Безжалостная система. Чего боялся Трамп в переговорах с Путиным
Фото Pablo Martinez Monsivais / AP / TASS

Безжалостная система. Чего боялся Трамп в переговорах с Путиным

Максим Артемьев Forbes Contributor
Фото Pablo Martinez Monsivais / AP / TASS
Если Дональд Трамп окажется достаточно сильным лидером, он сможет проявить дальнейшую инициативу и уже выходить на более предметный разговор с Россией с конкретными договоренностями

Хельсинский саммит стал для Владимира Путина завершением ударной дипломатической работы на чемпионате мира по футболу. Неудивительно, что он прибыл в Финляндию с хорошим настроением — заминка с зонтом и выходка Pussy Riot не могли испортить общего впечатления. Дональд Трамп начал общение с поздравления «с очень успешным чемпионатом мира, одним из лучших когда-либо». Причем об этом же он написал в своем твиттере накануне.

В том же твиттере Трамп написал и более важную вещь — в духе черного юмора, и при том неполиткорректного: «К сожалению, неважно, как хорошо я проведу встречу, даже если получу великий город Москву в возмещение всех грехов и зол, совершенных Россией за эти годы, я встречу критику, что это было недостаточно хорошо, что я должен был получить еще и Санкт-Петербург в придачу! Большинство наших СМИ — действительно враги народа, и все они — демократы». В другом твите он написал: «Наши отношения с Россией никогда не были хуже, благодаря многим годам глупости и тупости США, а сейчас и разжигаемой охоты на ведьм».

Этим Трамп показал свой настрой перед встречей — ясное и трезвое понимание того, что отношения с Россией требуют экстренного улучшения и что нет никаких объективных причин для их пребывания на нынешней нижайшей точке.

Одновременно он продемонстрировал осознание того, что отношения с Москвой сейчас являются заложниками внутриамериканской политики, а конкретно — разбирательств по поводу предполагаемого «российского вмешательства» в выборы.

Американский президент находится под двойным давлением: с одной стороны, надо налаживать контакт с Владимиром Путиным, с другой — не показаться зависимым от него лидером. Последнее важно не только внутри Америки, но и для ряда европейских стран, в первую очередь восточноевропейских. О необходимости проявлять в отношении России единство и силу Трамп говорил накануне в Лондоне на переговорах с Терезой Мэй.

Когда Трамп встречался в Сингапуре с Ким Чен Ыном, на него не было такого давления: в целом в США большинство политиков поддерживают курс на диалог с Пхеньяном, и с северокорейским лидером все ясно — слишком различны весовые категории.

В случае же с Путиным и Россией все гораздо сложнее: оценки противоположны и эмоции зашкаливают. Противники Трампа, если суммировать их позиции, опасаются, что он пойдет на неоправданные уступки российскому президенту, забудет «политику ценностей», а будучи избранным на свой пост «с помощью России», легко уязвим для манипуляций.

Так что основной оппонент Трампа в Хельсинки находился не за столом переговоров напротив него, а в Вашингтоне или по крайней мере среди журналистского корпуса.

Переговоры с глазу на глаза прошли даже на сорок минут больше, чем предусматривал протокол. Но не стоит придавать этому большого значения — подобные встречи всегда планируются с запасом. На итоговой пресс-конференции сенсаций не прозвучало. Оба лидера сказали примерно то, что от них и ожидали услышать: о необходимости нормализации отношений, о нахождении точек сотрудничества (Сирия). Путин отрицал российское вмешательство в выборы в Америке. А Трамп настаивал на том, что демократы проиграли, потому что слабо выступили.

Американская политическая система безжалостна. Она беспощадно уничтожила Ричарда Никсона, несмотря на все его успехи по установлению нормальных отношений с Китаем и СССР. И сегодня ни журналистов, ни прокуроров не интересуют конкретные договоренности (а их не могло быть, нынешний саммит — это просто ознакомительная встреча, состоявшаяся, увы, лишь через полтора года после вхождения в Белый дом Трампа). Если скандал с «вмешательством» получит развитие, Трампу грозят самые тяжелые последствия. Можно сказать, что тень от этого разбирательства нависала над переговорщиками в Хельсинки и отравляла им всю радость от встречи. Следует понимать, что если будет что-то доказано или установлено, Путин также столкнется с новой порцией санкций и ограничений.

Значение встречи в Хельсинки чисто символическое. Оно показывает, что, несмотря на разногласия, окончательного разрыва между двумя ядерными державами не происходит, что они обе заинтересованы в диалоге. Теперь надо следить за дальнейшим развитием событий. Если Дональд Трамп окажется достаточно сильным лидером и выдержит нынешний натиск, он сможет проявить дальнейшую инициативу и уже выходить на более предметный разговор с Россией. И тогда откроется широкое поле для взаимных компромиссов и уступок. Но даже в этом случае для России будут оставаться «красные линии», например Крым, за которые она никогда не зайдет. Если нет, то нынешняя встреча останется в истории как рядовое событие.

Повод для сдержанного оптимизма дает лишь то, что отношения двух стран находятся на такой низкой точке, что трудно представить себе их значительное ухудшение.

Новости партнеров