Нефть, рубль и кошелек: сколько заплатит потребитель за маневр правительства
Фото Vincent Mundy / Bloomberg via Getty Images

Нефть, рубль и кошелек: сколько заплатит потребитель за маневр правительства

Сергей Ежов Forbes Contributor
Фото Vincent Mundy / Bloomberg via Getty Images
Законопроекты о завершении налогового маневра в нефтяной отрасли приняты Госдумой в первом чтении, но работа над ними не закончена. Потребителям это будет стоить около 1 трлн рублей. Сможет ли изменение фискальных условий, помимо наполнения бюджета, помочь развитию отечественной нефтепереработки?

Необходимо выделить три составных части маневра: базовые параметры, дополнительные параметры и сглаживающий нагрузку (демпфирующий) механизм. Базовые параметры согласованы еще в мае, и их существенная корректировка не ожидается. Они включают поэтапную, в течение шести лет, отмену вывозных пошлин на нефть и нефтепродукты, повышение НДПИ на нефть и газовый конденсат на величину отменяемой пошлины и введение отрицательного акциза на нефть взамен таможенной субсидии для НПЗ.

Базовые параметры

Базовые параметры подобраны так, что эффект как для добычи, так и для переработки является нулевым. В проигрыше оказываются потребители и страны ЕАЭС. Для потребителей увеличиваются цены на нефтепродукты, особенно чувствительным оказывается рост цен на темные — всего на 6000 рублей на тонну за шесть лет при Urals $60 за баррель.

Общая величина потерь российских потребителей составит около 1 трлн рублей за время проведения маневра. Для стран ЕАЭС потери от отмены пошлин превысят 600 млрд рублей, но часть этой суммы будет возвращена за счет российского бюджета. Поэтому итоговый результат снизится до 250 млрд рублей.

Кто получит отрицательный акциз

Дополнительные параметры маневра до сих пор являются предметом обсуждения. Например, есть вопрос: какие НПЗ должны получить отрицательный акциз? Изначально одной из целей маневра было лишение субсидии простейших перегонных заводов — производителей суррогатов и экспортных полупродуктов. Сейчас переработка нефти на таких НПЗ составляет около 20% от российского показателя. Суммарные потери таких производств от прекращения субсидирования за шесть лет оценивались в 400 млрд рублей. Но было сделано послабление: в законопроект введена норма, по которой простейшие НПЗ все же получат отрицательный акциз при условии заключения инвестиционного соглашения или при попадании в санкционный список. Поэтому пострадают от маневра в основном небольшие независимые заводы. Их потери, по нашим оценкам, составят около 50 млрд рублей. Для прочих простейших НПЗ значительно возрастут риски. Если сегодня они получают таможенную субсидию автоматически, то теперь могут лишиться ее при нарушении инвестиционных соглашений или в случае снятия западных санкций.

Другим дополнительным параметром маневра является учет логистического фактора, который определяется разными затратами на экспорт нефти и нефтепродуктов. Существует несколько предложений, не вошедших в текущую версию законопроекта. Они предусматривают субсидии наиболее удаленным НПЗ — главным образом, сибирским. Также рассматриваются предложения по стимулированию модернизации НПЗ (выплаты при строительстве новых установок вторичной переработки) и по учету качества перерабатываемой нефти при налогообложении (выплаты при переработке более низкой по качеству нефти).

Как стабилизировать цены

Острый вопрос сегодня, как сдержать розничные цены на топливо при росте курса доллара и экспортных цен. В качестве оперативного решения в июне 2018 года были снижены акцизы, но чиновники не согласны использовать эту меру на регулярной основе. Вместо этого был предложен демпфирующий механизм в виде дополнительного слагаемого в формуле отрицательного акциза на нефть.

Слагаемое рассчитывается как объемы поставок бензина и дизтоплива на внутренний рынок, умноженные на разницу нетбэков и базовых цен на топливо. При благоприятной экспортной конъюнктуре бюджет будет осуществлять демпфирующие выплаты производителям, чтобы они не повышали цены на бензин и дизтопливо на АЗС. При низких европейских котировках, наоборот, компании будут платить в бюджет, но при этом они получат возможность не снижать цены на нефтепродукты на внутреннем рынке.

При $75 за баррель демпфирующие выплаты из бюджета составили бы 1,8 трлн рублей за шесть лет. При снижении котировок Urals ситуация меняется на противоположную. К примеру, при $40 за баррель потери компаний от демпфирующего механизма оцениваются в 2,3 трлн рублей, которые они должны компенсировать за счет потребителей. Демпфирующий механизм в таком виде несовершенен и вряд ли сможет решить системную проблему ручного регулирования розничных цен на топливо при рыночном регулировании оптовых.

Маневр без долгосрочной цели

Во всех вариантах маневра бюджет выигрывает, но величина этого выигрыша находится в широком диапазоне. Она может снизиться ниже 1 трлн рублей за шесть лет маневра, а может вырасти выше 3 трлн рублей. Это будет зависеть как от окончательных параметров маневра, так и от рыночной конъюнктуры и курса рубля.

Следует констатировать, что налоговый маневр направлен в основном на снижение субсидий потребителям, странам ЕАЭС и простейшим НПЗ. Целевой сценарий Генеральной схемы развития нефтяной отрасли (2011 год) предполагал, что переработка сократится до уровня 220 млн т, достаточного для обеспечения внутреннего рынка с учетом модернизации. Сегодня она составляет около 280 млн т, а к 2024 году может достичь 320 млн т. Основная часть модернизации направлена на производство и экспорт дизтоплива. Это приведет к падению цен на стагнирующем европейском рынке, а поддержание завышенного объема переработки — к увеличению субсидий из бюджета. К сожалению, завершение маневра решает преимущественно текущие фискальные задачи, целевое видение перерабатывающей отрасли у государства отсутствует.

Новости партнеров