобие ворот можно из урн, рюкзаков или скамейки. Сымитировать баскетбольное кольцо или огромные ворота для американского футбола куда сложнее. К тому же при всей простоте правил футбол открывает возможность для множества комбинаций, в отличие, к примеру, от волейбола.

Наконец, рекордным рейтингам футбольных матчей помогает фиксированное время игры. Два тайма по 45 минут удобны для телевизионных показов: такая компоновка одновременно не слишком быстра и не затянута, а обязательный перерыв дает вещателям заработать на продаже рекламного времени.

В результате объективные характеристики игры (то есть сочетание простоты, зрелищности и удобства) делают футбол привлекательным для зрителя. Но есть еще и субъективные факторы, которые выводят футбол в ранг международной игры №1.

Что мешает другим видам спорта

Великобритания — родина не только промышленной революции, но и спорта. Эта страна породила множество спортивных дисциплин, которые стали популярными в XX веке. Оттуда родом футбол, крикет, лакросс, поло, регби и многие другие виды. Крикет оказался страшно популярным у себя на родине и в бывших британских колониях. В Индии, Пакистане, Шри-Ланке, Австралии и на островах Карибского моря крикет ценят намного выше футбола.

Однако внутри Англии крикет не стал столь же доходной игрой, как футбол. Здесь намного меньшие денежные обороты и меньшая совокупная аудитория. В списке 100 самых высокооплачиваемых спортсменов по версии Forbes трое из первой пятерки представляют футбол, а из игроков в крикет присутствует только один, и то на 83-м месте. Это Вират Коли из сборной Индии.

Футбол отодвинул в сторону своих конкурентов и превратился в глобальную силу на рубеже XIX-XX веков. С этого времени индустрия футбола работала на самоподдержание особого статуса этой игры.

Игроки из любителей превратились в профессионалов с доходами по $100 млн в год, клубы обзавелись миллиардными бюджетами. В прошлом году доход «Манчестер Юнайтед» («МЮ») достиг $737 млн, а оценочная стоимость британской команды достигла $3,7–4 млрд, сопоставимый масштаб демонстрируют испанские «Реал Мадрид» и «Барселона».

Отдельная индустрия сформировалась в отрасли сопровождения футбола: тренеры, врачи, спортивные массажисты и даже профильные журналисты смогли зарабатывать сотни тысяч долларов на любви публики к футболу.

Сейчас в мировом футболе крутятся сотни миллиардов долларов. Это и профессиональные клубы, и специализированные СМИ, и производители экипировки (детский труд в Пакистане по пошиву мячей — головная боль для правозащитников), и выпуск сувениров, и издание футбольной литературы, и строительство стадионов, и многое другое.

В настоящий момент ведущие клубы Европы по своему значению сопоставимы с крупными промышленными или финансовыми корпорациями: скажем, бренды Prada и Armani стоят дешевле «МЮ».

Работа президента клуба по своей сложности не уступает руководству крупным городом, холдингом или банком. Сейчас это не только покупка-продажа игроков и подбор тренера, но и работа сотен сотрудников, содержание стадиона и тренировочных баз, рекламные контракты, продажа коммерческих прав, транспортные вопросы, связи с общественностью, содержание футбольных школ, общение с фанатами и масса других аспектов.

В условиях, когда за спиной футбола стоит такая финансовая и маркетинговая мощь, у других видов спорта практически нет шансов в борьбе за массовую аудиторию.

Почему в США не любят футбол

На карте мира есть большое и важное исключение — США. Как известно, «классический» футбол, который в Америке называют соккером, не пользуется массовым спросом в Соединенных Штатах.

За последние двадцать лет главная футбольная лига США под названием MLS (Major League Soccer) достигла определенных успехов, но говорить о том, что футбол сравнялся с «большой четверкой», все-таки нельзя. «Большая четверка» — это самые популярные виды спорта в Соединенных Штатах: американский футбол, бейсбол, баскетбол и хоккей.

Впрочем, экономически хоккей резко уступает трем остальным играм по прибыльности, американский Forbes даже не включает его команды в список самых дорогих спортивных команд мира. А этот список очень показателен.

В числе первых пятидесяти клубов оказались 29 представителей американского футбола, в том числе самая дорогая спортивная команда на планете, «Далласские ковбои». Футбольных клубов в рейтинге только семь: четыре английских, два испанских и один немецкий. Остальное примерно поровну делят между собой баскетбол (исключительно американский) и бейсбол.

Прямо сейчас в мире спорта существуют две вселенные: США и остальной мир. Футбольных клубов на планете много, но они в массе своей «бедные»; клубов американского футбола немного, но они «богатые». Взаимоотношения между этим двумя мирами весьма своеобразные.

США до сих пор остаются «закрытыми» для футбола, который хотя и закрепился в стране после домашнего чемпионата мира 1994 года, но не способен потеснить старичков. По финансовым показателям соккер уступает даже хоккею.

На сегодняшний день средняя стоимость команд НХЛ составляет $594 млн, а максимальная (в случае с «Нью-Йоркскими Рейнджерами») достигает $1,5 млрд. В MLS средняя стоимость равна $223 млн, а самая высокая («Лос-Анджелес Гэлакси») — $315 млн.

С такими цифрами делать долгосрочные прогнозы о судьбе европейского футбола в Америке — дело ненадежное. В девяностых годах прошлого века даже приглашение знаменитого Пеле в нью-йоркский «Космос» не переломило отношения американцев к соккеру.

Джек Кемп, великий игрок в американский футбол, а впоследствии конгрессмен, как-то сказал, что этот спорт в наибольшей степени соответствует менталитету американцев как игра индивидуалистическая, в то время как европейский футбол — игра командная, а значит, социалистическая. Это была шутка, но шутка показательная.

Главное препятствие распространению футбола в Америке лежит в укоренившейся традиции. История и привычки Соединенных Штатов прочно впитали в себя важные атрибуты бейсбола и американского футбола. Они стали чем-то вроде эрзац-религии: объединяющим символом, который связывает разные поколения американцев.

Суперкубок NFL — самое популярное телешоу США, а просмотр матчей по американскому футболу уже более полувека считается частью традиции на ноябрьский День благодарения. Многие семьи, собирающиеся вместе по случаю праздника, не садятся за стол, пока не посмотрят главную игру. С таким культурным багажом американский футбол может не бояться конкуренции со стороны пришлого соккера.

Инерция и культура просмотра

Возникает логичный вопрос: почему остальной мир, который с середины XX века откровенно заимствует американские ценности и перенимает у США все от джинсов до джаза и кино, не проникся бейсболом и американским футболом? Баскетбол и хоккей хотя бы заняли некую узкую нишу, в то время как в два основных вида спорта США играют разве что в соседних Мексике, Канаде и на Кубе, а также в попавшей под влияние американцев Японии.

Думается, причины те же, что и в случае с крикетом. Бейсбол и американский футбол сложны в понимании: чтобы полноценно насладиться игрой, зрителям требуется разобраться во множестве тонкостей. Американцы смотрят матчи в силу того, что с детства погружены в игровую специфику.

Отстраненный наблюдатель мог бы сказать, что американский футбол по зрелищности уступает похожему на него регби. Никаких длительных проходов и сложных комбинаций; игрок пробежал метр, его повалили, снова метр, опять повалили. Бейсбол и вовсе кажется европейцам предельно занудным занятием: игроков выпускают по одному, у неподготовленных болельщиков не возникает ощущения всеобщего вовлечения.

Чтобы считывать рисунок игры, нужно видеть то, что незаметно на первый взгляд. Естественно, для американцев это не проблема. Они воспринимают тот же бейсбол не как шоу, а как важный ритуал единения с прежними поколениями и духом свободной Америки.

Сложившееся разделение ярко свидетельствует о том, что спортивный бизнес — предельно консервативная субстанция. Тенденции здесь закрепляются надолго, а привычки и вкусы зрителей меняются неохотно.

Бейсбол удалось имплантировать в Японию и на Кубу, но в одном случае это стало следствием военного поражения и оккупации, а во втором — той же оккупации и сильнейшего культурного доминирования. Даже по соседству с Кубой, в англоязычной Вест-Индии, крикет остается безусловным фаворитом.

Поэтому попытки пересадить на российскую почву то американский футбол, то бейсбол обречены на провал. Они требуют гигантских инвестиций в формирование соответствующей субкультуры. Следует признать: в обозримом будущем ничто не угрожает статусу футбола ни в России, ни в мире. Инерция обеспечит ему прочное первое место по зрительской аудитории.

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться